Настоящий спартанец

Страница: 10 из 22

касаясь языком уздечки... и — не прошло и минуты, как солдат Паша вздрогнул, дёрнув ногами... и Петька почувствовал, как рот его стал стремительно наполняться горячей солоноватой жидкостью... сперма, — мелькнула у Петьки мысль, но думать-обдумывать эту мгновенно возникшую мысль-догадку было некогда: спермы во рту стало много, и Петька... «настоящий спартанец» Петька, чувствуя на затылке ладонь солдата Паши, сделал судорожный глоток... и — еще один глоток... и — еще...

 — Ой, блядь... пиздец всему... ох, кайф... ох, какой кайф... , — зашептал солдат Паша, ругаясь матом, чтобы выразить как можно полнее своё военное удовольствие; он убрал с Петькиного затылка ладонь, и Петька, выпуская член изо рта, тут же отстранил от солдата Паши голову. — Ты... ты, Питюн... ты самый классный парень!

Шорты у Петьки были приспущены, и, стоя раком между широко раздвинутыми ногами солдата Паши — выставив вверх заострившийся задик, Петька, польщенный похвалой, улыбнулся; конечно, он классный парень — сперму солдата Паши он проглотил, и теперь во рту у Петьки оставался лишь слабый солоноватый привкус...

Всё это время, пока Петька делал заключительный «оральный массаж» «старшему солдату» Паше, «младший солдат» Толик, сидя тут же — рядом, неторопливо курил сигарету «Пётр I»... и, выпрямляясь — становясь на колени, Петька невольно перевёл вопрошающий взгляд на «младшего солдата» Толика, и взгляд этот не укрылся от солдата Паши — «старший солдат» Паша тоже посмотрел на «младшего солдата» Толика:

 — Ну, что, Толян... как — дашь Питюнчику в попу попробовать? Видишь — парень ждёт продолжения...

Толик, делая последнюю затяжку, улыбнулся:

 — Ну, если ждёт... отчего не дать? Конечно, дам! Нет проблем, как говорили у нас в детдоме... да, Питюнчик? Хочешь меня в попу?

Петька, стоя на коленях с торчащим членом — улыбаясь Толику, кивнул... и — продолжение последовало. Солдат Толик, подмигнув Петьке, снял с себя военные штаны и, ни капли не смущаясь, за штанами вслед уверенно снял трусы... Петька смотрел на Толика, не скрывая любопытства, — невысокий стройный Толик, и без того похожий на старшеклассника, теперь, в голом виде, казался Петьке вообще не солдатом, а пацаном, каких Петька едва ли не ежедневно видел дома — на местном пляже... У Толика была аккуратная, по-мальчишески оттопыренная попа, и Петька, глядя на попу Толика, подумал, что ему, Петьке, тоже сейчас будет нужно намазывать свой член кремом, но «младший солдат» Толик сказал, что крем не потребуется, — наклонившись к Петькиному члену, Толик послюнил член губами и, подмигнув Петьке еще раз, повернулся задом... За раскрытой дверью вагона уже были почти сумерки, и потому в вагоне тоже было сумрачно... солдаты Рома и Саня спали, мерно покачиваясь под колёсный перестук... «старший солдат» Паша, щелкнув зажигалкой, поднес язычок пламени к сигарете — солдат Паша закурил, глядя с улыбкой на растерявшегося Петьку, — попа у Толика была небольшая, белая... Толик, раздвигая колени шире, наклонился — опёрся на локти, и две половинки-булочки перед Петькой разошлись-раздвинулись в разные стороны, — Петька увидел в центре, между распахнувшимися ягодицами, ямку-воронку — круглое, мелким конусом вдавленное вглубь очко было без волос, как у мальчишки, только-только вступающего в пору своего взросления... волос вокруг сжатой дырочки не было, но не было их не потому, что они у Толика не росли, а потому, что все волосы, которые обычно обрамляют у взрослых парней очко, «средний солдат» Рома «младшему солдату» Толику удалил — аккуратно повыдергивал, поскольку «старшим солдатам» Паше и Сане больше нравилось «очко мальчиковое»... впрочем, Петька ничего этого не знал и знать не мог, — стоя на коленях перед попой Толика, Петька вдруг почувствовал растерянность...

 — Ну, Питюн... чего растерялся? — выпуская изо рта сигаретный дым, «старший солдат» Паша пересел чуть ближе. — Вход в массажный салон видишь?

 — Что? — не понял Петька.

 — Очко... очко, Питюн, видишь?

 — Вижу... , — отозвался Петька, не двигаясь.

 — Вот... это и есть, Петя, парадный вход — вход в салон массажа. Направляй... направляй туда писюн! — неожиданно скомандовал «старший солдат» Паша, и Петька, невольно подчиняясь командному голосу «старшего солдата» Паши, «направил», — у самого основания держа двумя пальцами — большим и указательным — свой возбуждённо торчащий член, Петька чуть подался вперёд, приближая головку члена к «парадному входу в салон массажа»... залупившаяся головка Петькиного члена коснулась конусообразной ямки-воронки — Петька упёрся членом в сжатую, стиснутую дырочку и, почувствовав, что член дальше не идёт, снова посмотрел на «старшего солдата» Пашу; солдат Паша тихо рассмеялся:

 — Толян... кончай баловаться! А ты, Петюн... ты жми... жми вперёд — не ссы!

Петька нажал — надавил головкой в центр коричневого кружочка, но мышцы сфинктера были плотно сжаты, стиснуты... и Петька, вновь не продавив очко солдата Толика — не проникнув в дырочку членом, беспомощно посмотрел на «старшего солдата» Пашу.

 — Не получается... , — растерянно проговорил Петька.

«Старший солдат» Паша вновь тихо засмеялся:

 — Толян! Кончай, бля, выделываться... Питюн это делает в первый раз, а ты ему козни строишь — целку изображаешь... , — солдат Паша, «ругая» солдата Толика, быстро выдавил на палец вазелин и, заговорщески подмигнув Петьке, так же быстро сам — своим пальцем — размазал вазелин по головке Петькиного члена.

 — Пусть еще раз попробует... , — отозвался Толик, стоящий к ним задом и потому не видевший, как «старший солдат» Паша быстро помогает Петьке. — Дорогу осилит идущий...

 — Сейчас он осилит... , — пообещал Паша, с трудом сдерживая смех. — Давай, Питюнчик... одной рукой держи его за бедро, а другой — приставляй головку к очку и жми что есть силы... понял? Главное, ты не бойся — жми что есть силы...

Петька, невольно улыбаясь — глядя на «старшего солдата» Пашу с благодарностью, молча кивнул. Приставив голову, Петька так и сделал — одной рукой схватив Толика за бедро, он пальцами другой руки снова направил член и, едва головка коснулась коричневого кружочка, с силой надавил, резко дёрнув бёдрами, — алая головка, словно провалившись, вскользнула в заднепроходное отверстие «младшего солдата» Толика, и — Петька почувствовал жаром обволакивающую, обжимающую норку... он инстинктивно надавил сильнее — член скользнул дальше, вглубь... еще... еще глубже, — Петька сам не заметил, как член вошел в попу солдата Толика весь — до самого основания... ох, это было приятно! Это было очень, очень приятно!

 — Молодец, Питюн! Настоящий спартанец! А теперь — массаж... массажируй — не стесняйся! — солдат Паша, протянув руку, легонько похлопал Петьку по голой попе. — У нас Толик это дело любит — обожает такой массаж...

Петька, улыбнувшись, облизнул губы... член был обжат, горячо стиснут — там, внутри, и это... это был кайф! Петька на коленях придвинулся ближе к разведённым ягодицам и — обхватив ладонями бёдра солдата Толика, неумело, судорожно задвигал попой...

Поезд, громыхая колёсами, неутомимо мчался вперёд; солдаты Рома и Саня спали; солдат Паша, сидящий рядом, молча курил, глядя на колыхающего попой Петьку; а Петька... Петька, ритмично двигая бёдрами, делал «анальный массаж» раком стоящему солдату Толику, — тринадцатилетний Петька, старательно колыхая бёдрами, дрючил — ебал — девятнадцатилетнего Толика в жопу... Ебать в жопу было приятно, и даже — ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх