Ночной Рок-Н-Ролл

Страница: 2 из 3

Альбины коснулась её крохотных грудок. Прыснули от смеха.

 — Слышь, Алька, а давай...

 — Давай, Мил...

 — Ой, щекотно...

 — А тут?

 — Да ты что, Мил? Это ж пиписька...

 — Да ладно, Алька, мы ж понарошку... — И руку под трусики... — Тихо ты, ржёшь, как лошадь... Представь себе, что я Олег... А знаешь, как взрослые пипиську называют?..

 — Знаю. Пизда...

 — Это у тётенек, а у дядек — хуй...

Потом игривые потискивания, шутливая имитация полового акта, а потом... Пятиминутное молчание... Потому что стало вдруг действительно приятно... Альбина улыбнулась, и увидела, что Алексей тоже чему-то улыбается. Видимо, и ему в голову пришли какие-то воспоминания. Там же, в её плоти, его хуй твердел, и они вновь продолжали прерванную сюиту, всё сильней прижимаясь друг к другу, окутанные общим теплом, счастливые, как в сказке. Она засовывала свой палец в его задний проход, он в её, они долго и со стонами истязали себя, потом вынимали пальцы, измазанные гавном, облизывали их, потом яростно целовались. Лишь бы эта ночь не кончалась никогда! Порой он сжимал её ляжки или грудь с такой нечеловеческой силой, что она чуть не теряла сознание от боли. Но это была сладкая боль. И она просила его, чтобы он её ударил. Сильней, ещё сильней! Алексей бил её в лицо, хлестал по щекам, грудям. Счастье переполняло её. Она готова была сделать для внука всё, что он пожелает. Захочет ли он бить её ногами, засовывать руку по локоть в пизду, использовать вместо унитаза, — её это заботило мало, лишь бы е м у доставить радость. Ох, какой же сильный оргазм! Разомкнув объятия, они едва дышали, мокрые, потные, изнеможённые, но так и не утолившие страсть. Альбина вытирала смятой простынёй его тело, они ещё какое-то время лежали безмолвно, а потом медленно высвобождались из плена неги, как приходят в себя после долгого обморока. Альбина слышала не только биение собственной крови, но уже могла поднять веки. Алексей вдыхал её аромат, знакомый аромат, так тесно связанный в его воспоминаниях с зеленью лугов, со свежей травой, с пустой чердачной комнатой, с развешанными на бельевой верёвке бабушкиными трусами.

 — Когда ты мыла пол... помнишь... на даче? Ты ведь уже тогда хотела, чтобы я увидел твою жопу...

 — Хотела. Да.

 — Я чуть тогда с ума не сошёл... А помнишь случай, когда пропали твои трусы?

 — Ты?

 — Я.

 — Дрочил?

 — Да... Думал, вот, в этих трусах, ходила бабушка. Белые были. С жёлтым пятном, от ссак. Целовал их, нюхал. Подглядывал за тобой, когда ты ссала в уборной. Там же дырочка в стене была... Мне кажется, ты там дрочила...

 — Нет, ни разу. Честно.

 — Ты ещё напевала песенку. Там-тара-там-там-там...

 — Наверное... А видел, как я какала?

 — Не видел. Хотя... Нет, точно не видел... Видел, как писала. Снимала трусы и писала.

 — Я их не снимала. Я их просто спускала. Воо-от до сюда...

 — Я так хотел потрогать тебя... Обнять... Прикоснуться к жопе, поцеловать её...

 — Вот здесь?..

Повернула к внуку лицо, с лукавой, лёгкой улыбкой, невероятно похорошевшее, словно изнутри осветившееся чудесным волнением.

 — Чуть ниже... О, как тут пахнет! Я никогда не забуду твои трусы... Те трусы... Я ведь хранил их долго... Избавился, дурак, чтоб Светке на глаза не попались...

 — А эти? Нравятся?

 — Нравятся... Тобой пахнут...

 — Они твои... Что будешь делать с ними?

 — Ходить в них... Или положу перед собой... и буду дрочить, дрочить... дрочить... Ведь они облегали твою жопу... твою пизду...

 — Дурачок... Ведь я всегда рядом. Зачем дрочить, если я рядом? А хочешь, будем дрочить вместе?

Её рука потянулась к хую внука. Она обеими руками ласкала его, дразнила, перебирая пальцами покрытую густой растительностью мошонку и поглаживая головку члена.

 — Сладенький мой.

Лизнула ствол, неторопливо слизывая вязкие, липкие капли. Затем, подвигав немного кулачком вверх-вниз, наконец, запустила дрожащий от истомы член в полость своего рта.

 — Теперь я сам...

Алексей обхватил хуй пальцами.

 — Смотри...

Альбина, затаив дыхание, сидела рядом, и почти не мигая наблюдала за хуем, двигающемся в проворной руке внука. Жгучая волна прошла по всему её телу, и рука, приподняв подол, нырнула в трусы, быстро найдя влажную горошину клитора. Сразу — точно ломом ударило по шее; тёплый дурман пополз по жилам. Его бёдра двигались в такт движениям руки, легкие стоны вылетали из чуть приоткрытого рта. Вид голого внука, занимающегося онанизмом, возбуждал безумно, до обморока, и Альбина, приспустив для удобства трусы, мастурбировала уже в полную силу. Красная головка хуя то показывалась между пальцами, то вновь скрывалась. Рот Алексея был полуоткрыт, мышцы ног напряжены. Наконец, сильнейшая волна покатилась по телу, стон перешел в крик, и Алексея затрясло в сладостных конвульсиях. Из хуя брызнула густая белая струя. Альбина тоже была на грани оргазма. Контроль над собой был окончательно утерян. Сладкая истома пронзила всё тело, бёдра плотно сжались, и сдавленный низкий, громкий стон наполнил комнату...

 — Ты часто дрочишь?

 — Да нет, Лёш... Бывает, конечно, иногда...

 — А на меня когда-нибудь дрочила?

 — И не раз.

 — ???

 — Ты учился в 7-м классе, по-моему... Да, в 7-м... У вас были школьные соревнования... лёгкая атлетика... бег на 100 метров...

 — На шестьдесят...

 — Да?... Ну не важно. Ты бежал в таких обтягивающих трусах. Я ещё подумала: бляяяядь, а ведь он уже совсем взрослый. И так петушок выпирал... Потом губу-то прикусила, — это же внук твой, развратница старая. Однако вечером дрочила как сумасшедшая. Такие бесстыдные фантазии... Как-то с Милкой поделилась. Вообще, говорю, нормально это, за внуком-то подглядывать да ночами дрочить? Совсем ведь сбрендила... Она говорит: «брось, Алька, не одна ты такая». Я вот такие глаза — как это? Ты что, тоже на внука, на Севку-то, пизду свою терзаешь? А Милка мне: «ещё как терзаю»... Мне бы, дуре, тогда тебя обнять как следует, а там будь что будет... Так и не решилась. А зря. Получается, ты на меня дрочил, а я на тебя.

 — Значит, дураки мы оба...

 — Когда сейчас дрочила, что представляла при этом?

 — Твое лицо, руки, губы, тело... хуй... мой хуй... сладкий, родной... вот этот хуй... А ты?..

 — Я раз шёл за тобой, и не мог оторвать глаз от твоей жопы под платьем... оно так плотно облепило её, что видно было очертание трусов...

 — Дальше...

 — Жопа ходила ходуном, перекатывалась... я чуть не кончил тогда... я позавидовал твоим трусам... они обтягивали твою жопу сзади, а пизду впереди... еле сдержался, чтобы не потрогать тебя тогда... хуй просто звенел от напряжения...

 — Так прикоснулся бы...

 — Прикоснулся... Говорю же, на улице дело было... Народищу — тьма... Вообще, фантазии меня с ума сводили. Я вот представлял себе: мы муж и жена, ты сидишь у телевизора, голая, сок попиваешь...

 — А если я при этом пёрну, — картины не испорчу?... Ха-ха-ха... Я это к тому, что очень пёрнуть сейчас хочу, Лёшенька... Ты хочешь услышать это?

 — И услышать, и понюхать... Пёрни мне в лицо...

 — Ложись... вот так...

Альбина спустила трусы, и Алексей увидел во всей красе её шикарную задницу. Она быстро встала над его головой и начала медленно ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх