Коленки или вечерний этюд

Страница: 2 из 3

с кружевами, как бы маскируя свой женский недостаток.

Пальцы попытались еще раз сгрести то, что было под одеждой, но под кружевами оставались только слабые бугорки, что только издалека могли сойти за женскую грудь. На эти действия ее тело прореагировала, оно слегка качнулось, как бы говоря тем самым, что ему это очень неприятно. В этот раз пальцы уже не сжимали ее тело, лишь пробежали, чуть касаясь. И в этот раз тело снова ответило. В место неприязни, она вздохнула глубоко, всей грудью. Пальцы ощутили два твердых бугорка. Чуть сжали их, и она снова вдохнула, как бы стараясь тем самым увеличить свою грудь. Пальцы почувствовали, как соски выросли, они буквально торчали, они были жесткими, а по сравнению с самой грудью просто огромными.

Она лежала с закрытыми глазами и ничего не чувствовала, ее ватное тело почему-то еще могло на что-то реагировать, но только не она, не ее душа и эмоции. Ни что в ней не говорило, все молчало. Ее не раздирало любопытство, ей не хотелось продолжения, но в то же время и не хотелось сопротивляться, совсем ничего. Она хотела лишь знать, кто это? Она еще раз попыталась приоткрыть веки. Но они стали еще тяжелее, как будто их склеили. Она смогла с большим трудом повернуть прямо голову, пошевелить бровями. Ей удалось восстановить контроль над бровями, она изо всех сил повела их вверх. Веки, что так плотно сжимались, нехотя разошлись, она смогла теперь и ими управлять, но это давалась с огромным трудом.

Мягкие пальцы еще раз коснулись сосков, только они реагировали на движения, ткань их смягчала, но остальное тело оставалось безучастным. Ладони заскользили вдоль тела, они нагло коснулись живота и без малейшей церемонии потянули блузку из-за пояса юбки. Не стали ее расстегивать, только скользнули под ткань. Кожа ощутила тепло ладоней и в ответ на это моментально покрылась гусиной кожей.

Тепло. Одна мысль скользнула в ее голове, от этой мысли ее веки вновь прикрылись. Тепло распространилось по всему телу, но тут же волной вернулось к животу. Ладони, приподняв ткань блузки, скользнули к самой груди. В этом случае она оказалась совершенно беззащитной, ее уже ничто не скрывало, даже эта тонкая ткань.

Тяжелый вдох. Что это? Знак уйди, покинь меня, убирайся или нет, постой, остановись, не спеши, подожди. Она моргнула, и ресницы приподнялись, но пелена застилала взор, да еще эта люстра, что светила прямо в глаза. Огромное количество красных пятен заплясали перед ее взором, все плыло и прыгало.

Пальцы под одеждой буквально распластались по ее телу, они заскользили вперед. Преодолев грудь, пальцы коснулись шеи. Ткань блузки натянулась. Так же решительно они скользнули вниз. Коснувшись в очередной раз сосков, пальцы сдавили их. Она ощутила тупую очень далекую боль. Прерывистый вдох, как будто он помогал ее телу заглушить ноющий укол в сосках. Пальцы разжали их, они ждали, пока тело выдохнет и снова наберет полные легкие воздуха. Грудь поднялась, тогда подушечки указательных пальцев вновь слегка коснулись их самого верха. Снова выдох, но на этот раз в сосок уперлись ноготки, они как острые иглы впились, и вдавились да самого упора. Это была тонкая, направленная в одну точку боль.

Рефлекс самого тела сработал молниеносно. Ноги, что до этого момента просто болтались, согнулись в коленях, создавая тем самым преграду между теми руками и этим беззащитным телом. Ноги, что так стремительно поднялись, заставили отступить. Тело слегка вздрагивало, руки пытались коснуться своей груди, но они создавали лишь слабые и неуверенные движения.

Что случилось, она не чувствовала боли, она была поражена действиям своего организма. Что это? Огромное пространство открывалось перед ней, свет то мерк, то снова загорался. От этого светового фейерверка ей показалось, что она увидела звезды, такие далекие и такие холодные. Откуда они? Где я? Мысли пытались найти ответ, но тут же погружались ни во что. Огромное, по настоящему бесконечное пространство окружало ее, что там вдали, что за этими звездами, что? Время ни что, только мы, как мотыльки, летаем вокруг смертельного пламени свечи, мы сгораем, а время остается.

Удалось приоткрыть глаза. Пятна прошли. Она увидела всё ту же люстру, что так упорно светит ей в лицо, те же стены и ту же мебель. Она посмотрела на свои коленки, что так плотно были сжаты, но сейчас они уже не прикрывали ее грудь, ноги были согнуты в коленках, а пяточки прижаты к ягодицам. Она все так же лежала. Посмотрела на свои коленки, юбка соскользнула с них, увидела синяк, что получила еще на прошлой неделе, когда ударилась о край стола. Теперь этот синяк был не прикрыт и так нагло выделялся ее белом бедре. Странно, она смотрела на свои коленки и думала о завтрашнем дне, что завтра выходной, что она будет отдыхать и что все хорошо.

Она увидела его как будто промежду прочим, даже не удивилась, ни один мускул на ее лице не дернулся, даже палец на ее руке не посмел пошевелиться. Она смотрела на него, как будто это она его изучала, как будто это он находился на столе под стеклянным колпаком, а она его изучает. Ее взгляд был холодным и совершенно безразличным, что будет с ним, погибнет ли этот мотылек сейчас или еще сможет протянуть несколько часов. Ей было все равно, это просто эксперимент.

Его теплые ладони легли на ее коленки. Они действительно были теплыми и мягкими. Он осторожно ощупал колени, они торчали вверх. Не напрягаясь, он слегка надавил на ладони и разъединил колени между собой. Между ногами появилась щель, она была тонкой, но сквозь нее она увидела его белую рубашку, она просто засияла сквозь щель. Она не сопротивлялась, да и не было сил и возможности это сделать, она просто смотрела на свои коленки, как они медленно расходятся в разные стороны.

Он развел руками в разные стороны ее ноги, они оставались согнутыми в коленках, только теперь они торчали в разные стороны. Он еще раз осторожно надавил на коленки. Она в детстве пыталась заниматься гимнастикой, проходила целых три года в спортивную школу, но после болезни запустила занятия и бросила спорт. Он надавил на коленки, тем самым, пытаясь опустить их как можно ниже к столу. Сухожилия натянулись, она почувствовала старые ощущения, когда занималась растяжкой на гимнастике. Он еще сильней надавил. Тело прогнулось в пояснице тем самым, помогая хоть на немного еще раздвинуть коленки. Она не сопротивлялась, она просто смотрела, ей самой было любопытно, что же дальше.

Его теплые ладошки отпустили коленки и плавно скользнули по внутренней части ног. Она пыталась удержать коленки в таком же состоянии, что он ставил их, но они не слушались ее, и медленно приподнялись.

Она посмотрела на него изучающее, и, не смотря на то, что она лежала, она смотрела на него сверху вниз. Она отдаленно чувствовала, как его пальчики касались ее тела, она чувствовала его тепло, но почти не чувствовала его прикосновений. Было ощущение, что ей поставили обезболивающий укол: тело онемело, перестало чувствовать тонкости, но оно еще могло чувствовать тепло.

Он отбросил подальше на грудь ткань юбки, ладонь легла на живот. Тепло, успокаивающее тепло, оно было нежным и глубоким. Теплая волна, как горячая вода, растекалась по всему телу. Она устала смотреть, ей хотелось погрузиться в свой бездонный космос, уйти в него если не навсегда, то хотя бы сейчас, пока она этого хочет. Ресницы медленно начали закрываться.

Его пальцы коснулись трусиков, слегка их оттянули. Возможно, он увидел много, а может и ничего. Взял обеими руками за резинку и с силой потянул в разные стороны. Ткань, не рассчитанная на такую силу, моментально поддалась. Глухой треск рвущихся нитей спокойно вошел в ее сознание. Он разрывал их на кусочки. Сквозь закрывающиеся ресницы она видела, как он хладнокровно терзал клочки этой ткани. Он рванул руку на себя, и из-под нее что-то выскользнуло. Легкая прохлада коснулась ее тела..

* * *

Время само по себе вечно, нам не дано его понять, по крайней мере, сейчас. И не важно, что сейчас творится, следующее ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх