Полный фетиш или "Преступления и наказание"

Страница: 2 из 2

пса к Димке. «Сейчас, собачка, тебе будет хорошо» — сказал я, подняв брата с кровати и поставив его на пол в позу раком. Собака тут же принялась за дело, положив свои большие передние лапы малышу на плечи. Член собаки не пролез в анус и поэтому она трахала чуть ниже ягодиц. Димка начал громко хныкать и мне пришлось убрать пса от брата... Я тоже встал на четвереньки и стал оттягивать псину. Собака остановила, но не отходила от Димки, мне не хватало сил, чтобы полностью отдернуть кабеля. Все же мне удалось убрать пса и уложить брата в кровать.

Я так и продолжал стоять на коленях возле кровати, укладывая сво его брата. Собака сделала пару кругов возле меня и вдруг оседлала меня, как свою суку. Он трахал меня мимо ануса очень быстро... то в ляжки, то по ягодицам. Я пытался остановить пса, дергал ногами, но это только усугубило ситуацию, он попал мне в анальное отверстие и трахал еще быстрее. Мне было очень больно, член его вошел так глубоко, что я стонал от боли, мне казалось, что он что-то порвет мне там. Руками я не мог высунуть его член, так как они лежали над кроватью. Я стал дрыгать задницей, член вылетел из ануса и пес начал трахать меня, так же как и брата, ниже ягодиц, прямиком в яйца. Это было тоже неприятно, но все же член от этого у меня более оживился, а яйца болтались как маятник от ударов. Он добавил темп, мне хотелось орать от боли, но я не стал открывать рот, так как на плече у меня лежала морда пса и часто дышала своим неприятным дыханием. Дог наконец-то кончил, кончил мне на гениталии своей теплой струей спермы и остановился. Пес еще долго не вставал с меня, а его разгоряченный красный орган брызгал прозрачной струйкой еще около минуты... В позе рака, в общем, я пробыл где-то семь минут, и когда я встал, на моих коленях были красные отпечатки, а с яичек капала собачья сперма. Я стоял и злобно смотрел на брата, именно по его вине я был в роли собачей сучки. Я был унижен чужим псом, я был очень зол, но член мой стоял! Он был готов к жестокому сексу, и я решил наказать Димку. Братишка сидел на кровати и играл тихо сам с собой. «Пришло время платить» — сказал я и загнул рачком брата. Я имел его между ног, так как мой член не влезал в его анальное отверстие. Я трахал так же быстро, как и имела меня псина. Дима плакал и орал одновременно, тогда я рукой прикрыл его рот, приговаривая...

«Заткнись, сука!» Теперь он был в роли моей сучки, я очень быстро трахал его пухлые ножки, а рукой ласкал его яички и маленький пенис, иногда доставал свой член и шлепал им по ягодицам брата, и опять всовывал его меж ног. Дело уже доходило до оргазма, я стонал от кайфа и даже думал, как я кончу ему в ротик. С открытым ртом и частым дыханием я добавил темп, как вдруг дверь резко открылась, и на пороге стоял дядя, видно подвыпивший. +Я встал с колен и с опущенными штанами и во всю стоячим членом смотрел на него. Интуиция подсказывала, что мне будет больно. Мы тупо смотрели друг на друга в течении минуты, потом я упал на колени возле его ног, и чуть ли не целуя пятки умолял дядю, чтобы он не рассказал об увидевшем моей маме или своей жене Ире. Дядя что-то орал невнятное, громко матерился, а я тем временем еще крепче прижимал его ноги к своему лицу и целовал ступни. «Я все что угодно сделаю, только не говорите никому!» — через плач проговорил я. Дядя ехидно улыбнулся, поставил меня на ноги, немного нагнул, и стал хлыстать меня своим толстым ремнем по моей голой попе. Я громко орал и плакал, тогда дядя насильно снял с меня штаны, чтобы их же, наверное, и затолкать мне в рот. Когда он снял с меня брюки, из карманов выпали колготки и женские трусики. Он понял, что это белье жены, и, подумав, что я фетишист, засунул мне их в рот и стал шлепать меня еще сильнее и больнее. Во рту у меня сразу начал присутствовать слабый запах мочи и своей же спермы, уже почти сухой, и чего-то еще — женского, приятного. Он избивал меня, одной рукой держа меня в загнутом положении. Наказание длилось около пулу часа, после это он пошел в ванную и стал рыться в грязном белье. Я же сидел на холодном полу голой задницей, так как она у меня вся покрылась волдырями и горела от боли. Затем я подошел к зеркалу и повернулся спиной. Мои ягодицы были все красные и на них виднелись еще более красные отпечатки от ремня — полоски.

В комнату вошел дядя и кинул мне черные чулки своей жены, дав понять, чтобы я их надел. Чулки пахли так же, как и трусы, которые я нюхал, запахом грязного нижнего женского белья. Я натянул их до самых ягодиц и от возбуждения у меня сразу начал подниматься член. Увидев его стоячим, дядя снял свои носки и кинул мне один, чтобы я надел и начал дрочить. Когда я спустил в носок, дядя сказал, чтобы я его пока не снимал. Потом он поставил меня на колени, а я уперся руками об пол и оттопырил жопу, чтобы ему было удобно меня по ней бить. Я охотно слушался каждому его приказанию, так как мне очень нравилось пребывание в чулках красивой девушки, меня весь этот процесс «наказания» очень возбуждал, и поэтому я даже почти не чувствовал боли. А даже наоборот, представляя тетю Иру в чулках, ласкал себя за ляжки, слегка мя их. Я был, словно раб и делал все, что приказывал мне дядя, я даже был готов к тому, чтобы он изнасиловал меня своим большим членом в мою маленькую дырочку, мою разгоряченную попку, но он этого делать не стал. Бил меня до самых потемок. Он перепробовал со мной все позы, которые были удобны для садизма, потом все же отпустил меня домой, сказав, чтобы я заходил к нему каждый вечер.

И теперь мне каждый вечер приходиться заходить и расплачиваться за не закончившийся секс с братом, которому уже почти пять, и который уже бегает и веселится, даже не помня, что с ним произошло в те годы. Мне же уже почти пятнадцать и мне все равно приходится надевать чулочки (то красные, то черные, то белые), которые мне теперь чуть выше колена, вставать на колени, и в такой позе находиться около двух часов, изо дня в день, каждый вечер. Я уже почти совсем не чувствую боли, но все же я специально иногда вскрикиваю, чтобы мой дядя запихал мне рот какой-нибудь атрибут грязной женской одежды... трусы, колготки или чулок. Я очень надеюсь, что через три года, когда я стану совершеннолетним, мне больше не придется так унижаться перед дядей, я надеюсь, что через три года закончится это «проклятое наказание» и я буду жить спокойно, без вечерних побоев толстым ремнем, и моя попа наконец-то заживет, сойдет с нее прыщавый слой толстой бурой корки, и я наконец-то перестану кончать в его вонючий носок, а потом сушить его на своем носу. Радует меня только одно, что он не снимает весь этот разврат на видео, — «хоть на этом тебе спасибо, дядя Серега!»

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх