Настоящий спартанец

Страница: 7 из 22

ноги вверх, одновременно разводя их в стороны, — лёжащий на спине Петька тут же согнул ноги в коленках, словно это он проделывал каждый день.

 — Правильно, Петюнчик... молодец! — одобрил Петькины действия солдат Паша и, наклонившись над Петькой — упираясь одной рукой в матрас, другой рукой направил свой напряженно торчащий залупившийся член между Петькиными распахнутыми ягодицами... ноги Петькины были разведены, и его пацанячий входик был как на ладони, — солдат Паша приставил головку члена к бледно-коричневому кружочку, и Петька... Петька, почувствовав, как головка члена коснулась его туго сжатой дырочки, невольно замер, — «старший солдат» Паша, глядя Петьке в глаза, чуть подал бёдра вперед, но этого оказалось достаточно, чтобы, непроизвольно открыв рот, Петька дернулся под солдатом Пашей от разодравшей попу боли — ощущение было такое, словно дырочка, только что стиснутая, естественно сжатая, растянулась до невообразимого предела... на какой-то миг Петьке почудилось, что пацанячая его попа сейчас разорвётся от раздирающего напора Пашиного члена, — округлив глаза, Петька рванулся, но солдат Паша, удерживая Петьку — не давая ему увернуться, в тот же миг плавно двинул бёдрами дальше, и Петьке показалось, что в тело его медленно вошел твёрдый раздирающий кол, — попу обожгло так, словно Паша в попу вогнал не член, а громадную горькую перчину, и эта «перчина» заполнила всё Петькино тело... широко открыв рот, Петька беззвучно заорал, судорожно хватая округлившимися губами воздух, но «старший солдат» Паша тут же навалился на его полусогнутые в коленях ноги сверху и, прижимая ладонями Петькины плечи к помосту, медленно задвигал задом, судорожно сжимая голые ягодицы...

 — Бо-о-о-ольно... , — Петькино лицо исказилось гримасой; он что есть силы вцепился в голые плечи солдата Паши, и глаза его от боли стали круглыми, как пуговицы. — Бо-о-о...

Конечно, Петьке было больно, но и вырываться ему, Петьке, было уже поздно, — солдат Паша, словно не слыша Петьку, ритмично задвигал бёдрами... ох, до чего же это было сладко! Это было фантастически сладко... нависая над Петькой — скользя членом в туго обжимающей, обжигающей Петькиной дырочке, «старший солдат» Паша сладострастно ебал Петьку в попу — в нерастянутое пацанячее очко...

Поезд мчался — колеса стучали, весело выбивая одну и ту же дробь; за полуоткрытой дверью проплыла утопающая в зелени деревушка; промелькнула стайка мальчишек, стоящих на косогоре, — мальчишки махали руками, приветствуя воинский эшелон, и никто из этих мальчишек не знал, что в последнем вагоне на деревянном помосте «старший солдат» Паша, тяжело дыша, насилует тринадцатилетнего Петьку — их ровесника, а рядом, ожидая своей очереди, сидят еще трое солдат, и один из этих улыбчивых солдат уже снял с себя брюки — «приготовился к смене караула»... Колёса стучали; Паша, ни на кого не обращая внимания — нависая над Петькой, колыхал задом... ох, до чего же это было сладко — ебать симпатичного пацанёнка в туго обжимающую горячую дырочку! Это было фантастически сладко — и «старший солдат» Паша, горячо дыша полуоткрытым ртом, сладострастно гонял в Петькиной попе свой член, с каждым толчком приближая желанный оргазм... боль хотя и была сильной, но она была однообразной, и Петька постепенно с болью в попе смирился — он молча дёргался в такт Пашиным толчкам, то открывая, то закрывая глаза; колёса стучали — поезд, рассекая вечереющий воздух, неутомимо мчался вперёд... Поезд мчался; солдат Паша, содрогаясь всем телом, со стоном кончил, и — едва он, тяжело дышащий, вытащил из дырочки член, как к Петькиной заднице тут же пристроился «старший солдат» Саня, и снова... снова в Петькиной дырочке, словно поршень во втулке, мощно задвигался твердый горячий член... потом с Петькой совершил половой акт «средний солдат» Рома, у которого член был не очень толстый, зато очень длинный, и когда «массаж» в Петькиной попе делал он, у Петьки было такое ощущение, что головка Роминого члена трётся о позвоночник; последним был «младший солдат» Толик, который скользил своим членом в попе плавно и медленно, но член у «младшего солдата» Толика был едва ли не самым большим из всех четырёх, перепробованных Петькой, и от замедленной плавности Петьке было не легче... и когда Толик, с ритма сбившись и содрогаясь, тяжело дыша, кончил, у обессиленного от такого военного натиска Петьки было ощущение, что в попе у него «хлюпает солдатская жидкость», а сама попа у Петьки горела, словно ее потёрли, и хорошо потёрли, наждачной бумагой...

Попа горела; Петька устало опустил ноги... и — едва ноги опустились, как Петька тут же почувствовал, что он хочет в туалет. «Старший солдат» Паша приказал «младшему солдату» Толику отвести Петьку в туалет, и Толик отвёл Петьку за ящики, где в деревянном полу была аккуратно прорублена небольшая квадратная дырка, над которой Петька тут же уселся, благо ни шорты, ни трусы снимать ему было не нужно, — «солдатская жидкость» вместе с газами полилась из Петькиной попы назад.

 — Толян, покажи Питюнчику, где вода — пусть попку свою подмоет! — услышал Петька командирский голос Сани, и Толик тут же указал Петьке на «военный бачок» с водой.

 — Что, Петя... очко болит? — Толик, ничуть не смущаясь того, что Петька «сидит по нужде», опустился напротив Петьки на корточки.

 — Немного, — честно признался Петька.

 — А ты что — в самом деле в первый раз? — Толик смотрел на Петьку с нескрываемым любопытством.

 — В первый... , — подтвердил Петька.

 — Ну, Петя... боевой ты парень! — похвалил Петьку «младший солдат» Толик. — Ты не стесняйся... я воду полью — ты ладонью очко подмой... хорошо подмой — не стесняйся. Потом руки вымоешь с мылом — и снова будешь, как целочка... вжик-вжик — и опять мужик... понял? — Толик весело подмигнул Петьке и, посмотрев вниз — на Петькин член, тихо рассмеялся. — А писюнчик у тебя классный... подрастёт еще немного, и будешь ты, Петя, сексуальным террористом — будешь баб или пацанчиков в хвост и в гриву ебать... А может, Петя, сам будешь давать, а? — и Толик, оторвав взгляд от Петькиного «писюнчика», снова, глядя Петьке в глаза, весело подмигнул. — Давай, я воду полью...

Петька подмыл попу, как сказал ему Толик, вытер попу вафельным полотенцем... потом он полил воду Толику, и Толик, ничуть не стесняясь Петьку, помыл свой «писюн», сказав Петьке, что «хозяйство всегда нужно держать в чистоте — в боевой готовности», и когда — без трусов, но в футболке — Петька вышел на середину вагона, «старший солдат» Паша, весело улыбаясь, зааплодировал:

 — Питюнчик! Лезь сюда! Ты теперь — настоящий спартанец... и нам ты теперь — как брат!

Попка у Петьки чуть-чуть болела, но Петька чувствовал себя «настоящим спартанцем» и даже героем, — четверо взрослых веселых парней смотрели на него, по-доброму улыбаясь, и Петьке это необыкновенно льстило — тринадцатилетний Петька «чувствовал себя королём». Он снова влез на помост... надеть трусы солдат Паша Петьке не дал, сказав, что «тело должно подышать», и Петька, не возражая, лёг на живот без трусов, — солдат Паша тут же положил на Петькину попку ладонь, но делать ничего не стал; видимо, даже просто чувствовать под ладонью упругую попку солдату Паше было уже приятно... В вагоне сделалось почти темно, и «младший солдат» Толик откатил назад стенку-дверь — огромное солнце садилось за горизонтом... мимо проносились заливные луга, колеса весело стучали, и Петька, счастливый, что он едет «на военном поезде», что он лежит с настоящими солдатами и что солдатам этим он понравился, лукаво подмигнул Толику одним глазом; Толик, на секунду опешив, расхохотался:

 — Петя,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх