Как дядя мне поставил клизму

Страница: 2 из 3

полки шкафчика плоскую коробку, и вынул из нее большую красную резиновую грелку с красным же шлангом и белым наконечником, присоединенным к концу шланга. Показав мне эту штуку, он сказал, что это и есть клизма, и начал подробно объяснять, как пользоваться клизмой.

Услышав от дяди, что эту большую, довольно-таки страшновато выглядевшую штуковину я должен буду наполнить доверху теплой водой, да еще и с мылом (а, по словам дяди, в эту грелку помещалось 2 литра воды), а потом засунуть этот длинный толстый наконечник себе в попку и принять всю эту клизму до конца, да еще и удерживать ее потом несколько минут, я не на шутку испугался. Мне казалось, что это должно быть очень больно и неприятно. И я не мог представить себе, каким образом в мою попку, и без того доверху забитую газами и твердым дерьмом, может войти такая большая клизма — целых два литра воды! Кроме того, мне представлялся постыдным и унизительным сам процесс постановки клизмы.

Дядя, видя мой испуг и смущение, улыбнулся и сказал: «Не бойся клизмы, Тони. Это совсем не больно и не страшно, и даже не неприятно. Все будет нормально. Хорошая теплая клизма поможет тебе, ты опорожнишься и боль в животе пройдет. Тебе не будет больно, тебе будет только хорошо и приятно, тепло в попке и в животе».

Эти слова дяди повергли меня в еще большее смущение. Я почувствовал себя совсем маленьким и беззащитным мальчиком, с которым разговаривают как с ребенком — утешают, уговаривают и успокаивают. Вместе с тем во мне родилось какое-то теплое чувство к дяде, который так хорошо понимает меня и происходящее со мной. Я почувствовал себя в безопасности, почувствовал, что могу довериться дяде и он действительно не сделает мне плохо, больно или неприятно, и что он действительно хочет мне помочь.

Подумав обо всем этом, я решил, что лучше не буду экспериментировать и пробовать поставить себе клизму сам, а доверюсь дяде. Тем более что это был первый раз в моей жизни, когда мне вообще ставили клизму, и я решил, что я лучше позволю дяде поставить мне клизму, так как он явно был очень опытен в этом и знал, что и как делать.

Когда я сказал дяде, что хочу, чтобы он сам поставил мне клизму, он велел мне раздеться догола в спальне, оставить там одежду и голым прийти в ванную. Я сначала немного сопротивлялся от смущения и осознания необходимости быть совершенно голым перед моим дядей, но усиливающиеся давление и дискомфорт в моем животе от запора и газов быстро заставили меня забыть о смущении и об унизительности клизмы.

Внутренне смирившись с необходимостью клизмы, я быстро вышел в спальню, спустил и снял свои джинсы и трусы, снял футболку и обернул банное полотенце вокруг талии. И с полотенцем вокруг бедер я вошел в ванную, где мой дядя уже наполнял клизму до краев теплой мыльной водой. Я увидел, как дядя привинчивает к грелке пробку, шланг, краник и наконечник. Потом дядя открыл краник и спустил немного воды, пояснив мне, что спускает из шланга остатки воздуха, и снова закрыл краник.

Дядя дал мне потрогать клизму, сказав: «Тони, попробуй воду — достаточно ли она теплая для тебя, не горячая ли она. Ведь это твоя клизма, это твоя попка, это вода, которая пойдет ТЕБЕ в попку, и ты должен быть сам заинтересован в том, чтобы водичка была теплой и приятной».

Я был очень смущен дядиными словами про воду, которая пойдет мне в попку и должна быть мне приятной, но послушно потрогал клизму и неуверенно сказал дяде, что она теплая и меня такая температура, наверное, устраивает. На самом деле я был в этом совсем не уверен, потому что не знал, не покажется ли мне теплая на ощупь вода горячей в попке.

После этого дядя попросил меня снять полотенце и постелил его на полу ванной. Затем он велел лечь на полу на спину и широко раздвинуть ноги, поставив одну ногу на край ванны, а другую на сиденье унитаза, чтобы ему было удобно делать мне клизму и хорошо было видно мою дырочку.

Я был очень смущен предложением лечь в такую бесстыдную позу. Кроме того, я очень волновался из-за того, что у меня вдруг случилась сильная эрекция, и я не мог понять, отчего это мой член встал. И, конечно, я все еще немного боялся клизмы, несмотря на дядины уговоры и уверения в том, что это не страшно и не больно. Мне было и страшно, и стыдно, но в то же время интересно. Обычно у меня была эрекция только тогда, когда я общался со своей подругой или с другими девочками, а не в присутствии другого мужчины, тем более родного дяди. Поэтому неожиданно возникшая перед клизмой эрекция меня очень смутила. Я стал думать, что со мной что-то не в порядке.

Дядя заметил, что я очень стесняюсь, и сказал мне, чтобы я не беспокоился о моем теперь стоявшем уже полностью вертикально члене. Он добавил, что он тоже испытывает сильную эрекцию всякий раз, как делает себе клизму, и что это вообще нормально для мужчины испытывать эрекцию перед и во время клизмы. Кроме того, дядя снова попросил меня расслабиться и не бояться клизмы, повторив в который уже раз, что это не больно и не неприятно. Мне стало немного легче, и я стал меньше смущаться. Я позволил себе немного расслабиться, почувствовав, что все нормально и что со мной не происходит ничего неправильного или необычного.

Тут бег моих многочисленных и хаотических мыслей был прерван, и дядя спросил готов ли я к тому, чтобы он начал ставить мне клизму.

Я неуверенно сказал «да...», и дядя опустился на колени на пол. Затем он пощупал мой живот и сказал: «Тони, мы не можем прямо сейчас начать делать тебе клизму, потому что у тебя живот весь переполнен газами и в нем нет места для клизмы. Тебе надо сначала пропукаться, отвести хотя бы немного газов и освободить место для клизмы».

Эти слова снова повергли меня в смущение, как смущало меня всегда любое упоминание о газах и вообще моих естественных отправлениях. Я густо покраснел, а дядя сказал: «Не надо стесняться газов, Тони, ты просто болен, это нормально и все скоро пройдет. Газы — это такая же болезнь, как и любая другая, и не надо этого стесняться. Ты пропукаешься и тебе станет легче, а потом мы поставим тебе хорошую теплую клизмочку, и тебе станет совсем хорошо».

С этими словами дядя встал с колен, достал из шкафчика длинную тонкую красную трубочку, банку вазелина. Затем он снова опустился передо мной на колени и стал раздвигать мне ягодицы.

Вскоре я почувствовал, как дядин палец смазывает мне анус. Потом он попросил меня расслабиться и не сжимать попку, и начал поглаживать и массировать мне ягодицы. Я ощутил, как дядин палец мягко и плавно скользнул внутрь меня и начал смазывать мне кишку. Ощущение было необычным и очень приятным. Сначала я все-таки сжимался, и дядя мягко попросил меня расслабиться и не напрягаться. Потом я расслабился и пукнул, и сразу же устыдился этого, снова густо покраснев. Дядя, однако, одобрительно сказал: «Молодец, Тони, пропукайся, выпусти газы». И начал стимулировать меня к этому, двигая пальцем у меня в заднем проходе и одновременно массируя и надавливая мне на живот. Подобного кайфа я никогда не испытывал — у меня было ощущение, что где-то в голове взорвался фонтан удовольствия. Полузакрыв глаза, я принялся мечтать о том, как бы это мне делала Эми, девочка, в которую я тогда был влюблен. Одновременно я пытался управлять мышцами своего ануса — то расслаблялся, то натуживался и пукал, то плотно сжимал задний проход колечком, обхватывая дядин палец. Дядя же поощрял меня выпускать газы и тужиться.

Затем я почувствовал, как дядя плавно вытащил палец и начал вводить мне длинную тонкую трубку глубоко-глубоко в попу. Я был удивлен тому, насколько глубоко может войти трубка, не причинив мне никакой боли. Одновременно я был слегка разочарован тем, что дядя так скоро прекратил массировать мне кишку пальцем — мне это очень понравилось.

Введя мне трубку в задний проход, дядя остался сидеть на коленях возле меня и массировать мне живот. Через трубку вскоре начали обильно выходить газы, и я был очень ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх