Сестричка

Страница: 2 из 3

тебя тоже попрошу об этом. Ведь всё равно одежды для тебя нет и придётся ходить в женском. А если кто тебя и увидит, то в деревне ещё ни кто не знает, что ко мне приехал племянник, а не племянница. Тем более что у Наташи так хорошо получилось тебя одеть, что ни кто и не различит в тебе парня.

Обернувшись к зеркалу, я посмотрел на себя как бы со стороны и понял, что тётя права и её доводы прозвучали убедительно.

После мы пошли в сад на скамейку и там долго в темноте разговаривали с Наташей о жизни.

Был уже первый час ночи и Наташа пошла умываться и ложиться спать. Я сказал, что скоро приду. Очень хотелось посидеть в одиночестве и разобраться с мыслями, накопившимися за этот день.

Через некоторое время, как в доме погасли огни, я услышал сзади шорох кустов и шёпот:

 — Наташа:

Меня опять как молнией поразила мысль: «Это её парень, Сергей! Он думает, что видит Наташу, ведь платье то её, а в этой темноте лица различить не может. Но он вёз меня из города и знает меня в лицо. Позору не оберёшься. Как потом людям объяснять? В деревне молва расходится быстро.»

В это время он подсел на скамейку и обнял меня и начал шептать слова примирения. От него попахивало алкоголем. Темнота была такая, что я с такого расстояния не мог различить его лица, это меня немного успокоило, значит и он моего тоже не видит. Я решил выждать и улучить момент вырваться в дом. Он всё сильней и сильней меня прижимал, одну руку положил мне на колени.

 — Не зачем было из-за меня так коротко стричься, — сказал он, погладив меня по голове.

А его рука всё дальше и дальше продвигалась под юбку.

Мне было приятно от необыкновенного поглаживания моих бёдер. Я молчал. Он воспринял это как знак тихого примирения и встал передо мной. Положил одну руку мне на макушку и сказал:

 — Давай в знак примирения.

С этими словами второй рукой он расстегнул свою ширинку, находившуюся напротив моего лица, которое я старался не поднимать, чтобы не быть узнанным. Оттуда с неимоверной быстротой выскользнул член с размерами гораздо больше моего. «Мама родная, что это он собирается делать?» Хотя я сам прекрасно знал ответ на этот вопрос:

 — Ну, чего ты? Тебе же это нравится. Не бойся, никто не увидит за этими кустами. А до свадьбы я на другое и не претендую.

И стал всё настойчивее приближать мою голову к своему агрегату. «Что делать? Что делать?» — крутилось в голове. «Меня хотят трахнуть в рот как девку!». «Интересно, что чувствуют женщины, когда их трахают?». От этой шальной мысли вдруг появилась какая то истома и тепло внизу живота. И я решил: «Будь, что будет. Притворюсь Наташкой и дальше, всё равно он никому не скажет.»

Я приоткрыл рот навстречу его вздыбленному горячему члену. Через мгновение я уже обхватил его губами и начал потихоньку посасывать. Водил языком по головке, вспоминая, как мне это делали девушки, и что я при этом испытывал. Я знал, как лучше нужно делать, чтобы было приятнее. Я обхватил рукой у основания ствола и начал подрачивать. Он раскачивался мне навстречу и своей рукой на моём затылке задавал темп, стараясь проникнуть поглубже в горло, однако я не позволял это сделать, так как моя правая рука ограничивала его введение. «Господи, что я делаю? Сосу у парня настоящий мужской член! Я же мужик. Видел бы меня кто-нибудь из знакомых!». Но тут вмешалось Альтер-эго «Ну и ничего страшного, никто ничего не узнает. Немножко пососёшь и все. Ведь ты же сейчас стараешься разыграть роль девочки, чтобы скрыть свой позор, ну так и веди себя как девочка-соска. Лучше старайся, чем быстрее это закончится, тем для тебя же лучше!». Второй рукой я начал массировать яички, что бы поскорее довести его до оргазма. Он начал прерывисто дышать, а его член в моём рту затвердел как камень, резким движением он убрал мою руку со своего члена и с размаху засадил мне его весь в горло. Я уперся носом в лобок. Он вынул его и снова засадил на всю длину. Меня потянуло на рвоту, я задыхался. И вдруг вспомнил подслушанный женский разговор о том, что в этом случае надо сделать вид как будто стараешься проглотить большой кусок еды. Я сделал глотательные движения, и стало свободнее. Вдруг он разразился. В мой рот хлынул поток спермы так, что щёки мои раздулись и часть её протекла сквозь плотно сжатые губы мне на подбородок. Следующим толчком он опять засадил мне в гланды, я сделал глотательное движение и сперма протекла внутрь меня.

Мой член просто разрывался. И было стыдно признаться самому себе, что мне это нравится. Моё сознание было разделено на две части, причём угнетённая мужская его часть была забита куда то в угол и подавала тихие возгласы протеста, в то время как женская сущность просто ликовала, поддерживаемая плотскими животными инстинктами. Внутренний голос говорил: «Теперь я уронил своё достоинство, я не мужчина. Как я смогу с этим жить?» Вторая половина сознания твердила: «Ну, вот и всё, ничего страшного не случилось. От тебя же не убудет. Признайся, ведь было приятно ощущать себя послушной соской с хорошим членом самца во рту. Ты так сексуально причмокивала и старалась доставить наивысшее наслаждение партнёру, хотела понравиться ему, а это — чувства и действия настоящей женщины.» Я где то читал, что у каждого мужчины хоть раз в жизни но подобное случается.

Я начал облизывать его член дочиста и в этот момент в доме загорелся свет, а один луч упал на моё лицо, увлечённый работой я не придал этому значения.

 — Вот это да! Ты кто? — прошептал Сергей, поспешно пряча член, испачканный помадой и застёгивая ширинку. Затем присел на корточки и пристально взглянул на меня почти в упор.

 — Дима, Наташин брат?... — проговорил он удивлённо и растерянно.

До меня дошло, что меня разоблачили, он меня узнал. От стыда я покрылся испариной.

 — Что всё это значит? Что за маскарад? Ты, что со странностями? — посыпались вопросы. Потом сел рядом на скамейку и долго пристально смотрел на меня. Я понимал, что бежать в дом уже бессмысленно, всё равно завтра будет знать вся деревня. Необходимо было решать проблему на месте и как-то договориться с ним о неразглашении. Сергей поднялся, походил взад и вперёд, затем подошёл ко мне присел передо мною на корточки, взял мои руки в свои на моих коленях и сказал:

 — Ну, давай выкладывай, моя нечаянная любовница, всё начистоту. Что будем делать?

Похоже, он тоже боялся огласки с моей стороны, ведь могут посчитать, что он тоже нетрадиционной ориентации.

Я решился и подробно всё рассказал.

По окончании рассказа я почувствовал облегчение. Теперь всё расставлено на свои места, мне скрывать нечего. Оставалось только договориться о сохранении теперь уже нашей общей тайны. Мужская моя сущность почувствовала себя уверенней. Сергей сидел и молча разглядывал и поглаживал мои руки, лежащие на коленях.

 — У тебя красивые, прямо девичьи ножки, — сказал он и начал поглаживать мои колени, постепенно поднимаясь всё выше к ляжкам и старался залезть под юбку.

После случившегося моё тело воспринимало мужские руки на себе с удовольствием, нисколько не противясь. Я решил расставить все точки над i, закрыть тему и разойтись.

 — Сергей, давай договоримся, что никто ничего не узнает: — предложил я.

 — Давай, согласен, но мне нужны гарантии, что ты не проговоришься.

 — Какие тебе нужны гарантии? Я на всё согласен.

 — Я хочу тебя трахнуть как настоящую женщину, тогда ты точно уж будешь молчать.

Сказанное ошеломило меня. «Ни за что я на это не соглашусь. Это невозможно! Хватит уже! Что, я шлюха какая-нибудь? Да я лучше застрелюсь. Он не посмеет. Я сейчас дам ему по морде пятнадцать раз, а дальше будь что будет!» Вторая половина сознания говорила: «А что, трахаться — так уж по полной программе. Тем более, назад уже пути нет. Ты не сможешь жить так, как раньше. Ощущения тебе ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх