Воспитание Елены

Страница: 2 из 3

спящим, — решил я. На блага рыба видно сорвалась и колокольчик больше не звенел, но я был явно замечен. Сквозь преоткрытые ресницы, прикрывшись рукой я наблюдал за своим эльфом, пришедшим ко мне из моих снов и грез. Увидев, что я сплю непробудным сном, а кроме меня здесь только жабы в озере-болоте, она все так же полезла за своим перочинным ножиком в кулек. Пошарив там рукой она со злостью кинула кулек на траву, и поставив руки в боки задумчиво посмотрела на меня. Не долго думая она пошла в мою сторону. Я чуть не задохнулся от радости, но постарался изображать спящего до последнего. Подойдя ко мне, она наклонилась и потрясся меня за плечо чуть слышно произнесла...

 — У тебя кажется рыба клюет.

Я изобразил чуть заспанный фейс и подумал себе — да еще и какая рыбка ты не представляешь, и слегка хриплым сонливым голосом произнес...

 — Спасибо.

И типа не обращая на нее особого внимания занялся своей удочкой.

 — Я прошу прощения, но я забыла свой ножик дома, а мне необходимо нарезать роз... то есть прутиков разной длины, у тебя случайно нет ничего острого?

 — Да вот пожалуйста.

Я протянул ей свой перочинный ножик и улыбнулся. Она взяла его и поблагодарив пошла нарезать свои прутики. Я оставив свои рыбальские снастя, и якобы дожидаясь улова подошел и попытался завязать беседу...

 — И не спится тебя в такую рань?

Она невинно по-детски улыбнулась и отрицательно закачала головой, смотря на меня своими очаровательными глазками. Я почувствовал как между нами пробежала кокая-то искорка, когда мы так стояли смотря друг другу в глаза.

 — А зачем это тебя?

Показал я рукой на ветви ивы. А она густо покраснев до кончиков ушей сказала...

 — А какая разнится?

Затем немного подумав добавила...

 — Если тебе это так интересно, то это для декорации, я учусь на... на дизайнера интерьера.

 — Хорошо, хорошо, только ты не смущайся, а то ты так покраснела...

А она после этих слов вообще краской залилась.

 — Кстати я Лирик.

 — А я Лена. А Лирик это прозвище или как?

 — А какая разнится?

Сказал я улыбаясь.

 — Тебе что не нравится?

 — Да нет, что ты, просто необычное имя.

 — Лена, знаешь я хотел бы свой старый гараж переделать в фан-клуб формулы-1, ты мне с дизайном не поможешь.

Нечего умнее на ум мне не пришло. Не долго подумав она ответила...

 — С удовольствием!

Так завязались наши отношения, мы подружились и позже начали встречаться.

Лена жила, в отличие от моей высотки, за парком под лесом. Там было словно не большое село из старых домиков. Именно в одном из таких и жила моя красавица вместе со своим дедом, это был ее единственный родственник. Время шло быстро и я решил что с поцелуйчиков пора бы заняться ее невинностью, как она утверждала была девственницей.

Однажды на свиданье в воскрисенье, я отважился запустить руку под ее короткую черную юбочку в складочку. Когда я прикоснулся к ее левой половинке, я понял что на ней все те же стринги, а она, вздрогнув, слегка застонала прикусив губку.

 — Солнце мое тебя что-то беспокоит?

Она покраснела как тогда в парке.

 — Не... не надо сейчас там трогать...

 — Прости если ты не хочешь то я не буду.

 — Дело не в том что я не хочу.

И на ее глазках показались слезы.

 — А в чем милая?

А она разрыдалась у меня на плече. Я попытался ее утишить и по видимому у меня вышло.

 — Помнишь те прутья которые я нарезаю по пятницам?

 — Да и что с того?

 — Так вот это вовсе не для каких-то декораций, я соврала, потому что мне... , мне стыдно...

 — Если не хочешь не рассказывай. Только не плач прошу тебя!

 — Нет я думаю ты должен знать, это... это, ну в общем это для меня, то есть для... для моей попки. Это розги!

И она разрыдалась вновь.

Я стоял в шоке не зная что и сказать. А она успокоившись спустя несколько минут, взяла меня за руку и сказала пошли, потянув к зарослям в парке. Затем она взглянула мне в глаза и спросила...

 — Хочешь знать как мой дед меня воспитывает по субботам?

Я молча смотрел на нее.

 — Так слушай... каждую неделю в субботу он подсчитывает все мои провинности за неделю. Я в свою очередь внимательно выслушав его, прошу прощенья становясь перед ним на колени и протягивая ему на двух руках свежевымоченый в рассоле ивовый прут, называю к примеру 30. Это значит, что моей кругленькой попке предстоит выдержать 30 жгучих резок. Сечет он меня обычно на лавке в сарае с небольшой подушкой под низом живота, — и Леночка похлопала себя ручкой по лобковой кости, — для того чтобы как он говорит моя 5-тоя точка повыше была. Во время порки он меня не привязывает и я должна сама удерживать себя под резкой. Если я начну вилять исполосованной попкой, или что еще хуже попытаюсь прикрыться рукой, это повлечет дополнительные «штрафные» прутья, а последние и вовсе начала порки с начала. Я должна четко считать каждый всыпанный моей заднице прут и при этом не сбиться со счета, что также повлечет начало порки заново. А так в общем помимо этого всего, я должна как он говорит вести себя достойно, то есть не орать, не дергаться, можно тихонько стонать, даже повизгивать но не орать и не реветь. За это будут «штрафные». Иногда они составляют вплоть до половины уже всыпанных мне ударов... Вот смотри...

И Лена развернувшись ко мне спиной взялась за подол юбочки, и секунду помедлив потащила за него вверх, обнажая моему взору длинные стройные ножки. Вдруг показались ее кругленькие ягодки, которые вскоре и вовсе обнажились перед моим взором прикрытые беленькими тоненькими стрингами, которые лишь придавали им более отчетливую форму, но не как не защищали от моих глаз. Ее кругленькая кокетливо оттопыренная перед мной попачка была исчерчена розовыми и алыми тоненькими полосками слегка вспухшими у краев. Я поменьшей мере насчитал 25 только тех, которые не пересекались и были профессионально опущены на эту белоснежную упругую поверхность юной девушки. Я провел рукой по ее попке, чуть касаясь ее исчерченной ивовыми резками поверхности. Лена чуть заметно вздрогнув издала что-то похожее на стон. Затем она опустив подол юбки развернулась ко мне и увидела как из моих брюк что-то выпирает.

 — Тебя возбуждает увиденное?

Мысль о том, как секут этого ангелочка, как она извивается и корчится под резкой, повизгивая и кусая губки, как ее попка вздрагивает перед каждым следующим поцелуем с розгой, заставили мой член встать и запульсировать так сильно, что я чуть не кончил себе в штаны. Подумать только, еще недавно я хотел убить того кто ее обидит, а сейчас готов был все отдать что бы оказаться на месте ее деда.

 — Очень, извини я... я не знаю...

Леночка поднесла пальчик к моим губам, давая понять что бы я замолчал.

 — Все нормально милый, это видь естественно. Я сама не понимала что со мной такое. До 14 лет все было нормально, а потом перед каждой поркой помимо страха я испытывала стыд, который переходил в томное жжение в моей,... в моей промежности. Я намокала от одной мысли что меня будут сечь. А сейчас когда мне почти 18, я так возбуждаюсь перед поркой что порой кончаю прямо под розгой на лавке! Мне стыдно и больно во время каждой порке, что меня 17 летнею девушку с задранной юбкой и спущенными до колен трусиками секут резкой по голой попке. Но вместе с тем я настолько возбуждаюсь, что порой почти не чувствую боли, а только кончаю и кончаю до потери сознания. Ведь когда секут взрослую девушку, и если она достойно переносит предназначенную ей порку, ее состояние похоже на состояние оргазма....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх