Познание себя. Продолжение

Страница: 3 из 4

члена, который терся спускаясь вниз. Он двигалась, направляемый Сашиной рукой, касаясь только головкой, по лбу, щекам, носу и зависла прямо перед моими глазами, поразив меня опять размером и красотой пунцовой головки. Саша стукнул головкой пару раз меня по носу и сказал: «А теперь готовься сосать главное! Сейчас мы повторим, как ты запомнил, как нужно сосать с заглотом, шалавка!» Водя головкой по моему лицу, Саша на миг задумался, а потом произнес: «Надо бы тебе, сучка, имя какое-нибудь дать, а то как-то неудобно к тебе обращаться. Хотя хуесоске и блядине имя и ни к чему, но так удобнее. Я буду звать тебя Юля — так звали, кстати, первую девку, которую я трахнул. Так что гордись!».

Мне было все равно, лишь бы ему нравилось, и я кивнул в знак согласия. Шлепнув меня по губам членом, Саша поднялся, сел в стоящее в моих ногах кресло и, оглядев меня сверху, произнес: «Какая красивая картина! Шлюха лежит на полу вся в соплях и хочет! Гляди, как шлюшке хочется!» И он поставил ногу на мой пах, вдавив пальцами мой напряженный член в живот, а пяткой надавив на мою мошонку, расплющив ее по основанию члена. Это было так приятно, что я, разведя свои ноги еще шире, взялся обеими руками за его стопу, стал, двигая попой, водить своим членом по шершавой подошве. Сашина нога с нарастающим давлением стала двигаться, вдавливая мои органы в тело, доставляя легкой болью неимоверное наслаждение. Я застонал от предвкушения приближающегося оргазма. С увеличением давления подошвы, нарастало и напряжение моего тела, готовящегося к оргазму. Я впился руками в эту такую желанную в этот момент ногу, с еще большей силой вдавливая член в свой живот. Еще немного движений, и когда напряжение достигло своей критической точки, небывалой силы оргазм облечением захлестнул мое тело, выплеснувшись судорожными сокращениями, сотрясающими меня с головы до, стукнувшихся о ножки кресла, пяток.

Стон восторга и наслаждения вырвался из моей груди. Этот оргазм стоил всех тех отброшенных сомнений гордости и таких сладких перенесенных страданий. В упоении блаженством только что перенесенного, я гладил эту стопу, все еще придавливающую мои гениталии, гладил эти икры и мне хотелось ласкать эти ноги и прижать к себе еще сильней. И поэтому когда стопа стала подниматься вверх по члену, надавила пяткой на головку, выдав последние капли, начала размазывать пальцами по животу сперму, я приподнялся и, слегка пододвинувшись к креслу, сел, прижав ногу к груди. Я стал нежно поглаживать эту милую загорелую ногу, доставившую мне такое блаженство. Так приятно было проводить ладонями по нежной коже, ощущая ладонью легкий пух нежных волосиков. «Юлечка! Тебе понравилось?» Я поднял глаза и встретился глазами с Сашиным пристальным взглядом. Я кивнул. «Тогда надо убрать за собой, а то у меня вся нога в твоей молофье!», — сказал Саша, — «Ты же хочешь слизать ее с моей ноги?» И он оторвал стопу от моей груди и поднес моему лицу. Я смотрел на эту ногу, подошва которой была в белых разводах, и не мог решиться. «Юлечка, не тяни! Высунь свой язычок и слижи все быстро, шалава!» Сашин гневный тон сломил сомнения, и я, слегка вытянув язык, провел им несколько раз по шершавой подошве, оставляя влажный, но уже чистый от белых разводов, след.

«Лучше слизывай!» — приказал Саша и стопа пальцами уткнулась в мои губы. Я взялся руками за щиколотку и стал губами и языком облизывать подошву, постепенно ощутив необычный вкус своей спермы, смешанный с легким кисловатым привкусом Сашиных ног. Он был приятный и пряный, и вызвал новую гамму настолько необычных ощущений, что через минуту я с упоением лизал всю подошву от пятки до пальцев, собирая губами и вылизывая всей поверхностью языка свои соки. Саша ерзал и слегка хихикал: «Щекотно! Нежнее, Юля, нежнее!» Но вот стопа, пройдясь с силой по моему лицу, слегка опустилась вниз, уткнувшись пальцами между моими разведенными губами. «Почисти пальчики! Оближи их по отдельности!» Ощущение шершавой кожи на моих губах, шевеление пальцев, раздвигающих губы породили яркое желание втянуть всю стопу в рот. Я раскрыл рот как можно шире и стал одевать его на пальцы стопы. «О-о-о! Да! Соси мою ногу, заглотни ее в свой рот!» Сашин стон сопровождался вытягиванием стопы и проталкиванием ее вглубь моего рта. Губы разошлись под этим напором, натянувшись в уголках до боли, подошва с силой отодвинула вниз нижнюю челюсть, и вся передняя часть стопы ворвалась в рот, заполняя ее и утыкаясь пальцами в гланды. Чувство заполненности и распирания рта понравилось мне до безумия, и я стал с упоением сосать этого гостя двигая головой вдоль, слегка вытаскивая стопу, а затем с силой насаживаясь пытаясь затолкнуть ее глубже.

Пальцы упирались в горло, давили на язык, вызывая рвотные позывы, но мне безумно хотелось протолкнуть их дальше и дальше. Сквозь проступившие слезы я видел Сашино напряженное лицо, когда он, полулежа, упираясь в кресло, пытался помочь мне, проталкивая свою стопу, глубже в мой широко растянутый рот. Слегка вытаскивая и раскачивая в стороны он с разгона вгонял ее до упора слегка царапая ногтями горло. Траханье моего рта продолжалось несколько минут, стопа уже не хотела, точнее не могла, лезть дальше. Рот болел от растянутости, мышцы челюстей стало сводить судорогой, не хватало воздуха, и так как сдерживать рвотные позывы было уже не в моготу, я вытянул ногу из своего рта, прижал ее к своей груди, боясь отпускать, и закашлялся, хватая ртом воздух. «Юлечка, это было классно!» Я посмотрел на Сашу и сквозь пелену слез увидел его восхищенные глаза. «Ты умница и прелесть!» сказал он. Мне стало приятно, что я смог ему угодить, и я вновь поцеловал эту милую ногу, которая вся была мокрая от моих слюней. Она вновь заскользила пальчиками по моим губам, и я облизывал их каждый в отдельности, слегка посасывал его и, проведя языком между ними, принимался за следующего. Когда я облизал все, особенно остановившись на большом, который целиком входя в мой рот, прятался за щеку, растягивая рот и сжимая щеку остальными, Сашина блаженная улыбка и замутненный от удовольствия взгляд, подсказали мне продолжение.

Я взял другую ногу и, поддерживая ее за щиколотку, начал повторять только что пройденное. Это было так волшебно — чувствовать две такие милые ноги в своих руках, целовать их, лизать все пальчики, наслаждаться распиранием при проникновении стопы в рот. Особенно мне понравилось, когда я засунул большие пальцы в рот и стал их сосать, водя по ним языком. В этот момент Саша сжал мои щеки пальцами и стал слегка разводить их. Я испугался — рот был сильно растянут до предела, и был готов порваться. Слезы полились из глаз. Саша смотрел на меня и улыбнувшись сказал: «Ну что, Юлечка, может порвать тебе ротик, чтобы легче входило все?» Но потом он улыбнулся, вытащил пальцы, сел в кресле и подтянув меня к себе, ласково погладил меня по щеке: «Не бойся, такой милый ротик нельзя портить! Им нужно пользоваться и пользоваться! Правильно, Юлечка?» Полная зависимость от него, смесь страха и обожания, желание доставлять ему удовольствие и благодарность за доставляемое мне удовольствие переполняли меня, и мне хотелось делать для него что-то особо приятное. Я, преданно глядя ему в глаза, произнес: «Сашечка, можно мне пососать твою писю?» Но Саша, шлепнув меня по щеке, сказал: «Шлюшке захотелось члена? Нет, шалава, сосать ты не будешь! Это я буду тебя трахать в твой милый ротик, точнее твое горло! Вставай давай на колени и подноси свой сосательный агрегат.»

Я встал на колени и поднес лицо к такому желанному сейчас вертикально стоящему и налившемуся пунцовой краской члену. Его головка была нацелена на мой рот, и я хотел, чтобы он проник в него. Я вдруг понял, что мне очень нравится, когда что-то шурует в моем рту, скользит по губам, заполняет рот целиком. Я становился шлюхой, я хотел этот член! Я взялся рукой за этот милый и такой горячий член, приблизил губы, поцеловал капельку на конце, а затем всосал эту милую головку внутрь. Саша застонал: «О-о-оху: но, Юлечка! Еще!» Я с силой втягивая ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх