Попутчица

Страница: 3 из 4

не найдешь, сколько не ищи.

 — Мы сами выбираем путь, по которому идем. И все зависит только от нас?

 — Нет, я, конечно, не отрицаю, роль Высшей силы, но мы сами видим жизнь такой, какой хотим ее видеть.

 — Скажи еще, что мы имеем правительство, которое заслуживаем и все такое прочее. — Возразила ему Юля.

 — Ну, при чем здесь это, мы живем вне правительства, и не стоит путать одно с другим.

Юрия поразило все, что он услышал от нее, он полностью сосредоточился на образе этой привлекательной брюнетки, не заметив, как исчезло все былое напряжение, развеялось, утонуло в той необычной атмосфере созданной ими обоими, но главное от пессимизма, с которым он входил в это купе теперь не осталось и следа.

 — Только не надо меня грузить — внезапно произнесла она. — Ты думаешь, я не вижу всю ту фальшь, которую ты подносишь мне, или ты думаешь, я нечего не понимаю.

 — Она улыбнулась, но, несмотря на это фраза, сказанная ей, выглядела без эмоциональной, впрочем, как и все произнесенное ей, это отсутствие эмоций, даже, несмотря на их внешнее проявление, было очевидным и лишний раз напоминало об ее загадочности. То, как она сумела взять верх над Юрием, определенно поразило его какая-то внутренняя сила, исходившая от нее, какой то сгусток энергии, забравший и расплавивший своей силой былое не спокойствие и такое сильное эмоциональное напряжение. Он хорошо ощутил момент, когда уже нечего не хотелось спрашивать у нее, впрочем, так же как и отвечать на вопросы. Юрий несомненно чувствовал пустоту внутри себя, он просто не находил больше слов для общения, неужели девчонка сумела настолько выжать его, сделать пустым, поставить ни во что только секс смог бы помочь ему утвердиться, вернуться на прежние позиции. Тогда он по особому ощутил момент, ту фазу, где знакомство уже заканчивалось, и начиналось что — то более важное и весомое. Почувствовал, как стучит в висках, как кровь быстрее побежала по его возбужденному телу, как все замерло внутри, что — то не реальное, пусть даже происходившее с ним много раз, но сейчас это будет по особому, не так как всегда. Он подошел к ней, сидящей на полке напротив, осторожно провел рукой по лицу, словно пытаясь повторить его контуры. Она посмотрела ему в глаза, нечего не сказав, просто посмотрела, затем резко сбросила с себя куртку. Он принял это как одобрение его предстоящих действий. Уже движимый одной страстью он мигом освободился от одежды, потом прижался лицом к ее животу, ощутив как колет шею шерстяной джемпер, мигом он повлек его вверх, сняв с нее и бросив рядом. Юрий жадно припал к открывшимся его взору остроконечным небольшим грудям, его язык быстро забегал по ним, тщательно изучая всю их поверхность. Нежно, чтобы не причинить боль он слегка сдавливал их губами, а она ерошила ежик коротко стриженых волос, на его голове изредка касаясь руками его шеи и спины. Он страстно прилип к ее грудям, ставшими под движениями его губ и языка еще остроконечной и приподнятей. Юля молчала, изредка издавая длинные протяжные стоны, видимо реагируя на самые приятные моменты, доставляющие ей неизгладимое огромное удовольствие. Он двигался ниже, в бешенном, неконтролируемом порыве страсти, неудержимом и властном. Теперь он был сосредоточен только на одном: на том прекрасном чувстве, которое обычно переживал перед близостью, но теперь все было по другому. Его язык, напористый и властный то скользил по упругому животу, то снова возвращался к ложбинке между грудей, и с каждым новым движением Юрий слышал ее прерывистое дыхание, сокращение брюшных мышц при каждом прикосновении его языка к гладкой как мрамор коже живота. Она все стонала, изредка сменяя стоны на прерывистое дыхание, продолжая ласкать его шею, наполненными каким то особенным теплом руками. Юля закидывала голову, двигала расставленными ногами, страстно желая принять его в себя, но Юрий все медлил, будучи опытным любовником, хотел как можно лучше подготовить ее к предстоящему действу. На секунду, будто пробудившись от внезапно нахлынувшей страсти подошел к окну, задвигал его плотно прилегающей шторой, создав в купе особую атмосферу эротичности, затем из бокового кармана небрежно брошенной куртки достал упаковку презервативов, положив их на стол, вновь вернулся к Юле.

Снова заскользил язык, теперь уже по нижней части ее живота, сильней стали стоны, прерывистей дыхание, постепенно, не торопясь, он, стремился к более весомому достоинству этой юной женщины. Не прекращая своих ласк, он расстегнул ей брюки, опустив вниз ZIP, пытавшейся противостоять ему. В бешеном порыве он стащил с нее стрейчи и узенькие нейлоновые трусики.

 — Я сейчас — Юрий вскрыл пачку новеньких французских презервативов, опытным движением надев его на уже давно эрегированный член.

Юля устроилась легла на полку, широко раздвинув ноги. Он устроился между ними, слегка коснулся рукой чуть выступающей вульвы. Провел рукой по розовеющим большим губам, за которыми едва притаились, словно побочные лепестки розы. Всё это было украшено каштановидной порослью чёрных вьющихся волос, являющих собой правильный треугольник. «Что может быть прекраснее ждущей женщины?» — подумал Юрий перед тем, как войти в эту прекрасную часть женского тела. Осторожно он ввёл член короткими нежными толчками, осторожно продвигая его вперёд.

 — Ах! Хорошо, хорошо, — застонала Юля и он почувствовал себя чуть уверенней, чуть смелей, найдя в этом возгласе удовольствие, поощрение своим действиям.

Усилив силу своих фрикций, увеличив амплитуду движений, чувствуя помехой эту эластичную резину, только в общих чертах ощущая её влагалище. Да и ей тоже это доставляло меньше приятных ощущений, это немного ослабляло трение, что, несомненно, сказывалось на ощущениях женщины, предпочитавшей естественное трение. — А что если без него? — внезапно предложила она. — 

Тебе это мешает? — спросил Юрий, приостановив свои движения. — Это мешает мне сосредоточиться на ощущениях, кроме того, свидетельствует о твоём недоверии ко мне. — Ну что ж, — освободив член, он снял презерватив, бросив его на пол.

Теперь он мог чувствовать всё намного естественней и сильней ощущать трение. Юрий чувствовал всю полноту и влажность внутри неё, двигался ещё сильней, проталкивая член всё дальше и дальше в её узковатое влагалище. Она тоже по особому переживала прекрасные минуты близости, чувствуя, как член словно разрывает её на части, вторгаясь во внутрь, привносит своё совсем новое тепло, торопит слегка подкрадывающееся сладострастие, наводит лёгкую истому, вызывает сладкие ощущения ТАМ, разгоняет по всему телу сильными точными фикциями. Юрий по особому ощущал своё пребывание в ней, он ощущал, как напрягаются мышцы её вульвы в такт его движениям, будто задерживая его в себе, стремясь растянуть как можно дольше сладкие минуты её оргазма, который он почувствовал по обильному увлажнению внутри неё, по тому, как забилась она в конвульсивных движениях, пытаясь приподнять торс, как вылились в один глухой стон все её страстные вздохи. Каким страстным и удовлетворённо блаженным было выражение её лица. Чтобы ещё раз поднять её на вершину блаженства он ласкал её груди, гладил прекрасно сложенные бёдра. Теперь он сосредоточился на достижение своего оргазма вот оно — самое прекрасное ощущение. Сейчас он, наверно, ощутил весь мир своим членом, через неё, Юлю, это было окно, маленькая отдушина в ещё неизведанные и непознанные глубины. Он расцвёл пышным оргазмом, выпалив в неё весь свой заряд. Она, сокращая влагалищные мышцы, прямо выжала его в себя.

Обессиленный он повалился на неё, наслаждаясь близостью и доступностью прекрасного тела. Всё это подкрепляла нестандартность обстановки: так и незапертая дверь в купе, стук вагонных колёс, слившийся в единый звук со стонами и криками, ещё несколько секунд наполнявших купе. Он подошёл к двери, запер её, выражая готовность ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх