Поздней весной

Весна горячила кровь. Вернувшись из училища, Кикин решил совершить то, о чем лишь темными намеками в письмах намекали они с сестрой друг другу. Сад, наполненный утренней свежестью, как бы притих, Аркадий шел к дому, чувствуя, что, не сможет остановиться теперь в своем решении. Это было странно для него, он думал все же, что мысли, охватившие их и сестру заставят его напротив, быть постоянно настороже и в общем, выйдет пшик. Он поделился с другом, рассказал Константину о своей любви к сестре, даже дал ему ее фотокарточки... снятые сестрою в совсем уж неподобающем месте что-то вроде «приюта гимназистки».

Наташа надолго запомнила сальные взгляды фотографа, как лежала обнаженной на черном рояле. Вот бы прийти сюда с братом! Она представила эти фотки напечатанными в местной бульварной газете родителей их (эти фотки) увидевших... Как говориться «что-то сладко заныло у нее в низу живота». Наташа знала, что Константин тоже мастурбирует на ее фотки, но была уверена, что приезд кузины Ирочки (14-ти летней, Наташе почти 16 лет) расставит все по своим местам.

Горячих поцелуев не случилось — Аркадий под взглядами матери только чмокнул сестренку в щеку получив в ответ умоляющий взгляд. Отец улыбнулся:

 — ну что голубки, не терпится уединиться, в спаленку...

Теперь, в 1929-м, декадентское поветрие охватило прямо — таки Россию и обыватель, прильнув к свежепахнущим типографской краской листам, жадно читал о еще одном случае инцеста среди дворянских семейств.

 — Андрюша, я тебя умоляю, — мама близнецов повернулась к мужу, — твои шутки как всегда пошлы и неуместны.

 — Ага, ну конечно, — отец повернулся к дочери.

Наташе показалось, что папа смотрит на нее совсем не отеческим взглядом, подумала, наверняка он видел, прикрыв лицо, убежала в дом.

 — Ты становишься просто невыносим, — заметила Ольга Николаевна мужу.

Вечером на веранде за чаепитием собралась вся семья и друзья. Приехал даже Константин. Аркадий почему-то уже даже ревновал к нему Наташу. «Вот притащился, а ведь завтра только обещался приехать, не терпится видать». Дедушка, Аркадий Петрович внук-тезка, стало быть, дедушка обвел собравшихся долгим внимательным взглядом.

 — Чудны, дела твои, Господи! — все-таки я не понимаю, как вместо революции мы получили весь этот пир благодати?

Да уж, не иначе как с Божией помощью Наташа сделала такое лицо благостное, что Аркадий брызнул, чаем, захихикав. Дети, что возьмешь а дело удивительное воистину так...

 — Когда же Ирочка к нам будет?

 — Завтра до обеда, наверно, — сказала мама Аркаши.

Ирочка приехала час назад, когда близнецы гуляли по городу. Наташа показывала брату разные достопримечательности затейливые, а Ира пряталась в комнатах. Ира тут же вышла, сделав затейливый книксен, при котором приподняла юбку почти до талии.

 — А вот и я!

Дед тут же звонко шлепнул Иру по попке. Аркадию (показалось?) что под юбкой у Иры ничего не одето. «Все сегодня случится», — подумал Аркадий.

Аркадия с другом и Наташу с Ириной разместили в комнатах близнецов.

 — Интересно они к нам придут или нам идти? — спросил Костик.

Тут дверь отворилась и вошла Наташа со свечей в тончайшей батистовой сорочке, ее прическа была украшена букетиком ландышей. Наташа, Ира и Аркадий не виделись с зимы. Аркаша не приезжал на Пасху домой. Совершенно обнаженный Аркадий, «когда это он успел»? удивился Костик, вспорхнув прямо-таки с дивана, прижался к сестре.

 — Постыдился бы Ирочку.

Ира заглядывала в дверь.

 — Заходите, Ирина Платоновна, — произнес Костик.

Ира немного грустно посмотрела на него, на кузена.

 — Прощай, братик любимый (к кузену) не любить мне тебя...

 — Это что, из сестрицы Аленушки? — спросил Костик. — Не ловить, не мять в кустах багряных...

Ира с невозмутимо жертвенным видом через голову сняла сорочку и возлегла на кровать к Костику.

 — Ты полегче, я все-таки девственник...

Через час где-то, когда и экстаз минул и усталость почти прошла, Наташа сказала:

 — может поменяемся?

Как Ирочка лишилась невинности Костик не расспрашивал.

 — Нет твой брат, Наташа, и так на меня волком смотрит. Пусть целуется с ним Ирина а я пока подремлю.

Обнаженная Ира вытянулась на кровати Наташа вышла, тихонько притворив дверь. Аркадий утешал Иру, поглаживая ее грудь, он готовился навестить попку кузины, которую облюбовал втайне от сестры почти с 10-ти лет.

 — Я все же надеюсь, что ты станешь моей женой, Ира — сказал Аркадий. Конечно, завтра объявим родителям... а теперь давай.

Они засопели. Отец Наташи из-за стенки слышал «не грусти ты так Константин не съем я тебя захочешь, будет тебе Наташа хоть»... Иван Аркадьевич показал жене фотографии у Байрамяна на ярмарке...

 — Две недели назад хоть больше никто? кого воспитали какие приличные были дети!..

 — Ничего, мать, теперь не раньше! — бодро воскликнул папа.

Папа! — громким шепотом произнесла стремглав вбежавшая Ната.

 — Что будем делать? — сказал Константин.

 — Не бзди, Костя, вывернемся!

 — Ну — умоляюще посмотрел Аркадий на сестренку, — не ломай кайф, а?

 — Сейчас, — по-кошачьи усмехнулась сестра и поцеловала Аркадия в губу в этот момент чего никто не ожидал в комнату, заглянула мама.

Аркаша кончал, несмотря ни на что.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх