Учительница Мать

Страница: 3 из 3

Несколько раз собака поднимала голову, но Ирина, дергая за поводок, возвращала ее обратно к промежности. Принц то тыкался в обе дырки хозяйки, то принимался лизать, быстро и сильно шлепая шершавым языком по ее промежности.

«Ооо даа... Я кончаю...», прохрипела Ирина и оттолкнула Принца от себя. Левой рукой она терла клитор, а три пальца правой руки засунула себе во влагалище и стала быстро ими себя трахать.

«Оооооо, дааааааа... Кончаю... Ммммммммм...». Ирина свела вместе ноги, зажав между ними руку. Рот ее был открыт. Из горла доносился уже только стон, срывающийся на хрип. Таз дергался вверх-вниз. Принц стоял рядом и лизал хозяйке лицо. Наконец Ирина расслабилась, прикрыла глаза и затихла. Принц встал между ее широко разведенных ног и, ткнувшись носом во влагалище, принялся жадно лизать. Ирина открыла глаза и улыбнулась,

«Хороший мальчик. Хороший. Иди ко мне. Я тебя поблагодарю». С этими словами она встала рядом с собакой на колени и обхватила рукой его член. Немного подрочив, она погладила Принца по спине и встала,

«Подожди чуть-чуть, мой хороший. Сейчас я кое-что сделаю и мы с тобой продолжим». С этими словами она подошла к шкафу, выдвинула ящик, и достала оттуда пару носков. Одев их Принцу на передние лапы, она обвязала их шнурками, чтобы не свалились. Затем подошла к столу и взяла с него искусственный член, около десяти сантиметров длиной, и связку прищепок. Присев сзади дочери, она сильно шлепнула ее ладонью по заднице.

«Ну как? Тебе хорошо, маленькая моя? Как твоя пизденка?» Она сильно потерла влагалище дочери. Маша застонала. Каждое прикосновение к выпоротой промежности доставляло ей боль.

«Больно?»

«Да, мам».

«Это хорошо. Видела бы ты сейчас свою пизду. Такая красная, распухшая. Но это не страшно. Скоро пройдет. А сейчас займемся всем остальным. Сначала — твоя жопа». Сказав это, Ирина плюнула на Машин анус и тут же воткнула в него толстый резиновый член. Девочка вскрикнула от неожиданности. Анус ее резко сжался, выталкивая член наружу, но Ирина резким движением втолкнула его обратно на всю длину, так что он полностью скрылся в Машиной прямой кишке. Анус за ним резко сжался в маленькую дырочку. Маша заерзала тазом. Видно было, что член доставляет ей неудобство, но вытолкнуть его из себя у нее не получалось. Понаблюдав некоторое время за безуспешными попытками дочери вытолкнуть член, Ирина удовлетворенно улыбнулась и сказала,

«Ничего, скоро привыкнешь... А сейчас будет еще интересней...». Она сняла со связки одну прищепку и одела ее Маше на половую губу. Маша резко вздохнула. Тогда Ирина потянула прищепку на себя, оттягивая дочери губу. Прищепка держалась крепко и не отпускала. Маша простонала,

«Мам, пожалуйста, не надо... Мне больно...»

«Тебе и должно быть больно, шлюха. Чтобы ты надолго запомнила этот урок». Сказав это, Ирина одела еще четыре прищепки на ту же губу, а потом еще пять на вторую. Зайдя к дочери спереди, она сняла со связки еще две прищепки и одела их ей на соски. Потянула их вниз, оттягивая соски. Прищепки держались крепко, расплющивая и впиваясь в нежную, розовую кожу. Маша стонала, низко опустив голову.

«Держи голову прямо», сказала ей Ирина, и встала перед ней на четвереньки, прижавшись к лицу своей промежностью,

«Лижи. И получше. Старайся, как можешь. Даже собака лижет лучше, чем ты», сказала она дочери, подтягивая к себе за поводок Принца. Поставив дога перед собой, она обхватила рукой его член и немного подрочила. Потом оттянула с него кожу, покрытую шерстью и двумя пальцами стала удерживать ее у основания. Покачав член Принца в разные стороны, она подлезла головой ему под живот и взяла в рот его толстый, фиолетовый член. Облизав его по всей длине, она вытащила его изо рта и опять покачала перед собой.

«Собачка моя, любимая. Утебя такой замечательный член. Я его обожаю. Такой большой, красивый. Ты сделал мне приятное, теперь моя очередь. Сейчас ты кончишь так, как не кончал ни с одной сукой. Собаки ведь не умеют сосать так, как я», сказала она, поглаживая свободной рукой его яйца. Открыв рот, она принялась жадно сосать член Принца, издавая громкие чавкающие звуки. Собака виляла хвостом и тихо поскуливала. Несколько раз Принц дергался в сторону и его член, с громким хлюпающим звуком, выскакивал изо рта Ирины, но она ловко подтягивала его обратно к себе и снова начинала сосать. Все это время Маша исправно лизала влагалище матери, и не видела, что происходит у них с Принцем. До нее доносились только звуки, но и этих звуков для нее было достаточно, чтобы возбудиться. Она вспоминала кассету, которую смотрела вчера, и представляла в различных сценах себя, мать и этого огромного дога. Ее бритое влагалище было мокрым от липких выделений. Она чувствовала, как подрагивает ее клитор. Прищепки на половых губах и сосках уже не причиняли такой боли, как сначала, но при малейшем движении они мотались в разные стороны, напоминая о себе небольшими всплесками тупой боли. Все Машино лицо было липким от выделений Ирины. Мать ерзала промежностью по ее лицу, сильно терлась об нос, подставляя Машиному языку то клитор, то вход во влагалище, то анус.

Наконец Принц громко пролаял и Ирина, зная привычки своей собаки, вытащила его член изо рта. Принц кончал. Из его толстого члена тоненькими струйками выстреливала мутная сперма. Ирина подставила ладонь, и вскоре на ней образовалась небольшая мутноватая, липкая лужица. Принц повернул голову, просунул ее себе под живот и стал облизывать свой член. Ирина убрала руку, которой удерживала кожу у основания, и член тут же закрылся. Собака отошла в угол и легла, положив голову на передние лапы. Ирина развернулась к дочери и поднесла к ее рту ладонь со спермой,

«Выпей, шлюха. Быстрее, не заставляй меня ждать».

Маша вытянула губы трубочкой и всосала с ладони матери в рот всю сперму.

«Вот так. А теперь оближи...», сказала Ирина.

Маша высунула язык и облизала ее ладонь.

«Хорошо. Посмотрим, как там наши прищепочки...», сказала Ирина, заходя к дочери сзади: «Ну как? Болит? Только честно отвечай».

«Чуть-чуть».

«Это плохо. Но ничего, сейчас мы это исправим», и Ирина подошла к стене и сняла с крюка плетку,

«Посмотрим, как это понравится твоей пизде».

«Мам, пожалуйста, не надо. Я не хочу больше», захныкала Маша.

«А кого волнует, что ты хочешь?!», усмехнулась Ирина: «Я этого хочу, это главное. Тем более, ты провинилась. Так что терпи теперь. Раньше надо было думать».

Она перешагнула через спину дочери и сжала с обеих сторон ногами ее бока.

«А теперь скажи мне, за что я тебя наказываю».

«За то, что я дрочила вместо того, чтобы делать уроки».

«Правильно», медленно сказала Ирина, водя кончиками плетки по Машиной спине, «И когда ты теперь будешь дрочить?»

«Только когда ты мне разрешишь, мамочка», тихо сказала Маша.

«Если ты думаешь, что разжалобишь меня своими «мамочками», то ты сильно ошибаешься. Я не изменю своего решения. А теперь приготовься понести заслуженное наказание». С этими словами Ирина сильно размахнулась и хлестнула плеткой по промежности дочери, сорвав одним ударом сразу две прищепки с одной из половых губ. Маша взвизгнула. Из глаз ее полились слезы. Она пыталась сжать ноги, но ей не давала этого сделать палка, к концам которой были пристегнуты ее лодыжки. От напряжения из ее ануса показался искусственный член, который она до этого безуспешно пыталась вытолкнуть из себя. Еще через несколько ударов склизкий член выпал на пол, но анус все еще оставался расширенным и из него маленькими капельками вытекала коричневатая слизь.

«Мамочка, пожалуйста, не надо. Я больше не буду. Я буду послушной. Всегда и во всем буду тебя слушаться. Пожалуйста, не надо больше», сквозь слезы быстро залепетала девочка.

«Закрой рот, шлюха. Или я тебе сейчас кляп засуну», зло сказала Ирина, продолжая стегать дочь.

После семи сильных ударов все прищепки с половых губ были сорваны. Ирина добавила еще три удара и отбросила плетку в сторону. Подняв с пола член, выпавший из Машиной задницы, Ирина вставила его себе во влагалище и начала быстро дрочить. Зайдя к дочери спереди, она уперлась свободной рукой в пол, приподняла на согнутых ногах таз так, что ее щель оказалась прямо перед лицом девочки, отбросила в сторону член и стала тереть клитор. Через несколько секунд она кончила, издав громкий, протяжный стон, и из ее щели на Машино лицо брызнули обильные, липкие выделения. Ирина упала без сил на спину и еще некоторое время гладила свою щель. Маша, сквозь слезы наблюдала за матерью. Наконец Ирина встала,

«Ну что, онанистка? Хочешь подрочить, а?»

«Нет, мамочка».

«Болит пизда?»

«Да, мамочка».

«Это хорошо. А анус?»

«Нет, мамочка», ответила Маша и поняла свою ошибку, но было уже поздно.

«Ах не болит! Ну что ж, это легко исправить». Ирина подошла к столу, взяла с него толстый вибратор с резиновыми шипами и с силой вогнала его дочери в задницу. Маша застонала,

«Мамочка, ну не надо. Я больше не могу».

«Дрочить ты целыми днями можешь, а потерпеть чуть-чуть не можешь. Какая ты нежная». С этими словами Ирина несколько раз резко двинула вибратором туда-обратно. Маша захныкала,

«Аааай, мам. Не могу».

«Терпи, шлюха». Ирина присела, протянула руки под дочь и резко сорвала прищепки с сосков. Маша взвизгнула.

«Молчать», прикрикнула на нее мать, и сильно шлепнула по правой ягодице. Маша послушно замолчала. Ирина встала, взяла с полки «Polaroid» и сфотографировала дочь с разных сторон. Положив отснятые фотографии на стол проявляться, она присела перед Машиным лицом.

«Открой рот», сказала она.

Маша выполнила приказ. Ирина немного привстала и прижалась щелью к Машиному рту.

«А сейчас будешь глотать, и чтобы ни одной капли не пропало, поняла?!» Ирина дотянулась до плетки, взяла ее в правую руку и стала стегать дочь по спине. При каждом ударе Маша приглушенно вскрикивала.

«Готовься. Сейчас...», сказала Ирина. Маша почувствовала, как мать напряглась, потом расслабилась, и ей в рот ударила сильная струя теплой, соленой мочи. Девочка пыталась глотать все, но не успевала. Моча лилась слишком сильной струей и быстро заполняла рот. Скоро она стала вытекать из уголков рта, стекать по подбородку и капать на пол. Через полминуты напор мочи иссяк. Маша почувствовала, как на язык упали последние капли и проглотила их. Ирина потерлась мокрой промежностью о лицо дочери, встала и увидела на полу лужицу, вытекшую из Машиного рта.

«Ах ты дрянь! Я же сказала, ни одной капли не должно пропасть. А ну, наклоняйся и выпей все, что осталось». Она сильно нажала на голову девочки, придавливая ее к полу. Маша вытянула губы и стала всасывать в рот мочу, а Ирина медленно водила за волосы ее голову над всей лужей. Когда на полу осталось только влажное пятно, Ирина приказала дочери вылизать эту часть пола. Маша высунула язык и тщательно вылизала каждый сантиметр. Когда она закончила, мать отстегнула ее руки и ноги от палок, и она уселась на пол, растирая затекшие запястья и лодыжки. Ирина приказала ей встать на четвереньки и резко выдернула из ее ануса вибратор. Маша тихонько ойкнула и потерла ладонью между ягодиц.

«Посиди пока здесь, я скоро прийду», сказала Ирина и вышла из комнаты, захлопнув за собой дверь.

Маша посмотрела вниз, на свое влагалище. Зрелище было удручающее. Вся щель после порки побагровела и распухла. На губах краснели ссадины от содранных прищепок. Вся промежность ныла и при каждом прикосновении отзывалась болью. Маша взяла со стола матери какой-то гинекологический инструмент и приложила его между ног. От холодной медицинской стали стало немного легче. Но вскоре инструмент нагрелся. Она положила его обратно и стала ждать возвращения матери...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

2 комментария
  • Anonymous
    зина (гость)
    17 марта 2013 0:59

    мама права

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Нигра (гость)
    24 августа 2013 22:43

    это просто жееесть, таких родителей убивать надо

    Ответить

    • Рейтинг: 1

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх