Конь и армейский друг. Часть 3

Страница: 1 из 2

Потихоньку я стал обвыкаться с деревенской жизнью.

На пастбище я был частым гостем, особенно мне нравилось там время с Цезарем проводить.

Мы с самого начала нашли общий язык. Он мне позволял даже находиться в стаде. Я свободно заходил в загон, гладил его по гладким бокам, каждый раз любуясь его огромными яйцами, а иногда этот гигант показывал мне свой член. Я от него был без ума. Да и деревенские заметили наше общение, особенно дядя Вова частенько поглядывал в нашу сторону, когда мы общались.

Цезарь даже гулял со мной. Мы выходили с ним из табуна. Я шел чуть сзади и любовался его телом, а он наблюдал за мной своими большими темными глазами. А ночью я отрывался на Сереге с Мишкой. Такой сексуальной активности не было у меня никогда, и чем больше я занимался сексом, тем больше сил у меня прибавлялось как будто я питался из какого-то источника. А бывало под вечер, когда темнело, и я оставался на пастбище, Цезарь позволял себя дрочить, и я дрожал от возбуждения, когда меня окатывала струя горячей конской спермы. И еще подметили деревенские, что Цезарь стал послушнее, в смысле кобылок, во всяком случае сбоев у него не было, особенно когда я присутствовал.

Так что пастухи в какой то мере мне даже рады были. Ну, в конце концов и решил я остаток отпуска провести у друга в гостях. Мы попивали самогоночку да сексом сумасшедшим занимались.

А как-то днем, когда все обедали, отец мишкин сказал

 — Слышь, Андрей, тут такое дело, помнишь кобылку соседскую, ну которую Цезарь из стада выгнал?

 — Ну помню.

 — Ну, как бы нам их свести, сосед просит. Говорит, пусть Андрюха попробует!

 — А я при чем? — попытался отговориться я.

 — Ой не юли, и так все видят, что ладите вы с Цезарем. Ну попробуем, давай!

Ну, короче, уговорил он меня. Да я в принципе и не сопротивлялся сильно. Ну не мог же я отплатить этим людям неблагодарностью. Условились мы таким образом: я Цезаря приведу в сад яблоневый — он неподалеку от пастбища был — , а сосед с дядей Вовой приведут кобылу туда. Там сарай большой был и загон обширный. Вот туда мы их и завели. Дядьки пошли в сарай, а я остался с Цезарем, пытаясь его уговорить. Если честно, то только для пущего вида. Я просто стоял, поглаживая Цезаря, и говорил с ним как обычно при наших прогулках. Но потихоньку я все же начал возбуждаться, улавливая еле заметный запах кобылки, и член стоял у меня уже не по-детски. На какое-то время я забыл даже, что из сарая наверняка смотрят на нас, и начал поглаживать коня по бокам, приближаясь к его сокровищу, которое сразу отреагировало на мое прикосновение. Из мешочка стал выползать, выпрямляясь и напрягаясь конский хрен. Я протянул руку и дотронулся до знакомой дубинки. Цезарь вздрогнул, и в то же мгновение я почувствовал, как меня обнимают чьи-то руки и ко мне прижимается чье-то тело. Своей попкой я почувствовал напряженный мужской член. Потом меня целовали в шею, а еще две руки гладили по бедрам, задевая промежность.

Я был ошеломлен. Потом с меня стянули штаны, и жаркие губы прикоснулись к головке члена, и в то же время слетела майка, кем-то содранная. Глаза я не открывал, боялся спугнуть это наваждение. А горячий язычок вытворял чудеса с моим членом и яичками. Меня трясло от возбуждения, а сзади язычок другого искусителя медленно спускался по позвоночнику к моей попке.

Облизав обе половинки, язычок вонзился между ягодиц, ища заветную дырочку. Я чуть нагнулся, уткнувшись лбом в бок коню, и, нащупав его хрен, начал надрачивать эту дубинку, упирая ее себе в живот. А внизу творилось нечто неописуемое. Меня буквально трахали язычками, и четыре руки по-прежнему гладили мое тело. Я все-таки открыл глаза. Впереди на корточках под конем сидел дядя Вова и неистово сосал мой член, перебираясь к яичкам, а сзади его сосед трахал меня язычком в попку.

Неожиданно Цезарь задергался и, я понял, что он скоро кончит.

Сам весь перевозбужденный, я начал неистово кончать в рот мишкиному отцу, а конь нас окатывал горячей спермой. Потом я их обоих целовал взасос, слизывая конскую сперму и протягивая к их хуям руку. Но когда я дотронулся до члена Петра, соседа дяди Вовы, я просто охренел. В руках я никогда еще не держал такой мужской дубины. По толщине она соперничала с хреном Цезаря, правда, поменьше была в длину. В рот помещалась мне только одна головка.

Я тут же сел на колени и снял с него трусы. Таких яиц я тоже никогда не видел.

Конечно, я пытался доставить удовольствие обоим, но дядя Вова кончил почти сразу, а Петр отстранился.

 — Что-то не так? — спросил я.

 — Да нет, я так не кончу.

Он привязал кобылку к забору, принес из сарая лавку, поставил её позади кобылы и начал поглаживать ей промежность.

Я понял, что он собирается делать, и от одной этой мысли у меня встал мой зверь. Подойдя к Петру, я начал помогать гладить кобылку и одновременно надрачивал его член. Он встал на лавочку, и его хрен оказался вровень с пиздой лошадки, но, посмотрев на меня, спросил:

 — Может, хочешь первым?

Меня аж передернуло от возбуждения. Член заломило от прилившей крови. Пётр слез, освободив место мне. Я неуверенно забрался на лавку.

 — Не бойся, она привычная. — Сказал он, поглаживая меня по ягодицам, массируя мне колечко ануса и надавливая на него.

Я ввел член и замер, обняв кобылку за бока. Ощущения были непередаваемыми! Там было горячо и просторно, а кобылка обдавала мои яички горячей мочой, от чего я еще более возбудился и ритмично задвигал попкой, Впервые я, словно настоящий конь, ебал желанную мне кобылу.

А жаркие руки гладили меня по заднице. Я обхватил бедра кобылки, чувствуя, что скоро кончу, и начал загонять со всего маху хрен. Меня всего передернуло от наступившего оргазма, а в мою попку вонзился палец Петра. Проделывая там что то неописуемое, что приносило мне дополнительный кайф. Я без сил упал на попку кобылке, потом слез со скамейки, уступая место Петру. Он безжалостно вонзил свой член и начал ебать кобылу, обхватывая ее за бока, а дядя Вова тем временем тоже поднялся на скамейку и вонзился в Петра своим членом.

Я же залез под эту композицию и лизал их яички. Дядя Вова кончил, а Петр все не мог угомониться. У меня же тем временем опять поднялся член и стоял как солдатик. Я быстро залез на скамейку и разом вставил Петру в зад. Он аж приостановился. А потом я стал его ебать изо со всей силы, как только мог. И непонятно было, кто ебет кобылу: он или я. Я своими толчками вдавливал его в конскую пизду. Сколько это продолжалось, не помню. Помню только, как Петр вдруг зарычал, и мой член начало туго схватывать в его попке отчего я тоже стал кончать, загоняя свой хрен глубже и глубже. Мы в изнеможении остановились.

Сил не хватало ни на что, только на поцелуи. Мы ушли в сарайчик и там целовались и разговаривали. Там я и узнал, что у Петра не было жены, оно и понятно почему. А Серёга был ему приемным сыном. Дядя Вова как-то застукал соседа с кобылкой. С тех пор они вместе развлекались. А меня как то раз с Мишкой дядя Вова видел, когда мы, забыв обо всем, трахались и они с Петром придумали такой план. Но я не жалел. Хотя я и был в шоке от мысли, что у меня был секс и с сыновьями, и с отцами.

Но почему был? Он и продолжался всю последующую неделю до моего отъезда. А напоследок мы, прощаясь, посидели, попили водочки, а когда остались впятером: я дядя Вова, сосед и их сыновья, я встал, подошел и поцеловал каждого взасос. Они оцепенели, глядели на меня и не двигались...

Ну а дальше можно догадаться или вам рассказать?

Послесловие

Да и что они могли сказать? А мне так хотелось их оставить вместе.

Я опустился на колени, расстегнул ширинку на брюках Сереги и, закрыв глаза, взял в рот набухающую головку. Будь, что будет! — решил я.

Когда я их открыл, то увидел, что ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх