Кукла

Ящик не пролезал в дверь, а Света категорически не желала, чтобы его открывали при посторонних. Сергей Аркадьевич злился и нервничал, рабочие недоумённо пожимали плечами. В конце концов, Сергей решил, что управится один, расплатился с работягами, и потом полчаса проваландался с топориком и гвоздодёром, распаковывая груз. Когда ему, наконец, удалось разобрать заднюю стенку ящика, некстати появился охранник с этажа, и загорелся желанием помочь господину Гришковцу. Получив законный отлуп, охранник сделал обиженное лицо, но сменил гнев на милость, когда Сергей попросил его зайти минут через десять с уборщиком убрать остатки ящика, и получить по такому случаю тридцатник грина на пропой души.

Когда довольный охранник удалился, Сергей, пыхтя, стал вытаскивать из ящика пакеты и коробки. Особенно тяжёлой оказалась передняя часть корпуса... он еле дотащил её до прихожей. В отдельных коробках лежали ноги. Три разных хвоста — длинный чёрный, пышный с кудряшками рыжий, и короткий белый — лежали, запаянные в целлофан, вместе с накладными гривами. Оборудование, укрепляемое внутри крупа, покоилось в пластмассовой скорлупе, напоминающей по форме яйцо, а в длинном бумажном пакете Сергей обнаружил инструкции на пятнадцати языках, включая польский и японский. Русского не было, но у Сергея даже в школе по инглишу всегда была пятёрка.

Сборка заняла три с лишним часа. Конечно, можно было бы вызвать магазинного мастера, который управился бы с делом за двадцать минут, но Сергей хотел сам разобраться в оборудовании. Он любил во всём разбираться самостоятельно.

Механика оказалась довольно сложной, особенно балансировка крупа... два сервомотора в ягодицах работали не в параллель, и, пока Гришковец не разобрался с приводом, круп при движении начинал дрожать и подёргиваться. Полости внутри пластмассовой мошонки были уже заправлены раствором, так что его пришлось вылить и залить новую порцию, с добавками. Шкура натянулась неожиданно легко, зато с головой пришлось повозиться... пластмассовый череп никак не входил в пазы.

Наконец, голова с лёгким щелчком встала на место.

Сергей отошёл, чтобы полюбоваться на дело рук своих. На полу стоял красивый пони с ухоженной шёрсткой и длинной рыжей гривой. Рыжий хвостик задорно задран, демонстрируя латексную вагину, блестящую от силикагеля. Кукла была двуполой... под брюхом находился резиновый мешочек, из которого кокетливо выглядывал кончик искусственного пениса очень приличного размера. Тонкий чёрный шнур выходил из-под левого заднего копыта, и, змеясь, уползал под диван, к розетке.

Сергей включил куклу, надавив ей на левый глаз. Симпатичный коняшка вздрогнул, внутри него что-то негромко загудело. Гришковец, взяв пульт, стал настраивать рабочие параметры — температуру искусственной вагины, рабочую длину члена, и прочие мелочи, от которых зависит удовольствие.

Он даже не заметил, как вошла Светлана.

 — Ой, какая прелесть! — тут же закричала жена и бросилась обнимать куклу. Потом, спохватившись, она повисла на шее у Серёжи. После чего, послав ему воздушный поцелуй, скрылась в ванной комнате, где тут же открыла краны и стала шумно мыться... ей явно не терпелось опробовать покупку на деле.

... Света перестала жить с Сергеем год назад — как раз, когда дела наконец-то пошли в гору. К сожалению, между господином Гришковцом и полумиллионом долларов стоял неприятный эпизод с кредиторами, из-за которого его относительно счастливая семейная жизнь кончилась.

Сам Сергей Аркадьевич успел вовремя сделать ноги. Так что Рустику и его архаровцам досталась только его супруга. Вряд ли они оставили бы её в живых — но перед тем, как пытать и убивать, они, разумеется, захотели оттянуться по полной. Когда Сергей вместе с людьми Ахмета ворвались в квартиру, его благоверную вовсю пользовали — неизвестно по которому разу.

Взять их оказалось несложно... Ахмет был профи в этих делах.

Член Рустика Сергей собрался было отрезать сам, вяло удивившись при этом, до чего же быстро пропадает эрекция у перепуганного мужчины. Тот кусочек съёжившейся плоти, который трепыхался между ног у бывшего друга и компаньона, ничем не напоминал огромный шланг, который вот только что шуровал в разорванном влагалище его жены. Однако, хорошо разбирающийся в таких делах Ахмет взял дело в свои руки... натуго перетянул мужское достоинство у основания леской, и через несколько минут огромный, сизый, налившийся дурной кровью хрен был вполне готов к экзекуции. Тогда Ахмет достал зажигалку и аккуратно прожарил похабно вывалившеется сизое мясо. Залупа завоняла дешёвой свиной колбасой и мочой, а потом внутри неё что-то булькнуло, лопнуло, и оттуда брызнула фонтаном тёмная кровь. Накрепко связанный Рустам чуть было не перекусил пополам засунутый ему в рот тряпичный жгут. Затем Ахмет занялся рустамовой мошонкой, и через пять минут неудачливый кредитор скончался от болевого шока.

Остальных зарезали без лишних церемоний... Сергею стало противно.

Три с лишним центнера человеческого мяса нашли своё место в неглубокой яме в подмосковном лесу. Светку положили в хорошую ведомственную больницу на Солянке. Врачи заштопали её женские прелести, но честно предупредили мужа, что в ближайшие полгода ни о каком сексе можно не думать. Они ошибались... Светка потребовала интима буквально через месяц после событий. К сожалению, тут же и выяснилось, что тонкий пятнадцатисантиметровый член Сергей её теперь совершенно не интересует.

«Понимаешь» — призналась она потом, — «когда эти звери меня рвали... я что-то такое почувствовала... то, что мне нужно».

Через два дня муж обнаружил жену на коврике в спальне... лёжа на спине и задрав ноги почти до ушей, она изо всех сил терзала себя огромным искусственным членом.

С этого всё и началось...

Конечно, съехавшую с катушек жену можно было просто прикончить. Нормальный человек того круга, к которому принадлежал Сергей, так бы и сделал, — но, величайшему сожалению господина Гришковца, Светка приходилась племянницей господину Тхору, который, собственно, и отправил Ахмета решать проблемы господина Гришковца... Сергею совсем не улыбалось оказаться на месте Рустама.

Женщина выбежала из ванной раскрасневшаяся, с блестящими глазами... ей не терпелось опробовать новую игрушку.

 — Ой, я лягу туда? А ты где будешь? Сзади будешь? То есть ты меня будешь как бы иметь этой штукой? — щебетала она, укладывая под ноги механического пони пушистый коврик. — А без тебя он хоть работает? А то ты всё время в офисе... — она ползала на полу, ёрзая под брюхом пони, устраиваясь поудобнее. Наконец, она приняла подходящую позу, схватившись руками за передние ноги пони... спинка выгнута, попка приподнята, пизда раскрыта и готова принять то, что в неё войдёт. — Ну же, давай скорее...

Сергей уже пристроился к кукле сзади. Прогретая искусственная вагина была хорошо смазана гелем, и легко приняла в себя его вялое мужское достоинство. Он сделал движение, потом ещё одно. Узенькая дырочка приятно сжимала головку члена. Пони вздрогнул, внутри него что-то включилось.

 — Ну где же? Я хочу-у... — протянула Светлана, крутя попкой.

Сергей с силой вошёл в резиновую дырку, и коснулся кончиком члена чего-то мягкого. Через секунду Светка счастливо ойкнула — орудие любви, наконец, выдвинулось.

 — Какой большо-ой... — счастливо вздохнула жена, и тут уже застонал Сергей... резиновое влагалище сократилось, обжав его член со всех сторон. Гришковец знал, что внутри члена установлены датчики, замеряющие давление и передающие его сервомеханизмам вагины. Сжатие означало, что латексная дубина проникла внутрь Светиного влагалища.

Ощущение было приятным. Сергей участил движения бёдрами, и был вознаграждён целой серией стонов и повизгиваний. Пони стал двигать крупом, подмахивая ему... сервомеханизмы аккуратно воспроизводили и передавали каждое движение любовников. Член Сергея туго надулся — и, судя по ойканью и кряхтению жены, то же самое произошло с его латексным аналогом.

Наконец, подступил оргазм. Мошонку свело сладкой судорогой, и Гришковец, глубоко вздохнув, позволил семени вылиться. По своему опыту он знал, что этой солоноватой жидкости наберётся едва ли больше чайной ложки. Но в открытую матку Светланы ударила мощная струя горячего физиологического раствора — да так, что она зарычала от удовольствия.

Потом пони поработал в автономном режиме ещё минут пять, пока Света, получив четвёртый по счёту оргазм, не простонала «хватит» и не сползла с блестящей чёрной палки, вымазанной её выделениями. Пони ещё пару раз дёрнулся, после чего сработала блокировка, и он застыл неподвижно, тревожно кося стеклянным глазом.

 — Ф-фу... Я думала, описаюсь, — хихикнула Светлана, поднимаясь с пола. На спине блестели прозрачные бисеринки пота. — Как это ты хорошо меня трахнул этой штукой... А знаешь, когда без тебя, уже хуже, — вдруг заявила она. — Как-то механически очень. Без чувств. А так — вроде и ты меня дерёшь, и он... Как же я люблю это дело! Здорово, просто здорово.

Она фыркнула, легко вскочила и убежала на кухню.

 — Ты не слишком-то увлекайся, — крикнул ей вслед Сергей. — Мало ли что.

 — Ты не бойся, я девочка крепкая, — из кухни донеслось хихиканье.

Сергей тоже улыбнулся, вспомнив про ампулу с канцерогеном, которую он вылил в физиологический раствор. Ещё две упаковки таких ампул ждали своей очереди.

«Через месяц активной жизни с этой штукой тебе гарантирован рак матки, дорогая», подумал он. «Пожалуй, я даже буду ездить к тебе в больницу, привозить вкусности и дорогие лекарства, утешать. Гладить по головке и целовать в шейку. Говорить, что ты всё такая же красивая, разве что немножко похудела, и синячки под глазками, конечно, но после операции это пройдёт...

А на операции тебя, моё сердце, спокойненько зарежут.»

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх