Осенняя ночь - 2

Страница: 2 из 9

— взрывается соседка, и я замечаю у нее под левым глазом тщательно замазанный синяк.

 — Вторую неделю пьет, сука! Куда только в него лезет! — она с негодованием вытряхнула ведро в мусоропровод и дрожащими руками вытащила сигареты. Значит, расположена-таки поговорить...

Бедная, забитая мужем, русская женщина, единственная мечта которой иметь непьющего мужика! Чтоб не «из дома нес», а наоборот — «все в дом». Вот тогда-де и будет простое бабское счастье.

 — Бросала бы ты его... — вяло посоветовал я, чтобы хоть что-нибудь сказать.

 — Да? А куда мне деться? Квартира-то его! Он еще холостым купил. Кто меня возьмет с двумя детьми? Да и, вообще, я плохо выгляжу...

Ну, умеют же бабы комплименты выжимать! После такого — не хочешь, а сказать обязан.

 — Да ты о чем?! Ты вполне еще!... Очень даже!..

Сильно ли я кривил душой? Миниатюрная, с неплохой фигуркой и красивой, слегка оттопыренной попкой... Обесцвечивает волосы, чтобы казаться моложе — сбросить тот самый хвостик, после тридцати. Большие, серые глаза с застывшим навеки страданием и тонкий, с легкой горбинкой, аристократический нос. Работает продавщицей в киоске. Хозяева — не то армяне, не то азербайджанцы... Интересно — пристают? Наверное...

 — Правда? Ничего? Или ты — просто так?..

О чем это она? Ах, да...

 — Конечно, ничего! Если бы не... я бы!... — и я сделал вид, что могу в любой момент загореться от страсти, вспыхнуть, как кучка бездымного пороха.

 — Если бы не... — что? — она как-то незаметно придвинулась, вторглась, в так называемое, «личное пространство», куда уважающие себя люди допускают только жен и любовниц.

 — Ну... — я хотел присесть на батарею, но она, как одеялом, была покрыта слоем пыли, — Витек же... сосед... я его хорошо знаю... неудобно...

 — Неудобно целоваться через стекло, — произнесла Светка одну из сакраментальных фраз российских женщин, — пошли, я тебе кофе сварю!

Она прямо перед моим носом подтянула трико так, что все нижние женские прелести оказались весьма рельефно выделены и, помахивая мусорным ведром, как парижская модница сумочкой из крокодиловой кожи, не оглядываясь, направилась к себе. В двухкомнатной квартире Светланы и Витька, как всегда царил кавардак.

 — Глянь на этого бугая, — она открыла дверь в комнату, — можно из пушки стрелять, не разбудишь!

На смятой подушке виднелся мощный затылок супруга. Раздавался тихий храп, перемежаемый свистом и «пыханьем».

 — Храпит сильно? — зачем-то спросил я.

 — Не так, чтобы очень... — озабоченно ответила Светка и закрыла дверь.

Мы прошествовали на кухню — кают-компанию любой малогабаритной квартиры. Разводы на потолке они даже не закрашивали, а из крана тоненькой струйкой вытекала вода, намыв за многие месяцы ржавый след.

 — Сейчас кофе сварю, — Светка опять подтянула трико.

 — У тебя резинка ослабла? — не выдержал я и тут же добавил, — шучу, шучу...

 — Можешь сам посмотреть, — она оттянула резинку так, что моему взору открылись черные, кружевные трусики.

 — Так... — мне ничего не оставалось, как попробовать злополучную резинку, — да нет, вроде ничего... Наоборот, наверное, давит...

Не следовало мне этого говорить. Нужно было чинно выпить кофе, поговорить о погоде и удалиться. Светка наполовину стянула трико, подняла кофту и продемонстрировала мне талию с тонким следом от резинки, а заодно и высокое качество трусиков. Что-то в душе шевельнулось... Может, действительно мне нужно пошалить не стороне — быстрей забудется та злополучная ночь?..

 — Я сейчас... переоденусь. Минутку посиди... потом кофе сварим, — она направилась в комнату, где отдыхал сто двадцатикилограммовый Витек.

Присев за крохотный кухонный столик, я тупо спросил себя: она собирается меня соблазнить? Наверное...

 — Да пусти, зараза! — вдруг послышалось из комнаты.

Вот тебе «на»! Спит — «пушкой не разбудишь»?! Проснулся, а тут — раздетая жена...

 — Пусти... сволочь... у нас гости, — хрипела женщина, по всей видимости, отбиваясь изо всех сил. Но куда ей против пьяного бугая?..

Что делать? Взять бы его за жирный загривок, да мордой о стенку! О батарею! Не насилуй женщину, гнус, даже если это твоя жена! Наверное, самое разумное тихо уйти. Неловкое положение... Из комнаты слышалось тяжелое дыхание Витька и скрип кровати. Надо уходить... Иначе — будет всем неудобно... А, может сделать вид, что ничего не слышал? Сварить кофе... Вон банка, кофеварка... Ты, мол, что-то долго переодевалась, я здесь похозяйничал... И тут я понял, что просто не хочу — почему-то не хочу — идти в свою квартиру. Квартира напоминает...

 — Ну, кончай быстрей... сволочь... — ясно донесся шепот Светки.

Значит, она рассчитывает выйти ко мне, как ни в чем не бывало? Выпить кофе... Интересно — думает она, что мне следует уйти? Или уверена, что ничего не слышно? Да нет, не такая она дура... Всем известно какая слышимость в панельных квартирах.

 — Ноги выше... — промычал Витек.

И опять:

 — Ну, быстрей... у... нас... гос... ти...

Явно Светка рассчитывает застать меня на кухне. Все равно неудобно... «целоваться через стекло!». Действительно — сварить кофе? Я зажег газ и насыпал в турку три ложки с верхом молотого кофе. Аромат приятно щекотал ноздри, но тут же вспомнился другой запах... Зачесался затылок. «Ты, когда чешешь затылок, похож на мужлана», — говорила Ленка. Из комнаты рвался хрип Витька, перемежаемый стонами. Динамическая нагрузка на кровать возросла неимоверно. Как выйдет — надо сделать вид, что ничего особенного... А, кстати, и действительно — что тут такого? Муж — жена... одна сатана... А если бы не муж с женой — так что? Было бы чем-то особенным? Светка — измятая, растрепанная и почти голая, в распахнутом коротком халате — промелькнула мимо кухни.

 — Извини, — донесся из ванной ее приглушенный голос, — ему с похмелья... бабу подавай! А потом... опять спит. Ты подожди... я сейчас.

Сейчас она проделает все необходимые процедуры, и мы чинно выпьем кофе, — я выключил газ, — он как раз готов! И все будет, как обычно. Вот только соблазнять меня она теперь вряд ли будет... Да и... слава богу! Когда Светка появилась все в том же коротком халатике, я разливал кофе по чашкам, как заправский... кто? Бармен? Официант? Холуй? Дурак, который вместо того, чтобы уйти?..

 — Теперь точно будет спать до утра, — женщину, казалось, совершенно не смущала пикантность ситуации.

Я, стараясь выглядеть невозмутимым, жестом пригласил ее к столу. Прежде чем сесть, Светка, глянула в кухонное зеркало.

 — Пришлось умыться! Обмусолил всю, пьяная скотина! — макияж действительно отсутствовал и это, как ни странно, придавало женщине по-детски беззащитный вид.

Отсутствие «боевой раскраски» как бы говорит — вот я какая на самом деле, без прикрас... не пускаю пыль в глаза... не приукрашиваю себя... Вообще, непосредственность Светки, слегка ошарашивала. Только что, ее в соседней комнате... И — ничего! А, может, это я — дурак? Смутился.

 — Чего задумался? Пей кофе — остынет! Ты, вроде, покраснел слегка? Жарко у нас? Нужно форточку открыть, — и женщина, задев меня твердым, горячим бедром, потянулась к окну. Черт побери! Кроме халата на ней ничего не было! Нет, пора домой... к себе... принять душ... полежать в ванной...

 — Не дует? — Светка ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх