Человек-игрушка

Страница: 1 из 3

Это реальная история, которая произошла со мной совсем недавно.

Случилось так, что я попала в зависимость к одному человеку. Для того чтобы попасть в зависимость, много ума не надо — ты живёшь, и думаешь, что если всё будешь делать, как говорят, то потом всё будет нормально.

В общем, у этого дяденьки был сынуля, который любил повеселиться. Вот как-то этот сынуля отпросил меня у папы отдохнуть с друзьями. Честно сказать, дома он со мной уже «отдыхал», а вот так чтобы ему разрешили меня куда-то взять, такое было первый раз. Он пришёл ко мне в комнату и сказал:

 — Засиделась? Поедешь со мной, я тебя в люди выведу.

 — Мы куда-то поедем?

 — Мы с друзьями отдыхаем, ты едешь с нами, развлекать будешь.

Он посмотрел на меня:

 — Так, такая одежда не пойдёт, надо надеть что-то другое.

Я была в джинсах и кофте.

 — Что же тебе одеть? Ладно, раздевайся, сейчас придумаем.

Я разделась и осталась в одних белых трусах.

 — Снимай, такие трусы не пойдут.

Я осталась без ничего. Он посмотрел на меня:

 — Вот, может так, и поедем, чего одеваться, потом раздеваться? Подожди, сейчас с ребятами посоветуюсь, что делать будем.

Он вышел. Я стояла и думала: «Интересно, сколько человек, и что будут делать? Собрались куда-то ехать, значит на машине. Как не хочется ехать раздетой — наверняка кто-нибудь увидит, как не прячься. Хотя если не оденут, значит, далеко не поедут, что они, глупые меня возить в таком виде, вдруг кто заинтересуется». Вошёл сынок.

 — Так, садись в кресло, ребята на тебя посмотреть хотят. Подал полотенце — Положи между ног, прикройся. Ноги расставь, и грудь руками прикрой.

Я села и всё сделала. Он крикнул: «Заходите!», и в комнату вошли двое молодых парней.

 — Ну, как деваха? Будем одевать, или так возьмём?

 — А фиг его знает, и куда, до ближайшей речки? Подербаним её, и обратно поедем? Ты же говорил, она всё делает, что скажут. Давай что-нибудь другое придумаем. Она тут постоянно находится?

 — Да, уже две недели. Во, а давайте праздник ей устороим — по магазинам с ней походим, купим с ней всё чё нам для неё надо, над народом поприкалываемся. Всего напокупаем, на ней и попробуем.

 — Только поехали в... (назвал город, извините, не скажу какой), а то тут мало ли — вдруг знакомые увидят, заодно и покатаемся. Пусть тогда одевается, есть у неё что-нибудь прикольное?

Вся моя одежда, которой снабдил меня дядечка, находилась в небольшой двудверной тумбочке, и, естественно, выбор фасонов отличался определённой направленностью.

Я показала им, где лежит одежда. Сынуля подошёл, и стал копаться в белье. После недолгого обсуждения они выбрали глухой лифчик с огромными лямками, шерстяные панталоны, чулки, юбку и прозрачную футболку.

 — Одевайся, сейчас поедем.

Они вышли, я одела всё это на себя. Панталоны нагло торчали из-под юбки, пришлось их подворачивать. Лямки лифчика чуть ли не закрывали полспины и нагло просвечивали сквозь футболку. Даже без зеркала было понятно, что в таком виде показываться людям просто неприлично.

За мной пришли, на ноги велели надеть низкие сапожки с высоким каблуком (на улице 28 тепла!) и мы вышли из дома. Я поняла, что всё несколько хуже, чем предполагала — возле дома находилось две легковых машины и японский микроавтобус, и везде сидели парни. Сынок открыл мне дверь салона автобуса, а сам сел в кабину. Я села на единственное свободное место около перегородки водителя, лицом к салону. На всех остальных местах сидело семь человек парней, ровесников сынули, 23—26 лет.

Сынок обернулся в салон:

 — Ну всё, поехали. Как красавица? Я задержался, её одевал, чтоб помоднее выглядела. Ничего дырка, поиграем?

 — А хватит одной, может, надо было ещё девок взять?

 — Не, она добрая. Да и вам не надоели девки, от которых в зад не допросишься, и которым подавай кровать и отдельную комнату. А с этой поиграем в любые игры без лишних вопросов. Да, лапочка — обратился он уже ко мне — ты же ведь хочешь, чтоб с тобой немного поиграли, и потрахаться по-взрослому, правда?

Я сидела и смотрела в окно, чтобы не видеть взглядов, направленных на меня.

 — Эй, слышишь, что спрашивают? Ответь достойному обществу.

 — Да:

 — Нет, смотри на людей, они все свои, а тебе скоро ближе чем родные будут, и говори: «Я хочу, чтобы со мной делали всё что нравится и где угодно, и я буду рада всему, что со мной захотят сделать».

Я повернулась к салону и всё это громко сказала.

 — Вот, а теперь скажи: «Я хочу, чтобы меня все трахали кому, как и где захочется в течение всего времени».

Я сказала и это.

 — Ну вот, а то сидишь как чужая. Покажи ребятам, какие мы с тобой трусы нашли, пусть ребята порадуются.

Я задрала юбку. Панталоны вызвали всеобщую радость.

 — Ого, я такие на картинках прошлого века видел!

 — Это из армейского арсенала зимней формы?

 — А чего они завёрнуты, наверное, ноги жмут?

 — Это колготки из-под них торчат? Сверху никак не налезли?

 — А у неё под ними ничего не сварится, пока доедем?

 — Не, не сварится — подал голос сынуля — сейчас по магазинам проедем, купим всяких игрушек для девочки, а то без них она нас всех изнасилует.

С дальнего сиденья раздался голос:

 — Подойди-ка сюда, посмотрю насколько у тебя панталоны тёплые.

Я пошла к парню, который меня позвал.

 — Ты, гинеколог, ты её только раньше времени не драконь, а то тебе только дай!

 — Да я не буду ничего делать, посмотрю, есть у неё дырка, и всё. Ну, чего встала, задирай юбку — обратился он уже ко мне.

Я встала лицом к нему и задрала юбку. Он оттянул резинку, сунул руку между ног, и стал перебирать там пальцами.

 — Так, раздвинь ножки: Немного наклонись:

 — Ну как там, зубов нет? Или целку нашёл?

 — Да нет, она сухая вся! И неудобно тут, до жопы не достанешь, надо эту фигню с неё снимать и раскладывать где — нибудь.

 — Да тебе бы только разложить. Ничего, сейчас до аптеки доедем, гандонов купим, крем какой-нибудь и вазелин.

 — Давай, и перчатки, я её и посмотрю сразу.

 — Ты как, презервативы в аптеках покупала?

 — Нет:

 — Презервативами надо пользоваться, это в телевизоре говорят. Ну ничего, мы с тобой сходим, чтоб тебе не страшно было.

 — Во, мужики, а давай приколемся, пусть она в аптеке знаете что скажет:

И он сказал мне, что я должна говорить продавщице.

Мы приехали к аптеке. Парни вышли, и рассказали, что они придумали тем, кто ехал в других машинах. В аптеку со мной зашли десять парней, им было интересно, как отреагирует продавщица. В аптеке наша группа сразу привлекла внимание всех, кто там находился — нескольких покупателей и всех продавцов. Я встала в очередь, парни находились неподалёку. Когда подошла моя очередь, я подала в окошечко четыре бумажки по тысяче рублей, и сказала, как мне велели до этого:

 — Дайте мне пожалуйста презервативы.

Продавщица посмотрела на меня странным взглядом, и спросила:

 — Сколько?

 — А я не знаю, посчитайте пожалуйста, пятнадцать по четыре раза, это сколько надо?

Продавщица вошла в ступор. Наш разговор слышала вся аптека, потому что парни, чтобы слышать разговор, перестали галдеть, а вместе с ними невольно прислушались и все остальные. Продавщица попробовала поправить положение и спросила:...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх