Это сладкое слово ИЗМЕНА

Страница: 1 из 2

Приветствую всех, кто сейчас читает эти строки. Я хочу поведать вам историю моей измены своему парню. Может, для некоторых это обычное дело, и даже в каком-то смысле скучное. Но для меня эта измена была первой, она продолжается сейчас, и её особенность заключается в том, что она вызвала у меня бурю различных эмоций — ярость, страх, вину, тревогу и... наслаждение... Это всё равно что попробовать запретный плод. Мои чувства никогда не были столь обострены, так как... Но обо всём по порядку.

Моего парня зовут Бари (на самом деле у него немножко другое имя, но оно слишком длинное ;)), и он просто замечательный человечек! Он представляет собой весьма экзотическую смесь русской, таджикской и чеченской крови. Симпатичный, зеленоглазый, смуглый... по мнению всех моих друзей мы с ним очень интересная парочка, так как я тоже космополитка. ;) Мой отец наполовину поляк, наполовину латыш, а в маме сочетаются русская, башкирская и аварская кровь. ;) Так что я тоже выгляжу очень экзотично (блондинка с миндалевидными зеленовато-голубыми глазами, чуть смуглой кожей, широкими скулами и кукольным личиком с пухлыми губками), и по этой причине на меня западают одни нерусские парни и мужчины. Да и темперамент у меня южный. Так что мы составляем с ним взрывной коктейль. В сексе Бари просто превосходен, когда я с ним — я изнемогаю от наслаждения. У меня было много парней, но ни один не доставлял мне такого неземного удовольствия... кроме одного человека — молодого 27-милетнего таджика по имени Алик, который был у меня первым парнем во всех смыслах. Именно с Аликом я впервые узнала, что такое французский поцелуй, именно он дарил мне самые страстные и умелые ласки, именно с ним я стала женщиной. Хотя он поцеловал меня по-настоящему лишь через неделю после знакомства, а прежде чем впервые овладеть мной, гулял со мной больше полутора месяцев.

Он ласкал меня, доводил до изнеможения... он как будто разрабатывал моё тело, готовил меня к тому, что я стану женщиной. В нашу первую ночь он был нежен, настолько нежен, что я не чувствовала боли совсем. И он был горд тем, что я досталась ему девственницей. Он не говорил об этом, но это читалось в его глазах, даже в его жестах после нашей первой ночи любви. И он был так красив!!! Он вызывал в моём воображении восточного принца — стройный, с густыми, вьющимися чёрными волосами, с точёным лицом, тонким носом, чётко очерченными красивыми губами и огромными тёмно-карими глазами в обрамлении невероятно густых и длинных (до бровей) ресниц. Алик был худым и довольно высоким, и у него был просто огромный член!!! Даже если я просто трогала его ладонью, я возбуждалась, заводилась с полоборота. Ну а уж Алик в долгу не оставался... и мы занимались любовью так, как будто никогда больше не увидим друг друга, и стремились насладиться друг другом в полной мере. После всего времени, что я проводила с ним в постели, у меня всё болело. От страстных поцелуев болели губы, соски, шея, плечи, болезненно-сладостной судорогой сводило бёдра и живот, а моя горячая и влажная щёлочка саднила от боли, наслаждения и желания повторить всё снова, и не один раз.

Но у Алика был один недостаток... он был слишком молчалив, и этим никак не соответствовал своему знаку Зодиака — Стрельцу. А мне с моим темпераментом нужен был мужчина, с которым я бы и поговорить смогла, а не только получить физическое удовольствие. У нас просто-напросто не совпадали характеры. Он молчал, я злилась... когда злость перехлёстывала через край — я взрывалась, наполнялась яростью, а Алик только молча, понимающе и нежно улыбался. Даже если бы я ударила его — он ответил бы мне такой же спокойной и снисходительной улыбкой. Мне хотелось крикнуть... «Да ответь ты мне хоть раз! Разозлись на меня так же, как я на тебя! Ударь меня в ответ! Прояви хоть какую-то агрессию, чтобы я знала, что ты мужик!!!». Но безрезультатно. Я чувствовала, видела по глазам Алика, что он любит меня, и что я ему небезразлична, и нужна не только для секса. Но он не умел выразить этого словами, и по этой причине я с ним рассталась, как ни старалась сохранить отношения.

Потом у меня были, конечно же, отношения с другими парнями. Но они не устраивали меня — ни один!!! От них, напротив, я и чувствовала любовь, и слышала слова о любви, но когда дело доходило до секса — то тут эти так называемые мужчины думали только о себе. Они снисходили лишь до того, чтобы пару минут ласкать меня. Это происходило как по графику — пару минут ласкают клитор, минуту лижут соски, а потом — просто насаживают меня на свой член и действуют до победного конца. И при этом они ещё удивлялись — почему это я лежу с таким равнодушным видом, и не отвечаю на их ласки? Да потому что никакой ласки я от них и не чувствовала. Я понимала — они это делали не специально, они пытались разжечь меня, и какое-то время я действительно хотела пойти им навстречу. Но потом я устала притворяться, мне надоели эти неумелые ласки, надоела эта (пусть и не нарочитая) грубость. И поэтому я всё чаще отказывала своим парнями в сексе, они обижались, ревновали, ударялись в загул — а после первого, максимум второго загула я их отправляла куда подальше.

Наконец, Бари. О, он действительно произвёл на меня впечатление. Мы с ним сначала общались просто так, и довольно долго. Но — скажу вам по секрету — с большинством нерусских парней практически нереально долго общаться «просто так». Тем более, что мои парни сами признавались мне, что до меня их так не заводила ни одна девушка. Наверное, это объяснялось тем, что я не «давала» им сразу же, по первому требованию. И с Бари я поступала точно так же... доводила его до белого каления, изводила до такой степени, что он раскалялся как нить электролампочки...). И только когда он уже, так сказать, взмолился, пожаловавшись на обострение спермотоксикоза , я ему уступила. В конце концов, я к тому времени сама уже хотела его, и подумала, что глупо строить из себя монашку. И в первую же ночь он заставил меня тихо таять от наслаждения. Я помню это, как сейчас... я лежала, распростёртая на постели, и чувствовала, как мои и его любовные соки стекают по моим бёдрам, и время от времени сладостные судороги пробегали по моему телу. Бари всегда мастерски трахал меня, он так двигал бёдрами, что его член тёрся о стенки моего влагалища попеременно. С каждым толчком его член задевал мой и без того возбуждённый, набухший клитор, и заставлял меня стонать. Мне хотелось выть от наслаждения. Мои нервные окончания во всём теле становились невообразимо чувствительными, я даже чувствовала, как его сперма орошает глубины моей мокрой щёлочки и дрожащую матку (я вовсе не преувеличиваю, поверьте, я чувствовала это). К тому же Бари, когда кончал, нисколько не замедлял темп, буквально вонзался в меня, и при этом издавал низкий стон, переходящий в хриплый и протяжный горловой крик. А я, когда слышала этот крик, испытывала ещё большее наслаждение, от которого мои пальцы непроизвольно сжимались, и ногти вонзались ему в спину.

Потом Бари целовал меня и, не прекращая этого делать, перекатывался на спину, и отдыхал. А я обычно устраивалась комочком в его объятиях, и он гладил меня, до тех пор, пока мы не засыпали.

К сожалению, такой дикий секс был у нас всего один день в неделю.  Бари работал (мы ведь жили не вместе), и освобождался только в субботу. Но за эту субботу мы с ним трахались семь-восемь раз, так что практически восполняли утраченное. Почему практически? Да потому, что мне этого было всё же маловато. Мне нужно, чтобы эти семь-восемь половых актов были каждый день!!! Уже в субботу ночью, после такого секса, моя щель и мой клитор снова начинали пульсировать желанием. И поэтому когда мы с Бари снова встречались в субботу, я вновь была настолько неистовой, словно у меня секса не было уже по меньше мере полгода (в принципе, он вёл себя так же). Да, мне нужен был такой мужик, который смог бы удовлетворять меня по несколько раз каждый ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх