Нетрадиционное половое воспитание

Страница: 1 из 3

Часть 1. Я и мой отец

Моя жизнь очень изменилась с тех пор, как я понял, насколько открытым может быть твой собственный отец. Я рано потерял мать, она умерла от рака, когда мне было всего четыре года. Отец не стал жениться повторно, и сам занимался моим воспитанием. Еду нам готовила сестра отца, которая жила с нами по соседству, а иногда и он сам, причём делал это отменно.

Мы жили в двухкомнатной квартире, место было предостаточно для двоих. После того, как мама нас покинула, мне стало очень страшно спать самому в отдельной комнате, часто снились кошмары. Поэтому я упросил отца, чтобы тот разрешил мне спать вместе с ним в одной постели (за неимением места). Поначалу он смущался, но потом дал согласие.

Я не знаю почему, но меня в детстве всегда возбуждал вид мужского полового члена. Я не был геем и не являюсь им сейчас, на данный момент женат и воспитываю уже взрослого сына и маленькую дочь. Просто сам вид члена у взрослого мужчины тогда очень интриговал меня, причём какого-либо возбуждения при этом я не чувствовал, но это был обычный интерес для удовлетворения детского любопытства.

Однажды папа пришёл с работы очень поздно — я уже почти спал. Мне было тогда 9, 5 лет. Он вообще никогда не пил (за исключением первых нескольких месяцев после маминой смерти) и был всегда трезвенником. Но в этот раз он был немного пьян, но я тогда не мог этого установить. Я быстро заснул и спал очень крепко. В ту ночь мне снились первые в жизни эротические сны — фантастический мир, полный обнажённых людей с крепкими телами. Я был среди них, причем, будучи уже в полностью повзрослевшем теле и абсолютно не стесняясь своей наготы — ходил, беседовал с мужчинами, удивлялся большим неземным размерам их членов. И вдруг почувствовал, как в моём собственном члене начало нарастать какое-то очень приятное незнакомое ощущение. Это было настолько хорошо, что я проснулся (тогда уже светало) и увидел, что мой отец придвинулся рядом ко мне, крепко сжал в своих руках мой член и его разминает. Поначалу я испугался, подумав, что он стал сумасшедшим, раз делает такие странные вещи. Но он просто спросил:

 — Сынок, тебе приятно?

Я просто кивнул, и это было чистой правдой. Он сказал, что я уже почти взрослый, и мне следует знать, как это «быть мужчиной». Он также упомянул, что сейчас мой член подарит мне очень приятное удовольствие, и что если я хочу, то мне следует позволить ему самому делать. Мне было очень интересно узнать, во что превратится приятная истома в паху, поэтому я отдался в руки неизвестности. Член был полностью эрегирован, но возбуждение нарастало относительно медленно, отец не спешил. Он очень осторожно массировал мой член, но в то же время упорно и настойчиво. Краем глаза я увидел, что его крупный член в плавках такой же вздыбленный, каким был в этот момент и мой. Тогда я ещё совершенно не знал, что это означает. Как бы там ни было, для меня было огромным откровением узнать, что в моём теле есть такое место, которое может доставлять мне огромное удовольствие. Приятное ощущение всё нарастало и, наконец, взорвалось сотнями искорок острейшего кайфа у меня в голове. В испуге от такого неизвестного чувства я даже негромко вскрикнул, думая, что это мой конец, и что я сейчас уйду к маме на небо. Но отец прижал меня к себе, утешая и говоря шёпотом, что всё нормально. Оргазм стих и я успокоился. После этого целый день раздумывал, как такое интересное ощущение могла со мной произойти. Повторять его снова почему-то не хотелось, но любопытство возрастало всё больше и больше. После этого отец общался со мной, как ни в чём не бывало, как обычно. Наконец, однажды я не вытерпел и попросил и попросил вечером, чтобы он снова меня там помассажировал. Он улыбнулся и погрозил пальцем. Вообще, у меня клёвый папа — мы всегда с ним во всём ладили, словно мышление у нас обоих общее. Но прежде чем снова делать, он познакомил меня с тем, что мне следовало знать о сексе — что такое мужчина и женщина, зачем мужчине член и что он может ему дать, откуда берутся дети и пр. Мне было очень интересно услышать это, так как всё новое было для меня интересным и увлекательным. Да, всё сразу я не запомнил, но зато многое, что узнал, например, получил объяснение своему потрясающему ощущению этой ночью. Потом он снова отдрочил мой член, и я всеми своими клеточками ощутил оргазм второй раз в жизни. Да, это было здорово. Первые оргазмы всегда для меня были одними из самых сильных в моей жизни.

После того, как я узнал, какое удовольствие мне может приносить самое обыкновенное массирование члена, мои взгляды на жизнь сильно изменились. Я начал регулярно заниматься онанизмом и был рад тому, что узнал об этой возможности. Отец более не массировал мне член, предоставив делать это самому. Теперь я уже знал, что могу полагаться на него во многом, в том числе и в вопросах, которые ранее просто не решался задать, боясь, что при этом буду глупо выглядеть. Он мне объяснил, что онанизмом занимаются многие мальчики в возрасте до 12 лет, а кроме них и взрослые мужчины. Интересно отметить, что он сделал именно такой подход. Многие мои друзья жаловались на комплексы неполноценности, которые они чувствовали после каждого испытанного оргазма, но я сам даже не представляю, что это такое. Меня это не коснулось и прошло стороной. Каждый мой оргазм носил для меня только положительный характер. Я не чувствовал себя ни виноватым, ни разбитым, а наоборот, после каждого оргазма приходила лёгкость и состояние морального удовлетворения. Отец посоветовал этим заниматься вечером перед сном. Он здорово со мной не откровенничал, распространяясь не всё, что самому было известно, когда речь шла о сексе, а упирался в словах только в то, что было актуально на данный момент.

Когда мне было 11 лет, мы выехали на Чёрное море. Тогда ещё не было флигелей, которые сдаются в аренду туристам, но нам повезло, так как у отца были знакомые, которые почти даром предоставили нам крышу над головой. Местечко было великолепным — деревня, выходящая на море и вплотную окружённая кольцом Крымских гор. Тогда я впервые в жизни ощутил вкус свободы и был полон впечатлений от морского климата. Прямо там я научился плавать и днями не вылезал из воды, покрылся коричневой корочкой загара. Мы часто ходили с отцом в горы, однажды даже рискнули забраться в заброшенную шахту и пройтись далеко вглубь земной коры. Одним словом, я только что и делал, что успевал впитывать в себя всё новое, которое видел.

Но больше всего меня поразило желание дрочить, которое к этому времени резко возросло. Предаваться любовью с собой хотелось много раз в день, а раньше я ограничивался тремя-четырьмя. Нужно было выбирать моменты и место, где это, возможно, было реализовать. В основном, это была душевая кабина, где все смывали с себя плёнку соли, приставшую к телу от морской воды. Интересно, что отец не смог не заметить, что я стремлюсь туда попасть помногу раз в день, это его очень заинтересовало.

Наконец, не вытерпев, он сказал, что отныне я буду туда ходить только вместе с ним. Меня это известие одновременно и шокировало, и обрадовало. Мне было боязно оказываться с ним в полностью обнажённом виде (раньше такое случалось очень редко, только когда он мне мыл спину — тогда я стоял к нему задом, поэтому стесняться не приходилось), а одновременно с тем было очень интересно увидеть его очень, очень крупное мужское достоинство. Это я могу предполагать, созерцая огромную выпуклость на поплавках. У него вообще было на редкость потрясающее тело. Он был невысок, но крепко сложен и красив. Особый колорит вносила козлиная бородка, которая тогда была ещё не в моде, но шла ему как нельзя сильно.

Наконец, я решил его к себе подпустить. Он же никогда не настаивал, говорил всего однажды. Меня сразила его полнейшая невозмутимость и спокойствие, когда мы оказались вдвоём в душевой. Когда он раздевался в предбаннике, то даже и ухом не повёл на то, что я пялился постоянно на него. Ещё с самых первых оргазмов ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх