Нина и Олег

Страница: 2 из 3

а если кто-то шокирован — это его проблемы... На пляже Нина тоже аккуратно складывала свои губки — чтобы не торчали, чтобы выглядеть скромно. Она любила коротко подстригать волосы на лобке, чтобы не мешались. Теперь Нина регулярно делала это с осени до весны, а в конце весны, обычно после майских праздников — переставала, чтобы к лету волосы отросли и можно было ходить на пляж...

Они прожили вместе около двух лет. Любви не было, просто жить вместе было удобнее и «веселее» во многих отношениях. Постепенно становилось ясно, что люди они всё-таки разные и счастья не получится, рано или поздно придётся расстаться. Но пока оба не стремились к этому, поскольку ничего лучше всё равно не было.

Нина по-прежнему мечтала о ребёнке. Олегу было безразлично, скорее, он не хотел лишних хлопот — и он говорил, что всё равно ничего не получится, ведь Нина уже испробовала разное лечение, к чему тратить силы, время и деньги на заведомо безуспешное дело? Нина обижалась. Пообещала, что ребёнком будет заниматься только сама — ведь уже ясно было, что расставание неизбежно. Олег размышлял: никакая медицина Нине помочь не смогла, хотя вроде всё нормально — значит, нужно что-то такое, чего еще не было. У человеческого организма есть огромные неизученные резервы, которые могут проявиться в экстремальных ситуациях. Олег вспоминал, что он читал и слышал, и вот однажды у него появилась странная мысль...

Заговорил он с Ниной только после того, как всё обдумал. После уже не раз обсуждавшегося — о том, что нет смысла снова пробовать то, от чего толку не было и наверняка не будет — сказал: «Я очень хорошо понимаю, насколько это для тебя важно. Есть у меня идея, я даже на это готов... впрочем, ты сама наверняка не согласишься». Нина заинтересовалась: «Что за идея? Давай, рассказывай.» — «Ну ладно. Только выслушай спокойно до конца и не возмущайся сразу.» — «Хорошо.» — «Групповуха.» — «Что??!!!» — «Да. Ты и двое мужчин. Объясняю. Тебе нужна эмоциональная встряска, тогда ты возбудишься гораздо сильнее, матка раскроется, и вообще с человеком в экстремальной ситуации иногда происходит почти невозможное. А любой мужчина при этом подсознательно будет воспринимать другого как соперника — а значит, будет изо всех сил стараться сделать всё, на что способен. И тоже скрытые резервы организма проявит. Так что спермы тебе достанется даже не вдвое, а раз в десять больше обычного. Может, и получится: я читал о таких случаях.»

Олег хорошо знал характер Нины и не ошибся. Она долго молчала, а потом просто спросила: «Ну, и кого ты предлагаешь?...» Они быстро перебрали общих знакомых и почти одновременно сказали: Иван. Опытнейший донжуан с бархатным голосом и пронзительным взглядом, способный уговорить женщину за считанные минуты... Однажды Олег сам наблюдал такое. На очередном слёте можно было жить «по-человечески» — на кровати, или дешевле — на полу в спальном мешке. Из тех, что на полу — часть жила в одной большой комнате, а остальные понемногу рассредоточились по комнатам с кроватями. Иван заплатил за ночлег на кровати, а вечером, «как джентльмен», решил уступить своё место женщине, оказавшейся в той же комнате на полу (все знали, что у неё есть муж и двое детей, хотя мужа никто никогда не видел). Олег слышал начало их разговора, затем ушёл умываться и чистить зубы. Вернувшись, увидел, что они уже лежат в постели, обнявшись... А в последний день в трамвае, идущем к вокзалу, она сидела у Ивана на коленях, и они не замечали ничего вокруг... а через час разъехались по разным городам.

Иван признавался: «Про меня кое-кто распускает всякие слухи — будто бы у меня по всей стране разбросано множество детей. Так вот, я не хочу, чтобы на меня наговаривали напраслину, поэтому предпочитаю чистую правду. (эффектная пауза) У меня пять детей от четырёх женщин.»

В общем, идеальная кандидатура. Но Нина, разумеется, не могла сама ему предложить такое. Олег охотно согласился поговорить с Иваном. Ревности он не испытывал: он и вообще по натуре не был ревнив, в отличие от Нины. Она, как ни странно, очень болезненно относилась к любому общению Олега с женщинами. Не так давно у него появилась новая знакомая, отношения были просто приятельские — приятно поговорить с умным интересным человеком. Им и в голову не приходило что-то скрывать, поскольку скрывать было нечего. Но Нина вдруг возненавидела эту девушку, устраивала сцены ревности. Вскоре Олег и его подруга поняли: «доказать, что не верблюды», невозможно — так что, чтобы не обидно было, лучше привести реальность в соответствие со слухами. После этого наступил мир: ведь умная ложь гораздо больше похожа на правду, чем сама правда — а шифроваться Олег умел...

Олег попросил Ивана выслушать его не перебивая, и сохранить всё услышанное в тайне, независимо от того, согласится он или нет. Иван пообещал. Выслушал, подумал несколько секунд и сказал, что согласен. Осталось обсудить детали, и вот в ближайшую субботу Иван пришёл к ним, с букетом цветов для Нины.

Все доверяли друг другу и понимали: сегодня главная цель у нас общая — чтобы Ниночка смогла забеременеть. Говорить об этом вслух не требовалось, Олег с Ниной, а затем Олег с Иваном всё заранее обсудили с глазу на глаз. Если бы не это, мужчины могли бы порадовать свою подругу одновременными вливаниями с разных сторон, и ещё многим. Но сейчас надо было постараться, чтобы ни капли спермы не пролилось напрасно. Кстати, кто-то когда-то посоветовал: сразу после эякуляции надо постоять на голове, чтобы сперма затекла поглубже. Нина запомнила этот совет.

Разумеется, не было никакого спиртного. Все и так были достаточно возбуждены необычностью ситуации.

Все трое были нудистами, несколько раз купались вместе — так что совершенно не стеснялись наготы, и это помогло преодолеть первый психологический барьер.

Нина не стала что-то придумывать с эротической одеждой: зачем? Халат на голое тело, она почти всегда ходила дома так. Однако сама первая раздеваться не стала: пусть за ней ухаживают, сегодня она главная. Села на диван. Олег расположился справа от неё на полу, стал поглаживать и тихонько целовать её колено, затем бедро, постепенно приподнимая край халата. Иван устроился симметрично с другой стороны и стал делать то же самое. Нина быстро возбуждалась — прикрыла глаза, откинулась назад. Теперь она лежала поперёк дивана, только ноги были еще на полу. Мужчины, постоянно целуя её, осторожно развязали пояс халата, раскрыли, и вот уже четыре руки и две пары губ бродят по всему её телу... Олег, ненадолго прервав ласки, отошёл в сторону и быстро разделся. Когда он вернулся, то же самое сделал Иван. Кажется, Нина даже не заметила этого, ведь пока один раздевался — другой продолжал её ласкать.

Они аккуратно высвободили одну её руку, потом другую. Приподняли Нину, повернули и уложили, одновременно убрав из-под неё халат. Так же аккуратно сняли с дивана покрывало, под которым, как обычно, была застеленная постель. И всё это — ни на секунду не прекращая поцелуев. Постепенно поцелуи сконцентрировались: Олег целовал лицо и вскоре присосался к губам, а Иван был занят внутренней поверхностью бёдер и другими губами. (Наверное, его они впечатлили так же, как в своё время Олега — да и не только его...) Нину охватила дрожь, как будто по её телу пробегал ток — от одних губ до других и обратно. Первый оргазм не заставил себя ждать...

На широком диване было достаточно места для троих. Олег и Нина лежали в позе 69, на боку. Она гладила и целовала его член, не слишком активно, чтобы не перевозбудить раньше времени. Он энергично и страстно вылизывал её клитор, губы, вход во влагалище. Иван лёг позади Нины, обнимал, тискал ей груди, целовал в плечо, в шею, шептал на ухо какие-то ласковые слова. Его член уже стоял. Олег со странным смешанным чувством удивления и предвкушения чего-то запретного, даже с замиранием сердца, смотрел ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх