Цветочек

Страница: 7 из 10

дед, вошедший на остановке заворочался, заскрипел, а вслед за ним всхлипнула и девчушка которую мы вообще не помнили когда вошла, а может она ехала с самого начала и все видела да бог с ней. Мы замерли, полностью обратившись в слух. На этот раз всё обошлось. Тем не менее, продолжать в том же духе мы уже не могли.

========================================================================

 — Не здесь, — услышал я шёпот.

Перешагнув через меня (теперь она уже специально проехалась по моему бедру своей пылающей розой), моя подруга на мгновение выпрямилась рядом с полкой во весь рост. Её обнажённые бёдра тускло поблёскивали во мраке вагона: Быстрым движением натянув на себя юбку и поправив разорванный лифчик, она поманила меня в коридор.

Я поспешил за ней, кое-как на ходу запахивая растерзанные штаны.

Спотыкаясь о расставленные повсюду котомки и ящики, мы пробрались в тамбур.

Местечко, надо сказать, было ещё то — табачный дым, вонь и прочие удовольствия.

Хорошо ещё мы не могли видеть в темноте всего, что творилось вокруг. Однако привередничать не приходилось — больше идти было некуда.

Едва прикрыв за собой дверь, мы снова бросились в объятия друг друга, даже не подумав подстраховаться на случай, если кто-то войдёт. Прижав Сетку к стене, я одним движением вскинул вверх её юбку. Мои пальцы впились в её обнажённые ягодицы, терзая, комкая их,

притягивая к себе. Она судорожно припала к моим губам. Её рука скользнула по моей спине, забралась под выпущенную наружу рубашку. Вторая рука спустилась пониже и, освободив мой член, направила его промеж распахнутых ног в сгорающую в ожидании розу. Обхватив меня ногами, амазонка со стоном откинулась назад, на стену, и принялась ожесточённо крутить задом, насаживаясь на член глубже и глубже. Наконец, поглотив его практически до основания, она закачалась на нём из стороны в сторону, кряхтя и повизгивая от наслаждения.

С треском, рванув блузку, я сорвал с Цветика лифчик и уткнулся лицом в её груди, целуя их, покусывая соски. По мере того как меня начинало забирать всё больше и больше, я окончательно терял над собой всякий контроль и вскоре уже кромсал эти нежные полушария не хуже любого хищника. Мял их, словно тряпку и кусал, кусал до крови. Света, глуша крик, впилась зубами в моё плечо. Её зад двигался всё быстрее и быстрее. Наконец всё было позади. Я спустил так, что по полу бежал ручей, а она, с вздохом и тяжелым сопением разжав плотное кольцо ног вкруг моих бёдер, изнеможённо соскользнула на пол. Я придержал её и некоторое время держал на руках. Некоторое время она так и висела на руках, не в силах выпрямиться. Наклонившись к ней, я покрывал её лицо, глаза, шею, тело бесчисленными благодарственными поцелуями. Постепенно Кизильчук оживала. А, ожив, начала собирать вокруг клочья того, что когда-то было её одеждой. Только сейчас я обратил внимание, что мы оба стоим в тамбуре практически голые. Вот была бы потеха, если кто-нибудь забрёл бы сюда в этот момент! От нечего делать я тоже начать облачаться в какое-то рваньё.: Когда с этим было покончено, мы попытались благоразумно вернуться на свои места, но, столкнувшись у двери, опять оказались в объятиях друг друга. Это было какое-то безумие!...

================================================================

Первой пришла в себя она. Осторожно отстранившись, она шепнула мне на ухо:

 — Извини, мне надо сделать кое-какие дела.

И шмыгнула мимо меня в туалет. Услышав звук закрывающегося замка, я совсем было приготовился у туалета и заночевать, как дверь отворилась, и послышался жалобный голос:

 — Здесь такие дурацкие краны! У меня ничего не получается Серёж помоги!

 — Давай помогу, — живо, словно всегда готовый пионер, поспешил откликнуться я.

Пропустив меня внутрь благо хоть туалет был большой как купе, снова заперла дверь на замок. Задрав юбку до пояса и подоткнув подол, широко расставив ноги в стороны, она приготовилась принимать «водные процедуры». Я усиленно пытался не обращать внимания на её позу и не думать о том, что ниже пояса моя подруга опять совершенно голая. Пытаясь оправдать оказанное мне доверие, я с истинно пионерским усердием снова и снова отжимал водопроводный кран, пока, наконец, окончательно не убедился, что подобная работа мне не по зубам. Пришлось поменяться ролями. Теперь уже мои ладони трудились над розочкой, в то время как сама Цветик давила на кран. Однако ей тоже не хватило усердия. Во всяком случае, по мере того как я осваивался с новыми для себя функциями и входил во вкус, она всё больше отлынивала от своих прямых обязанностей, а вскоре и вовсе плюнула на них и, вцепившись руками в раковину умывальника, принялась поскуливать от удовольствия. Судя по тому, как быстро увлажнялись мои ладони (и это была уже отнюдь не вода), чувствовала она себя совсем не плохо. Кончив, женщина опустилась передо мной на колени и, спустив штаны, начала колдовать над моим поникшим членом при помощи язычка. Язычок её был нежен и страстен одновременно. Временами я ощущал прикосновение острых маленьких зубок.

Это было нечто! И мой член, оценив старания бесарабки, стал понемногу оживать в тугом кольце её плотно сомкнутых губ.

Доведя Серого до кондиции, Светик отстранилась в сторону, предоставив действовать мне. Развернув её лицом к умывальнику, я коснулся членом упругой задницы.

 — Можно?

 — Угу, — она уже была согласна, похоже, на всё.

Наклонив Цветика пониже и разведя ей ноги как можно шире в стороны, я принялся осторожно вкручивать в неё свой член. Обильно покрытый слюной, он достаточно свободно скользил меж её ягодиц, постепенно забираясь всё глубже и глубже. В тишине спящего вагона слышалось лишь наше тяжёлое дыхание да всхлипы моей подруги.

 — Больно?

 — Нормально: — с трудом между двумя стонами выдохнула она. — Давай же. Давай: Я начал двигаться смелее и энергичнее. Узкое отверстие плотно сжимало разгорячённый член. Ещё чуть-чуть, ещё: Член запульсировал, вздрогнул и начал извергать из себя тёплые сгустки влаги.: Откинувшись на стену, я отрешённо наблюдал в свете встречного поезда за мутно-белой струйкой семени, сочившейся меж двух округлых полушарий и стекавшей затем по ногам. У меня не было сил даже поднять штаны. Когда вернули то и старик, и девушка, куда то испарились. Может, поменялись с кем ни будь или проводник решил, что виновен в чем. Выпив шампанского, мы провалились в глубокий сон и проспали до следующего вечера.

==================================================================

А проснулись на стук в дверь с просьбой открыть дверь. Проводник подселил двух здоровенных парней кавказкой наружности.

 — Эй, шеф да я заплачу за эти места в двойном размере. — Попросил Сергей проводника.

 — У них билеты на руках, да и мест нет да я бы с удовольствием ты же знаешь. — Ответил проводник.

 — Да весело будет вместе побалдеем. — как в последствии окажется вещими словами, сказал один из пришельцев.

Нужно сказать, что они были крепкими парнями и пили они неслабо, и складывалось впечатление, что пацаны достойны уважения, что алкоголь на них не действовал. Тем не менее, чуть позже они позволяли себе рассказывать грязные анекдоты и отпускать шуточки. А Сетка была уже слегка подшофе и смеялась по каждой шутке. Все согласились поиграть в картишки сначала так, потом предложили на деньги понарошку.

Я отказался залез на верхнюю полку вздремнуть, нужно было как, оказалось, потом набраться сил. Играть договорились на деньги, нарезанные из бумаги. И моя, не понимая что делает согласилась.

Пару раз ей дали выиграть, а затем, повысив ставки, ребята показали все, на что они способны — моя благоверная подруга как бы в шутку продула 2.5 тысячи долларов. Орлы уже не в шутку стали требовать ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх