Коленки или вечерний этюд

Страница: 3 из 3

мгновение наступит за этим и так до бесконечности, ни что не может его остановить. Ее глаза сомкнулись в полном спокойствие, тело погрузилось во тьму, а душа воспарила куда-то высоко, высоко, аж голова закружилась. Она летела как птица, но не махала руками, лишь только распростерла их в разные стороны, как крылья у самолета. Она летела туда, куда самой ей хотелось. Как это получалось, она не знала, но хотела налево, и ее тело поворачивалось налево, хотела вверх, и вот она уже устремлялась ввысь. Перед ней появилась преграда в виде огромного куста, ей только стоило на него взглянуть, и тело в ту же секунду плавно поднялось над ним, и тут же плавно опустилось, как только она его перелетела. В душе все раздувалось от этих воздушных прыжков. Немножко было страшно, ведь она так редко летала, а вдруг не справится и упадет. Ей хотелось взмыть очень высоко, но там холодно, только во сне так можно летать, но наяву все же холодно. Она опустилась ближе к верхушкам деревьев и полетела над ними. Ветер ласкал лицо, она закрыла глаза, подняла подбородок и в легком парении продолжила свой восхитительный полет.

Она увидела, как выглянуло солнышко, и его летние лучики коснулись тела, стало тепло, она прогнулась в пояснице, стараясь не потерять равновесие в полете, она подставила плечи и грудь под теплый солнечный ветер. Внутри защекотало. Почему — то нельзя летать животом кверху, как в воде, жаль. Но это нежное тепло грело ее, и ей совершенно не хотелось открывать глаза, но что впереди?

Она спокойно открыла глаза, ресницы моргнули, солнышко светило прямо в лицо. Это утреннее солнышко, только оно так низко весит над горизонтом и только в это время оно такое ласковое и приветливое. Утро. Она посмотрела прямо на яркий шар. Свет не резал ее глаза, солнце еще не набрало дневную силу, оно только ласкало, но не жгло. Она прижалась щекой к чему-то теплому и нежному, как будто это была мамина шаль.

Взгляд и мысли были в полете, тело еще летело. Ей казалось, что она сейчас опускается и так стремительно, что даже дух захватил, она перестала дышать, внутри все замерло, даже сердце стало биться медленней, она прикрыла глаза. Плавный вираж, и ее ноги коснулись земли, вздох облегчения, руки опустились. Она присела на землю, коснулась редкой травы, взяла в ладонь горсть теплого песка и сжала его в кулачке. Теплый и мягкий, она чуть-чуть расслабила ладонь, и он тут же заструился между ее пальцев, он вытекал сквозь них, и вот ладонь уже осталась совершенно пустой.

Она приоткрыла глаза и посмотрела на свою ладонь. Пальцы были слегка сжаты в кулачке, они сжимали теплую плоть, в утреннем свете она сияла, казалось, что была прозрачной и такой теплой. Она разжала пальцы, легкий след остался на коже, тело плавно выпрямилось и вот уже на нем не осталось ни одного следа от ее прикосновения. Она лежала на плече, это было женское плечо, женская грудь, женское тело. Ей стало так легко, так спокойно, что она еще плотней, придвинулась к ней, положила на нее свою ножку, а рукой снова взяла ее юную грудь. Глаза сами закрылись, но лететь никуда не хотелось, хотелось только лежать и ни о чем не думать.

* * *

Кто-то прошел мимо, слабое дуновение ветерка от его тела и шелест одежды. Тихо звякнула посуда, снова шелест и тишина. Она приоткрыла глаза. Теперь она была одна, она даже не заметила, как ее спутница покинула постель. Солнышко так же ласково грело, значит, времени прошло совсем немного, она просто уснула, и вот теперь пора вставать.

Прозрачный пар подымался над белоснежной чашечкой. Ее стенки были так тонки, что просвечивалось не только ее содержимое, но и лучи, что падали на нее. Пар подымался вверх, искрился и растворялся. Она села, взяла в ладони чашечку, вдохнула и замерла. Кофе, этот незабываемый аромат, он такой горько-сладкий. Она еще раз вдохнула его, носик вздернулся, и она взглянула на шторы, за которые начало всходить солнце. Что может быть лучше утреннего кофе? Только кофе. Она не спеша, выпила его. Ни кто не мешал, в доме было тихо. Вставать совсем не хотелось. Это была комната Татьяны, ее тахта, ее халат. Встав, она набросила его на себя, он оказался немного великоват, но такой теплый и мягкий! Свои вещи аккуратно лежали на стуле.

Она нагнулась и взяла в руки коробочку, на ней был нарисован женский силуэт. Ее пальчики раскрыв ее, достали белоснежные плавочки, легкие и нежные. Она коснулась их губами, провела ими по щеке и осторожно положила на стул поверх своей юбки. В доме была тишина.

* * *

Я села и посмотрела на свои коленки. Они были по-мальчишески острыми, а если их соединить, то даже немного торчали в разные стороны. Как-то я раньше на них почти не обращала внимания: они просто были, вот и все, так же как волосы и нос, но сейчас я смотрела на них как-то по иному, даже с любовь. Я обняла ноги, подтянула колени поближе к себе, положила на них голову и закрыла глаза.

Туман, слегка голубоватый свет, легкая прохлада и простор. Просто, огромный простор. Мне хотелось оглянуться, но везде сплошная бесконечность. Где-то там, в тумане скрывается нечто, что-то загадочное, но обыденное, как эта земля из песка. Эти мысли меня убаюкивали. Я протянула руку, взяла подушку с тахты и положила около себя. Теперь я лежала и смотрела в потолок, на потухшую люстру и световые пятна, что медленно перемещались по стенам. Я смотрела на себя, на свое отражение в мире, на то, что за этим мигом наступает следующий, и что все мы живем этим моментом жизни, прошлого нет, нет и будущего, только настоящее.

Я улыбнулась сама себе. Мне хотелось жить, почувствовать ее, насладиться каждой ее частичкой, ведь завтра этого уже не будет, а сегодня. Я сбросила с себя груз тоски, груз пустоты и безмолвия. Мои пальцы сами развязали пояс, халат упал рядом с подушкой, что осталась лежать на полу. Белоснежная блузка легла мне на плечи, ее вес я даже не ощутила, она была невесома. Спокойная тишина. Последний штрих, я щелкнула пальцами резинку у себя на поясе, одернула ткань юбки и вышла в коридор.

Никого. Совсем никого. Как будто и в правду никого здесь и не было, ни сегодня, ни вчера. Я надела босоножки, что аккуратно стояли у самой двери, нажала на ручку двери, и она открылась. Я не оглянулась, а просто пошла по ступенькам. Заскрипели петли, и дверь за моей спиной с шумом захлопнулись. Я бежала вниз.

Елена Стриж март 2004 г.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх