Саспенс

Эйлин всегда отличалась бесцеремонностью в том, что касалось ее желаний. Она просто брала, что ей принадлежало, не испытывая ни малейших укоров совести или раскаяния. Она была жесткой, иногда даже жестокой. Когда она входила в комнату, у Ланса сразу начинало звенеть в ушах. Ноги дрожали и подгибались, все погружалось в какой-то скверный туман. К секретарю, который поступил к ней два месяца назад, она относилась как к вещи, которая полезна в решении некоторых вопросов, и только.

Как человека она его попросту не замечала. Ланс изо всех сил старался быть незаметным. Он одевался в мешковатые брюки и блеклые бесформенные блузы, превращавшие молодого человека в серое существо без пола и возраста. Волосы он упаковывал в бесформенный хвост, стараясь сделать его как можно более похожим на метелку. Однажды он попробовал было носить очки в роговой оправе, но от этой затеи вскоре пришлось отказаться, поскольку нестерпимо саднили глаза. Услышав ее голос приемной, Ланс привычно скукожился и постарался сделать невинное выражение лица, хотя ничем противозаконным не занимался.

 — Марвелл, займитесь сводками, это не может ждать, пока вы поумнеете от старости. Кинсли, вы были правы, он не принял курс два.

Марвелл неловко поправила галстук и удвоила служебное рвение. Кинсли кивнула и подала шефу сложную петицию, которая донедавна возлежала на папке с отчетами.

 — О'Брайан.

Это был он.

 — Какого черта вы с собой делаете? Что это на вас надето? Пройдите ко мне в кабинет. «Точка. Все» — всплыло в голове у Ланса. Спотыкаясь, он выбрался из-за стола, думая о том, как бы сейчас не хлопнуться в обморок, добрался до стеклянной двери. Если бы она вошла следом, он точно умер бы от страха, но ее не было, и потянулось тягостное ожидание. Он стоял, не смея присесть на кожаный диван, блестящий от самодовольства, стоял, прижимая руки к груди и разглядывая кабинет, словно это могло отвлечь его от предстоящей катастрофы. Он увлекся созерцанием и вздрогнул, когда хлопнула, закрываясь, входная дверь.

Он оказался под немигающим взглядом шефа.

 — Ну?

Ланс молчал. Даже если бы ему было, что сказать, он все равно не сумел бы. Она подошла к нему вплотную и, взяв за оборки балахон, сорвала его с плеч вниз. На пол посыпались пуговицы. Она оценивающе провела рукой по его груди, животу и хозяйским жестом взяла за бедра. Ланс смотрел на нее, словно кролик на удава. Он, наконец, понял, что она собирается сделать, но воспротивиться не смог, когда несильно, но твердо, она толкнула его на диван.

Его волосы распались из пучка и заструились по плечам. Безошибочно ее рука нашла самые чувствительные точки, и Ланс, помимо собственной воли, издал хриплый стон.

 — Это только начало, крошка. — усмехнувшись, заявила она. Эйлин провела языком по его плечу, внутренней стороне руки, локтевой ямке. Его голова откинулась на спинку дивана, открывая точеную белую шею. Ланс тут же ощутил на ней ошейник, нет колье из губ Эйлин. Он почувствовал, как внутри него все запылало. Медленно, она спустила с его плеч бретельку кружевного неглиже, затем вторую, провела ладонью по его животу и начала ласкать мягкий упругий сосок. Другая рука властно вошла под тонкие трусики. Ланс тяжело задышал и забыл, что он лежит голый на диване в начальственном кабинете. Он думал лишь о том, что сейчас с ним будут делать. Но она остановилась. Расширенными глазами Ланс наблюдал, как Эйлин взяла со стола перьевой «Паркер» и медленно, словно ключ в замок сейфа, ввела ему в нежную упругость ануса. Вопреки расхожим представлениям, тело охотно приняло прохладную гладкую штуковину, и Ланс вздохнул с облегчением. Когда Эйлин расстегнула генихальтер, обнажая нежные мальчишечьи баллы и по-юному высокий член, он отвел взгляд. Эйлин взяла его за подбородок и повернула к себе.

 — Смотри мне в глаза.

Он смотрел в эти немигающие, бездонные, как море глаза, чувствуя, что жестокая непреодолимая сила затягивает его, и вскрикнул от боли, когда алая капелька скатилась по его бедру. Он шевельнулся и почувствовал в себе «Паркер».

 — Ох.

То, что он ощутил потом, называется похоть. Она буквально выпахала его до дна в течение двух часов. За это время он изведал рай и ад. Он рыдал, умоляя ее прекратить, и просил еще большего, он бился всем телом об диван и кусал губы. И тут ему стало просто хорошо, очень хорошо. Кожаный диван, влажный и горячий от его усилий, источал пряный животный аромат, а жесткая ткань ее брюк жгла его обнаженную кожу.

Ланс был обессилен, глаза его блаженно закрывались, и он на несколько мгновений забылся. Шлепнула дверь, кто-то неслышно вошел, зашуршал, звякнул и так же тихо вышел. Ланс сделал над собой усилие и открыл глаза. Перед ним стояла чашка кофе, источающая пленительный запах коньяка. Рука Эйлин поднесла чашку к его губам, и он понемногу проглотил жидкий огонь.

 — Я не думал, что ты трахнешь меня, — неожиданно для себя проговорил Ланс. Он знал, что говорит пошлость, но сейчас это было ему необходимо. — Это так... по-животному, так... зверино. — Он свел ноги и судорожно сжал их, пытаясь унять нараставшую дрожь.

 — Самое интересное все еще вперед, — Эйлин улыбнулась.

Ланс сжал ладони ногами, — Нет, этого не может быть! — проговорил он, — Я хочу, чтобы ты отъимела меня, словно вокзальную потаскуху, я правда хочу этого!

 — Стань на колени и обопрись на спинку кровати, — она взяла его за бедра и повернула к себе спиной, затем властным жестом завела ему руку между ног и приказала:

 — Нагнись вперед и сожми бедра. — Он порывисто вздохнул от неприятного ощущения и изо всех сил сжал ноги, предвкушая, что сейчас с ним будут делать. Теперь он весь был открыт перед ней, без остатка. Ланс удовлетворенно застонал, когда почувствовал, что она берет его сзади.

Когда он открыл глаза, он едва не упал через спинку дивана, если бы не ладонь Эйлин на его талии. Она дала ему придти в себя, затем усадила в кресло напротив стола. На столе в целлофановой упаковке лежал элегантный прекрасно сшитый костюм, блузка и прозрачная коробка с изящными кожаными туфлями.

 — Одевайся.

Эйлин собрала его золотистые волосы в сложную прическу, застегнула пуговки блузки и подала пиджак. Несколькими движениями она привела его облик в небрежный порядок свойственный тем, кто привык носить элегантную одежду, затем погладила его по щеке и сказала:

 — Ты красивый, сильный, успешный, уверенный в себе юноша. С сегодняшнего дня ты занимаешь пост исполнительного директора по систематизации и учету. Твой кабинет на этом этаже по коридору налево. Увидимся за ужином.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх