С любовью к женщине. Маша

Страница: 2 из 2

землю левую ногу. От этого движения юбочка задралась, позволив мне любоваться Машиныи ногами. Теперь я рассмотрел, на ней были не чулки, а блестяще-прозрачные дымчатые колготки. Доставая ключи из замка зажигния, Маша как будто давала мне время рассматривать ее ноги. Но вот, дверь закрыта. С вешалки заднего сидения она взяла коротенькую темно зеленую кожанную крточку. Мы пошли по нпрвлению к кафе.

 — Ну, как тебе? Вдруг сросила Маша.

 — Это ты про что? Я пытался обойти, или вернее сделать вид, что только что не разглядвал ее ног.

 — Я взрослая девочка и уже точно чувствую, что с тобой происходит.

Отператься было безссмысленно.

 — Ты выглядишь просто супер. Набравшись смелости, выдавил я из себя.

 — И это все? Я хочу услышать твое мнение, про то, что ты успел рассмотреть.

Я попытался что-то говорить про ее одежду. Но Маша остановилась и поцеловала меня в засос. Я обнял ее. Не знаю сколько мы простояли, но мне покзалось, что этот поцелую длился вечность. Ее губки были настолько свежи, что и сравнивать я не могу, не с чем. Мой друг занял позицию. Маша, почувствовав это, отстранилась от меня.

 — Вот видишь, ты рассказывешь не о том, о чем думешь.

Я покраснел. Казалось, что она видит меня насквозь. Кое-как мы все-таки добрели до кафе. И вот оно — спасительное сидение. Подбежал афициант, принял заказ, и опять убежал. Маша находилась в приподнятом настроении, и ей явно нравилось выбивать меня из состояния равновесия.

 — Продолжим. Так что ты думаешь по поводу моих ног?

Опять я стал нести какую-то чепуху. Но она прервала меня.

 — Ты говоришь опять не то. Урони вилку под стол.

Я посмотрел ей в глаза, там бегали зажигательные искорки. Мое сердце забилось, и я уронил вилку.

Опустившись под стол, я увидел, что Маша сидит с расставленными ногами. Ее правая рука лежит на промежности.

Но когда я очтился под столом, она убрала руку. Маша показывала мне себя! Колготки, которые были на ней надеты были без швов, да и трусиков на ней не было, поэтому через прозраный нейлон я четко смог расмотреть V-образную стрижку.

Когда я вылез из-под стола, Маша смотрела мне в глаза и улыбалась.

 — У тебя есть что сказать?

Конечно, у меня внутри пролетел вихрь эмоций. Но что сказать словами? Неожиданно для себя я перешел в атаку.

 — Тебе нужны слова? Ты же говорила что уже взрослая девочка? Не видишь, как я хочу тебя?

Маша молчала и перестала улыбаться.

 — Поедем от сюда.

Молча мы вышли из кафе и сели в машину.

 — Не говори ничего. У меня есть сюрприз.

Две три минуты и мы остановились около мотеля в том же парке.

 — Пошли. На этот раз Маша сама вышла из машины и направилась к мотелю. С администратором к моему удивлению она не стала разговаривать.

 — Двадцать третий, пожалуйста. И вот мы уже по лестнице поднимаемся на второй этаж.

 — Я тоже хочу тебя. Шепчет мне на ухо Маша и вкладывает мне в руку ключь от номера.

Вот и 23, я открваю замок и чувствую как сзади, обнимая меня, всем телом прижиется Маша. Открыв номер, я пытаюсь ее поцеловать, но она отстраняет меня.

 — Еще не время. Как же сюрприз? Заходи и садись.

Я вхожу в первую комнату. Кондиционер, холодильник, телевизор и мягкие кресла. Очень даже мило. За мной заходит Маша. Она уже сняла крточку.

 — Ты не пугайся. Это мое загородное убежище. Я сняла этот номер два год назад. Когда мне хочеться побыть одной я приезжаю сюда. Но ты первый, кого я сюда привожу. Я хочу тебе что-то показать. С этими словами Маша достала видео кассету. На ней был записан наш выпускной. Я даже забыл, что мы танцевали вместе.

 — Тогда я танцевала с тобой для тебя. Сейчас будет то же самое. С этими словами Маша переключила что-то на телевизоре. На экране появилась эта комната и мы. Где-то в углу, судя по изобржению, заработала камера. Так что все происходящее было на экране телевизора.

 — Это мой сюрприз. С этими словами Маша включила тихую музыку и начала танцевать.

Одна за другой растегиваются пуговицы на блузке и вот уже легким движением снимается ажурная маечка. Маша уперается руками в кресло напротив. Короткая юбочка приподнимается, открывая мне вид Машиной попы. Дымчатые колготки действительно без единого шва. Машина попа, обтянутая нежнейшим нейлоном притягивает как магнит. Я хочу ее, хочу прикоснуться, чочу почувствовать.

 — Сиди еще не все. Можешь раздеться, но ко мне не прикасайся.

Я так и сделал. Мой друг стоит колом. Я хочу ее. Маша не спеша снимает юбку, оставаясь только в колготках и сапогах. Она усаживается напротив меня в кресло. Ее рука опускается под широкую резинку колготок. Теперь я расматриваю шикарную женщину, сидящую с широко раствленныи ногами и удовлетворяющую себя. Я раньше даже о таком подумать не мог. Потихоньку нейлон между ног становиться влажным. И вдруг она делает движение вперед и мой друг оказывется у нее во рту. Я пытаюсь погладить ее попку. Проникнуть рукой под толстую с надписью резинку колготок, но безуспешно. Маша рукой держит меня. Еще дв три движения и я чувствую, что Машин рот полностью заполняется. Еще несколько точлков и она слизывает с губ оставшиеся капельки.

 — Продолжим, спектакль еще не закончен.

Она укладывет меня на пол, и начинает танцевать над мои лицом. Она демонстрирет v-стрижку и все остальное, что только можно рассмотреть через колготки. Затем ее рука начинает ласкать свои губки, то погружаясь то опять появляясь.

Выступают капельки и просиваются сквозь тонкий нейлон прямо мне на лицо. Одной рукой я держу своего эрогированного друга, а второй прямо с колготок собираю ее влагу и размазываю по своим губам. От такого зрелища я начинаю кончать. Как только выстреливает первая струя, Маша тут же опускется на колени и берет моего друга в рот.

И опять, еще 3—4 толчка ей в рот. Ее зад оказыается у моего лица. Колготки, как они пахнут! А как великолена текущая влагой женщина, и когда это все прямо перед твоим лицом. Я пытаюсь лицом вжаться в это великолепие.

Вдыхаю этот запах и хочу чтобы это продлилось вечно.

Затем Маша встала и уселась в кресло. Обесслив я лежу на полу и наблюдаю за ней. Как она великолена! Маша сидит закинув ногу на ногу и запрокинув голову.

 — Иди ко мне. Зову ее я.

Маша быстро стягивает сапоги и колготки и приходит.

 — Ничего не говори. Трахни меня.

От этих слов опять все стои. Маша один раз берет в рот, а затем садиться сверху. Все мокрое, так здорово. Она начинает стонать и я понимаю, что скоро кончит. Маша кончает быстрее меня — и это здорово. Небольшая пауза и мой друг во рту и в ее руках. И сейчас у нее здорово получается. Все в рот, не капли мимо.

Мы полежали на полу еще некоторое время, а затем отправились в душ и спать. В кровати мы еще долго барахтались, лаская друг друга. Но это не был секс, так было приятно обоим. Да и поговорить еще хотелось.

Когда я проснулся, ее рядом не было лишь только запика на столе.

 — Ты первый и последний кто побывал в моем убежище. Я расчитываюсь за номер и больше здесь не появлюсь. Мне было с тобой хорошо. Целую, люблю, Маша.

Я осмотрел номер. Из Машиных вещей ничего не осталось. Когда я спустился, то адинистртор расказал мне, что Маша расплатилась и уехала рано утром.

Настал выходной, я на такси направился н стоянку у банка. Забрал машину и поехал домой. Странное было чувство полной удовлетворенности и расслабленности от свидания с шикарной женщиной и чувство горечи, что нельзя обладать ей сегодня и всегда.

Через неделю у меня был день рождения. Я получил самый дорогой подарок, какой мог только желать. Почтальон принес посылку. Там была видео кассета и ее колготки. Именно те, дымчато-серые, без швов с широкой резинкой и надписью. Я прижал их к лицу — на них был запах ее возбуждения, ее запах. На кассете была записана наша ночь. Только с небольшим добавлением.

На заднем плане спал я. Маша сидела перед камерой раздетая, но в кадр помещалась только верхняя часть. Она говорила тихо, пытаясь не разбудить.

 — Приветик. Я пообещала своему мужу, что у меня в новой жизни с ним не будет новых мужчин. Я не обманула его... Тебя я люблю и любила, так что ты из прошлого. У меня хорошая семья, и ее я тоже люблю. Я пониаю, что это не все счастье в жизни, у нас могло быть его больше... Но мы имеем то, что имеем. Поэтому не ищи встречи со мной, и я постараюсь оградить тебя от этого. Потому что возвращаться в семью потом очень и очень сложно, а я не могу и не хочу лишить свою семью спокойствия и благополучия. Ты тоже взрослй мальчик, все понимаешь. Оставляю тебе частичку праздника, его запах и картинку. Целую, люблю.

На этом кассета заканчивалась. В моей душе царил невероятный подъем и теплота, которые оставались со мной еще долгое время.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх