Настоящий спартанец

Страница: 5 из 22

в армейской иерархии, Петька достаточно быстро вычислил, что солдаты Саня и Паша — это «солдаты старшие», солдат Рома — «солдат средний», а похожий на девчонку миловидный Толик является «солдатом младшим»; при этом все четверо были улыбчивы, белозубы и внушали Петьке не страх, а нормальную человеческую симпатию, и особенно... особенно — «старший солдат» Паша, ладонь которого скользила по Петькиной попке...

 — Ну, так как, Петя? Побалуемся немножко? — солдат Паша, обняв Петьку за плечи, придвинулся к нему, лежащему на животе, близко-близко; солдат Паша спросил это почему-то шепотом, при этом шепот был не менее возбуждающ, чем ладонь, и Петька, невольно подражая солдату Паше, так же шепотом спросил:

 — А как? — и посмотрел при этом на солдата Пашу с нескрываемым любопытством.

 — Ну, как... способов, Петя, много, но мы здесь все любим массаж... Как ты относишься к массажу?

При слове «массаж» Петька тут же подумал про Мишку, который под словом «массаж» всегда подразумевал их совместную дрочку — Мишка, когда он хотел писюн подрочить, всегда говорил: «давай помассируем», и они, достав члены, на глазах друг у друга дрочили... и потому, услышав слово «массаж», Петька вначале подумал, что солдат Паша предлагает ему, Петьке, принять участие в совместной дрочке, но уже в следующую секунду Петька подумал, что, когда они с Мишкой «массажировали», жопу при этом никто никому не лапал, а солдат Паша только что гладил и тискал круглые Петькины булочки... ну, и что это значит? Может быть, солдат Паша хочет предложить какой-то «другой способ»? Он же только что сам сказал, что способов много, — подумал Петька... конечно, теоретически Петька знал, что есть такие способы, как «в жопу» и «в рот», но тогда — при чём здесь «массаж»? И потом — «теория» была так далека от Петькиной «практики», что Петька между «отвлечённой теорией» и «собственной практикой» ничего общего не видел; он хотел спросить про «массаж», но спросить ничего не успел — солдат Паша, скользнув рукой по Петькиной спине, снова погладил ладонью упругие Петькины булочки... и — Петька почувствовал, как палец солдата Паши через шорты упёрся в то место, где у Петьки было заднепроходное отверстие — «очко»; Петька знал, что заднепроходное отверстие у пацанов называется «очком»... и, почувствовав, как палец сверлящим движением надавил через шорты на сжатую дырочку, совершенно некстати Петька вспомнил, что Стас — пацан во дворе — когда с кем-то поссорится или на кого-то начинает злиться, всегда говорит «поцелуй меня в очко!», и пацаны, слыша это, всегда смеются...

 — Вот здесь, Петя... здесь, если ты, конечно, не будешь возражать, мы можем немножко помассировать... , — говоря это, солдат Паша медленно вращал пальцем между Петькиными булочками. — Как, Петя? Не будешь возражать?

Член у Петьки стоял, и то, что делал «старший солдат» Паша, Петьке нравилось, — Петьке, лежащему на животе, было приятно... да, Петьке было приятно это «сверление» между булочками, — «теория» и «практика» стремительно сближались, и то, что еще минуту назад выглядело для Петьки совершенно абстрактно и потому нереально, на глазах обретало вполне конкретные очертания, превращаясь в реальную перспективу... значит, — не без удивления подумал Петька, — Паша хочет «в жопу»... ну, ни фига себе! — подумал Петька; это было и странно, и в то же время необъяснимо притягательно, — Петька уже понял, на что именно намекает «старший солдат» Паша, и снова... снова это Петьку нисколько не испугало — страшно Петьке не стало; а на что именно намекал «старший солдат» Паша, догадаться было нетрудно — не такой уж Петька был и маленький, чтоб совсем ничего не понимать, — солдат Паша сверлил пальцем сквозь штаны Петькино стиснутое очечко, и очечко от этого под пальцем солдата Паши непроизвольно сжималось; лёжа на животе, Петька лихорадочно думал, как ему быть... ни во дворе, ни в школе никогда эта тема всерьёз не обсуждалась, а пацаны постарше, когда об этом упоминали, либо сально улыбались, либо смачно сплёвывали, — Петька, как всякий «нормальный пацан», не раз слышал и потому «знал», что «это стыдно» и «это позорно»... ха, кто же из пацанов этого не знает! И никогда-никогда Петька на такое не согласился бы, если б была хоть малейшая опасность, что об этом может кто-нибудь узнать из друзей-пацанов! Ни за что не согласился бы! Никогда! Но... он был один — никаких друзей-пацанов сейчас не было, а парни-солдаты были не пацаны, а были взрослые... и они, эти парни-солдаты, были симпатичны и улыбчивы... и ему, Петьке, почему-то ни капельки не было стыдно — ему, Петьке, было любопытно... и еще... ещё — было очень приятно...

 — Ну, Питюнчик... давай? — солдат Паша перестал раздражать через шорты Петькину дырочку, и раскрытая ладонь его снова скользнула по Петькиным ягодицам; ягодицы у Петьки были круглые, как две половинки футбольного мячика, они были мягкие и упругие одновременно, и когда солдат Паша их гладил, они под его ладонью чуть колыхались...

Солдат Паша почему-то спрашивал шепотом, и Петька тоже перешел на шепот.

 — А ты как хочешь? — прошептал Петька, глядя солдату Паше в глаза.

 — А ты? — солдат Паша ушел от прямого ответа.

Петька, секунду подумав, улыбнулся:

 — Нет, ты первый скажи... , — и солдат Паша, глядя Петьке в глаза, улыбнулся Петьке в ответ:

 — Ладно, скажу... я хочу... хочу — знаешь, как?

 — Как? — Петька перестал улыбаться, и взгляд его сделался внимательным, словно солдат Паша сейчас должен был ему сообщить военную тайну.

 — А ты сам не догадываешься? — прошептал солдат Паша.

 — Нет... , — шепотом отозвался Петька.

 — Совсем не догадываешься? — шепотом уточнил солдат Паша.

 — Совсем... , — шепотом соврал Петька; они лежали и шептались, как два закадычных друга, и это тоже Петьку странным образом почему-то возбуждало...

 — Я хочу тебе в попу... , — тихо-тихо прошептал «старший солдат» Паша...

Петька несколько секунду ждал, не продолжит ли Паша свою мысль дальше, но солдат Паша больше ничего не говорил — он смотрел вопросительно Петьке в глаза, и Петька, не дождавшись продолжения, шепотом уточнил:

 — Что — мне в попу? Не понимаю...

 — В попу хочу тебе засунуть... свой писюн тебе в попу... теперь понял? — щекоча горячим дыханием Петькино ухо, прошептал «старший солдат» Паша.

Он придвинулся к Петьке совсем вплотную, и даже не придвинулся, а сбоку слегка навалился на Петьку, положив при этом ногу свою на ногу Петькину, и Петька почувствовал, как в бедро его упёрлось что-то твёрдое... у него стоит, — мгновенно сообразил Петька, и ему тут же захотелось посмотреть на стоящий член солдата Паши.

 — У тебя стоит? — прошептал Петька.

 — Да... а у тебя? — прошептал солдат Паша.

 — И у меня... А у тебя большой? — прошептал Петька; они шептались — разговаривали шепотом, и Петьку это определённо возбуждало.

 — Ну, нормальный... , — «старший солдат» Паша, глядя Петьке в глаза, улыбнулся. — Сейчас сам посмотришь, большой или нет... что — снимаем штаны?

 — А они? — Петька, как заговорщик, чуть заметно повел головой в сторону сидящих у раскрытой двери солдат Ромы и Толика.

 — А они потом... мы все по очереди тебе сделаем массаж... понял? — пояснил шепотом «старший солдат» Паша.

 — Нет, ты не понял... , — прошептал Петька и, повернув голову, посмотрел на солдата Саню, лежащего от него по другую сторону. — Они будут смотреть?

 — А ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх