Настоящий спартанец

Страница: 12 из 22

ел «солдатскую тушенку» наравне со всеми — как самый настоящий солдат... Колёса стучали, дверь была распахнута — вагон был залит солнечным светом... Петька то и дело касался коленкой коленки «старшего солдата» Паши, и на душе у Петьки был праздник... пару раз, уплетая тушенку, Петька подмигнул солдату Толику, а солдат Толик подмигнул ему — они, Петька и Толик, перемигнулись, как заговорщики... но всё равно главным было то, что он, Петька, сидел рядом со «старшим солдатом» Пашей, и Паша, поняв Петькины маневры, сам то и дело касался коленкой коленки Петькиной, и оба они старались сделать это так, чтобы никто другой не видел; все были по пояс обнажены, и Петька тоже, — июльское солнце ласкало обнаженные торсы, и казалось, что кожа у всех излучает мягкий золотистый свет... Правда, праздник чуть не испортился, когда солдат Саня, глядя на Петьку, неожиданно улыбнулся:

 — Ну, что, Питюн... позавтракаем, и — еще по разику? Попка не болит?

Петька, на секунду растерявшись, замер, — попка не болела... но — «еще по разику» ему, Петьке, совсем не хотелось... «Средний солдат» Рома, белозубо улыбнувшись, посмотрел на Петьку с любопытством, а «младший солдат» Толик с любопытством посмотрел на солдата Пашу...

 — Нет, Санёк! Петя по разику больше не хочет, — проговорил «старший солдат» Паша, и это было сказано так веско и так уверенно, как будто разговор шел не о Петьке, а о нём самом — о Паше.

 — Ха! Ты откуда знаешь, чего он хочет, а чего — не хочет? — «старший солдат» Саня хмыкнул.

 — Я? Я не знаю — я так думаю... и думаю я, что он не хочет.

 — Как это? Вчера он хотел, а сегодня уже не хочет — усмехнулся «старший солдат» Саня. — Так, Паша, не бывает...

 — Бывает, Саня, бывает... всё бывает! — тут же отозвался «старший солдат» Паша.

 — Ну, Паша... — «старший солдат» Саня хмыкнул, — если ты не хочешь...

Но «старший солдат» Паша не дал «старшему солдату» Сане договорить — пристально глядя Сане в глаза, Паша медленно проговорил:

 — Я, может быть, и хотел бы, да — Питюн не хочет. И значит — всё! Тему закрыли! — «старший солдат» Паша проговорил это всё, глядя в глаза «старшему солдату» Сане, и Саня, снова хмыкнув, ничего не ответил.

Петька, сидевший тут же — переводивший взгляд с Паши на Саню и с Сани на Пашу, понял, что Паша не просто «старший солдат», а «старший старший солдат», и еще Петька понял, что «старший старший солдат» Паша только что за него, за Петьку, заступился — его, Петьку, выручил...

 — Так... чай будем пить? Или сок? Питюн, ты что будешь? — солдат Рома, выбрасывая пустые банки из-под тушенки, посмотрел на Петьку.

 — Чай! — отозвался тут же Петька, и Рома стал делать для всех чай.

Паша, Саня и Толик закурили, а некурящий Петька незаметно прикоснулся сверху подошвой кроссовки к тапочке Паши — слегка наступил Паше на ногу, чтобы тем самым выразить «старшему солдату» Паше свои чувства — благодарность и признательность...

Еще через полчаса был выпит вкусный «военный чай», и солдаты Саня, Рома и Толик снова полезли на помост — на матрасы, а Паша и Петька, придвинув ящик ближе к раскрытой двери — сев на ящик перед дверью, стали смотреть на пролетающие мимо столбы, на зеленые густые кусты, за которыми стеной плыли высокие деревья — то ли лес, то ли просто лесополоса...

 — Наступи мне на ногу! — едва они сели, тут же потребовал Петька.

 — Зачем? — солдат Паша посмотрел на Петьку с удивлением.

 — Ну, ты что — не знаешь, что ли? — в свою очередь удивился Петька и, посмотрев на «старшего солдата» Пашу чуть снисходительно, пояснил: — Чтоб не поссориться... наступи!

Петька подставил ногу, и солдат Паша, глядя на Петьку, улыбнулся:

 — Ну, если так... тогда конечно! Вот... , — и «старший солдат» Паша, продолжая улыбаться, легонько наступил Петьке на кроссовку.

 — Всё, теперь не поссоримся. Мы так с Мишкой всегда делаем, если кто-то кому-то нечаянно на ногу наступит... и если ссоримся, то потом всегда миримся.

 — А вы... , — солдат Паша посмотрел Петьке в глаза, — вы друг друга не шпилите?

Солдат Паша уже спрашивал Петьку об этом, и Петька солдату Паше уже отвечал, что он ни с кем... ни с кем еще не ебался. Но, — подумал «старший солдат» Паша, — может, Петя постеснялся признаться, а сейчас признается — после всего... Петька понял, о чем его «старший солдат» Паша спрашивает, однако решил уточнить — на всякий случай:

 — А шпилить — это значит... это значит — как?

 — Это значит — в попку, — улыбнулся солдат Паша. — В попку, Питюн, вы друг друга не трахаете?

 — Нет, — Петька отрицательно покачал головой и уже открыл рот, чтоб сказать «старшему солдату» Паше, что с Мишкой они «массажируют вручную», но подумал, что это, наверное, «слишком детский способ», и — ничего не сказал, — ему, Петьке, совсем не хотелось, чтобы «старший солдат» Паша — его, Петькин, друг — решил, что он, Петька, еще маленький.

Они помолчали.

 — А как ты узнал, что я... ну, что я не хочу — ты как узнал? — понизив голос, чтоб солдаты Саня, Рома и Толик не слышали, спросил Петька, при этом он посмотрел на «старшего солдата» Пашу с любопытством.

 — Ну, как узнал... мы же с тобой друзья? Правильно? — «старший солдат» Паша тоже понизил голос.

 — Да, — Петька кивнул и, чтоб у «старшего солдата» Паши на этот счет совсем не было никаких сомнений, добавил: — Настоящие!

 — Ну, вот... а если друзья настоящие, то они всегда чувствуют настроение друг друга... согласен? — солдат Паша посмотрел Петьке в глаза, и Петька, глядя в глаза солдату Паше, утвердительно кивнул.

 — Вот я и почувствовал, что ты больше не хочешь, — прошептал, улыбаясь, «старший солдат» Паша. — Понял теперь?

 — Ага... , — отозвался Петька.

Они снова помолчали. За распахнутой дверью вагона кусты и деревья сменились лугами, и, освещенные утренним солнцем, луга казались уходящим к горизонту зелёным морем...

 — Ты за меня заступился? Да? — Петька посмотрел в глаза солдату Паше, и Паша хотел сказать, что никто на него, на Петьку, не собирался нападать, но вдруг каким-то образом он почувствовал, что пацану, сидящему рядом с ним, очень важно сейчас услышать ответ утвердительный — и он, глядя в вопрошающе ждущие Петькины глаза, кивнул:

 — Да.

 — Я знаю, почему. — Лицо Петьки озарилось улыбкой, и, не дожидаясь, когда солдат Паша у него переспросит, почему, Петька тут же ответил сам: — Потому что ты друг... настоящий друг! Правильно?

 — Правильно, Питюнчик, всё правильно... , — «старший солдат» Паша положил ладонь Петьке на плечо, Петька улыбнулся еще шире и, не зная, как выразить свои чувства к этому сидящему рядом с ним симпатичному, белозубо улыбающемуся парню, легонько толкнул коленкой коленку Паши, и Паша, подмигнув Петьке, в ответ толкнул своей коленкой коленку Петькину; они оба тихо рассмеялись...

Петька был счастлив. Никогда еще Петьке не было так хорошо, как в это залитое солнечным светом июльское утро, — Петька сидел на «военном ящике» перед открытой дверью вагона, мимо пролетали столбы, луга, кусты, деревья... небо было чистым, пронзительно голубым, и только два белых облака в отдалении плыли параллельно с вагоном, словно два одиноких паруса, затерявших среди безбрежного голубого океана... Упругий ветер, залетающий в вагон, щекотал Петькино лицо, и Петька... сидящий ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх