Ягода-Малина

Страница: 11 из 13

вовсе не обращая внимания на такие мелочи. Чтобы привести её в чувство, он сильно шлёпал её по ягодицам, которые вскоре стали пунцово-кровяными. Руки и тельце мельтешили в воздухе, то быстро и беспорядочно, то с натугой и напряжением, словно пружина. Синюшно-багровое лицо было перехвачено судорогой. С изгиба нижней губы текли вязкие слюни. Затем подбросил корчащуюся Беллу к потолку, та перевернулась в воздухе, и Егор вновь поймал ее под мышки. Его хуй тут же вошёл в её попку — быстро, уверенно, как будто, так и надо. Белла почувствовала знакомую боль у краешков дырочки, но это было ничто по сравнению с той болью, которую она испытала только что. Егор работал без перерыва, не давая дырочке ни секунды отдыха. Её края заметно воспалились, но хуй двигался, не останавливаясь. У девочки кружилась голова, перед глазами все плыло, спина стала мокрой от пота, она чувствовала лишь упорное, последовательное движение, и ничего больше. При каждом ударе Белла вздрагивала, напрягаясь, но вела себя смирно и ничуть не пыталась плакать. Лишь стонала, а иной раз и негромко вскрикивала. Попка, казалось, раскалывалась напополам, тело онемело, в глазах мелькали цветные огоньки. Словно тугим обручем охватило виски, усиливая и усиливая давление. Мир взорвался и рассыпался на кусочки. Сильное, почти невозможное жжение в попке, будто обдали кипятком... Кровь на прокушенных губах... В ушах — какие-то несвязные надрывные звуки... Она задыхалась, все тело пробирала мелкая дрожь... Под напором могучего хуя что-то рвалось внутри, тяжело и натужно.

 — Ёбаная тварь! Теперь-то ты поняла, что такое настоящая ебля?! — полный чудовищной страсти громкий голос взорвал тишину, перекрывая время, расстояние, вечность.

 — Да! Да! Да!

И с этим криком из её рта вылетала в разные стороны кровь и слизь. Искусанные губы опухли и растрескались, волосы были мокрыми, будто на них вылили ведро воды.

 — Ебля!

Перед глазами — темный туман. В голове шумело, горячее, незнакомое прежде безумие жгучим огнём разливалась по всему телу, будто чёрная волна смыкалась над головой, утягивая в водовороты помешательства.

 — Ебля!

Слёз уже не было. Все слёзы сожрали муки этой силы, и ощущение звенящей изматывающей боли и похоти. Остался лишь молчаливый крик, рвущийся сквозь закушенные до крови губы:

 — Да! Да! Ебля! Ебля!

Вновь удары по щекам, по рукам, по всему телу. Сочится отовсюду алая кровь, но в глазах — багровые огни. Глазах познавшей истинную еблю девочки. Прикованной к этому хую, к этой пляске страстной силы. Полумёртвая, истерзанная, но вдруг почувствовавшая какой-то загадочный прилив непонятно откуда взявшихся сил. Да, чудовищно больно. Да, тело деревянное. Да, вся в крови. Да, едва не умерла. Но откуда этот, появившийся азартный блеск в глазах?! Откуда эти сладостные ощущения в неокрепшей, детской попке?! Да она и не думала сдаваться!

 — Е-ещё! М-м-мне очень хорошо-о-о!

И вновь удары по заднице, да какие! Ладонью, изо всех сил! Удары, обрушившиеся на её израненный, измученный зад, уже прошли как в тумане; пот заливал глаза, в висках стучало как молотом по наковальне. Его огромная рука крепко держала её за правую подмышку, упираясь большим пальцем в ключицу, а другая рука звонко шлёпала по попе, но Белла была уже благодарна своему мучителю за это необыкновенное удовольствие. Голенькое тело тряслось, словно в лихорадке. Она непрерывно стонала, запрокинув голову назад. Наконец, Егор вывел хуй наружу.

 — Ну! Сри давай!

Оглушительное пукание, коричневые капли и мелкие ошмётки говна вырвались из жопы, как из брандспойта. И вот, растягивая её анус, вылезла толстая какашка. Одновременно, расщепляясь в большой фонтан с кучей брызг, ударил поток горячей мочи. Егор приподнял её тело над головой и широко открыл рот. Золотистый ручеек зажурчал прямо у него во рту, начал выливаться оттуда. Струя брызнула выше — в нос, на глаза.

 — Аххх, сладко!

Теперь он опустил Беллу на пол, и поток его мочи ударил ей в лицо, заливая глаза, смывая кровь, блевотину, сопли. Несколько мощных струй ударили ей в нос и рот, и чтобы вздохнуть, Белла открыла рот и чуть не захлебнулась. Её рот тут же наполнился соленой и горячей влагой, и она стала глотать мочу, наполнившую рот до отказа. В горле всё клокотало, журчало, и изо рта показались пузырьки пены. Сначала Белла делала крупные глотки, а потом, откинув голову назад, просто пропускала потоки мочи прямо в желудок, не глотая. Обосанную, всю в кровоподтёках Беллу, Егор вновь подхватил подмышки и засадил ей в пизду так, что у неё на добрые десять секунд перехватило дыхание. Одновременно больно и ужасно приятно! Вот Егор делает резкий глубокий толчок, ещё один, и ещё, натягивает Беллу до упора. Вспотевшие горячие яйца рассекают воздух с бешеной скоростью. Егора тотчас же захлестнула волна самых разных чувств — восхищение этой удивительной девчонкой и волнующая страсть, желание раствориться в ней и заключить в свои объятия. Он притянул её к себе и поцеловал Беллу долгим, полным страсти поцелуем. Её тело расслабилось, став мягким и податливым; руки крепко обхватили шею Егора, словно пытаясь превратить этот миг в вечность. Её тонкий и нежный детский голосок звучал в его голове нежным колокольчиком.

 — Как хорошо вы ебёте меня, дядя Егор.

И улыбнулась. От этого на щёчках проступили две небольшие ямочки.

 — Мне приятно... Очень... Очень приятно... Честно, дядя Егор...

Малышка на секунду замолчала, потом подняла голову и посмотрела в его глаза. И их глаза встретились. В них были наслаждение, любовь, благодарность. И Егор ещё более крепко и нежно прижал к себе это маленькое создание. Его поцелуи переходят на её ангельскую шейку, плечики. Постепенно спускаясь ниже, втягивает сначала один сосочек, затем другой, оставляя небольшие засосы. Мучительно долго, буквально по миллиметру, продвигается по её животику. Белла напрягается всем телом, когда его язык проникает в ямочку её пупочка. Сладкий аромат детской кожи, с солоноватым привкусом пота и мочи. Егор опускает её на пол. И Белла начинает аккуратно водить сжатой ладошкой по всей длине его хуя. Нежно, словно боясь причинить Егору какие-либо неприятные ощущения. Приближает своё лицо к нему. Рассматривает внимательно. Начинает постепенно сокращать расстояние между своими губами и его залупой. Дрожащие и пересохшие губы касаются его плоти. Обожгли, ужалили. Затем Белла снова чуть отстранилась, сглотнула, облизнула губы и взяла головку целиком в свой прелестный ротик. Всё. Нет больше сил и терпения держать это в себе. Он выстреливает мощными струйками семени ей в нёбо. Поток горячей белой жидкости вырвался на свободу! О да!!! Наконец наступил этот сладкий момент!!! Пьянящий, затмевающий кровяным давлением глаза оргазм захватил его без остатка! Егор, простонав и опомнившись, притянул девчонку к себе. Она, как котёнок, послушно ложится в его объятия... Между тем, самая настоящая киска, бабкина Мурка, тёрлась о ноги. Мурлычет. Громко! Взял Егор киску на руки, а та ещё громче мурлычет и аж под руку лезет, чтобы погладиться. Белла мастурбировать начала совсем недавно, и пока делала это неумело. Она просто поглаживала ладошками грудки, водя пальчиками вокруг маленьких припухлостей с почечками сосков, потом засовывала руку в трусики и представляла себя с Мишкой Лебёдкиным, самым красивым мальчиком в классе. Как-то подружка рассказала, что она регулярно это делает, и как ей при этом приятно. Она описала детали, так сказать, технологии. После этого и Белла стала себе так делать, и иногда ей казалось, что она занимается чем-то постыдным. Но как же это было и впрямь приятно! Белла чувствовала, как твердеют сосочки и щекотно трутся о ткань пижамы. Пальчики увлажнялись, она стремительно теребила горошинку клитора... темп сам собой убыстряется... неведомая жаркая волна изгибает тело... попа сама ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх