Ягода-Малина

Страница: 3 из 13

.. Я ебаться! Я ебаться, ебаться, ебаться хочу!!!

 — Да тихо ты. Будешь ебаться, будешь. Выпей-ка лучше. Потом жопу мою полижи. И будет тебе ебля.

Не успела сказать. Сразу присосалась к жопе. Пыхтит, стонет. Бабка стоит согнувшись, глаза закрыв от удовольствия. Морщинки собрались у глаз и рта лучами, разбегаются по всему лицу. Белла совсем потеряла голову, погрузившись лицом в сочную жопу бабки. Совершенно не соображая, что делает, она начала бешено работать языком. Бабка теряла контроль над собой. Держа волосы Беллы в руке, она начала водить её лицом по всей промежности, то, подводя работающий язык к клитору, то, погружая его в пизду, то, направляя его к анусу. Вскоре она почувствовала приближение оргазма. Это было что-то невероятное — таких сильных чувств она не испытывала уже очень давно. Бабка взялась обеими руками за волосы Беллы, как можно более плотно прижала её лицо к своей пизде, чувствуя как девочка задыхается.

 — Соси, блядь, соси!

Всё, потекла. И наотмашь ударила Беллу по щеке. Но, похоже, девчонку возбудило это ещё больше. Течёт бабка, течёт. Ноги подкосились. Одна с распалившейся школьницей не справится. Вошла во вкус. Пора Егора звать. Побежала за соседом. Егор ебал всё, что движется. И бабку, и ослицу, и козу, и вечно пьяного колхозного счетовода Барышева. Егор зашёл в избу и обомлел. Какая красотка! Таких он ещё не видывал. Девчушка сидела на стуле, широко раздвинув ноги, и шептала как в бреду:

 — Хочу ебаться... хочу ебаться...

Ну ладно. Живо поставил на четвереньки перед собой и, раздвинув маленькие ягодицы, похлопал по этим чудесным половинкам, погладил их, чувствуя, как они мелко дрожат под рукой, и одним очень сильным и резким движением ввёл огромный хуй в попку Беллы. Надавив ещё сильнее, он почувствовал, как под этим мощным давлением начинает раскрываться неимоверно тугое колечко крошечного ануса, пропуская внутрь его залупу.

 — Да не в жопу, мудак, не в жопу!!!

Но бабка была буквально сбита с ног мощным ударом в челюсть. Белла дико вскрикнула от неожиданности и боли и попыталась вырваться, но Егор держал её за бедра крепко, раз за разом все глубже засовывая хуй в крохотную попку девочки. Белла громко заорала от боли, слёзы брызнули из глаз...

 — Мама, мамочка!!! Мне больно... больно... больно!!!

Но Егор уже не слышал, он мощно, страстно ебал Беллу, грубо насилуя и раздирая жопу своим хуем. Его тяжелые яйца молотили по самым сладким, сокровенным местам девочки.

 — Аа-аа!!! Ааааа-ааа!!!

 — Не верещи!

 — Мамочка! Больно!!!

Белла кричала в голос, слезы градом лились из её глаз.

 — Хватит, Егор, хватит, давай в пизду!

Бабка сама перевернула девочку на спину, и Егор, не останавливаясь, таким же мощным и грубым движением ворвался в девственное влагалище Беллы. От сильного удара Беллу подбросило над полом, она снова дико вскрикнула в тот момент, когда могучий хуй Егора прорвал плеву и ударился о заднюю стенку матки. Белла закричала от боли, чувствуя, как рвется узкое отверстие её маленькой пизды. Грубо схватив маленькую девочку за талию, Егор изо всех сил толкнул тело вперёд. Наконец, он загнал свой инструмент в тело ребенка, ощущая, как, разрывая нежные ткани узкого влагалища, он вламывается в горячую глубину её живота. Девочка истошно кричала, захлебываясь слезами.

 — Полегче, Егор, полегче! Ты что, с цепи сорвался?!

 — Молчи, сука!

 — Порвёшь же девку, ирод! Еби, только осторожненько!

Белла на мгновение отключилась от пронизавшей её живот боли. Она чувствовала твердую сильную плоть глубоко внутри её разрывающегося тела, проникающую всё глубже с каждым толчком, и выла в голос. Егора это не на шутку возбудило. Он сильно врезал ей пощечину, так, что остался красный след на её нежной щеке. Разрывая отверстие, он видел, как капли крови, при каждом толчке хуя, брызгали на его живот и нежные худенькие бёдрышки Беллы. Девочка безостановочно взвизгивала, но вскоре к стонам боли стали примешиваться стоны наслаждения.

 — Не ссы, Надюха! Это ж чёртова трава! Сучка будет ебаться до утра! Сейчас спущу, так что, пока перекуривать буду, давай хуячь её чем можешь!

Белла стонала всё громче. Всё громче. Всё громче. Блаженный туман удовольствия туманил разум. Егор шумно кончил и свалился на пол. За дело взялась бабка. Ах, какое же это наслаждение — щупать маленькие холмики грудок с почти незаметными сосками, узкие бёдра, лизать горячую, пропахшую спермой Егора пизду! И всё это хрупкое тельце перепачкано кровью! Она пихала свой палец глубоко в лоно, а Белла подавалась навстречу, крепче сжимала её палец и умоляла:

 — Глубже!

Бабка закрыла ей губы поцелуем, а потом прошептала:

 — Ну что, понравилось тебе с дядей Егором?

 — Да! Да! Да! Скажи: я хочу ебаться с дядей Егором. Я хочу ебаться с дядей Егором! Ещё! Ебаться!

Возбуждение продолжало охватывать ее волнами, грозившими вскоре вновь перерасти в бурю.

 — Ну, Егор, твоя очередь.

Белла, слегка расставив ноги в босоножках, двумя руками раздвинула губки своей кровоточащей пизденки. Они были в крови и густых выделениях порванного влагалища. Перед Егором раскрылся влажный розовый бутон: голые губки обрамляли нежную плоть маленькой пизды. Егор тут же вошёл в неё, мышцы детского влагалища плотно обхватили хуй. Белла прерывисто кричала, судорожно глотая воздух носом, вопила и одновременно смеялась и плакала. Бабка дрочила себя так, как никогда в жизни. Она в уме видела такие картины, от которых едва не отправилась в мир иной. Свободной ладонью она сильно сжала плоскую, почти мальчишескую грудь Беллы, и стала кончать. «Моя девочка, о! Ну дай же, дай поцеловать твои носочки, дай же понюхать твою попочку, дай же выпить твою мочу, дай же вкусить твои выделения, твою кровь! Приближение... Почему у меня нет хуя?! Я хочу ебать мою девочку!... Вот оно!... Ебать её волосики, её ушки, её трусики, её колготочки!... « На секунду бабка замерла, глотая ртом воздух. Внутри что-то вспыхнуло. И, наконец, — ураган! Девятый вал наслаждения!... А Белла была близка к потере сознания, отдаваясь до абсолютного изнеможения, до полусмерти.

 — Я кончааааю!!!

 — Оближи мою залупу! Лижи яйца!

Её горло судорожно сокращалось, заглатывая его сперму. И вскоре Белла бурно кончила, огласив всё вокруг своим воем, криком, стоном, в котором смешались и боль, и наслаждение, и желание продолжить эту безумную скачку...

 — Теперь поссы на дядю Егора!

Белла, раздвинув ноги, присела над его промежностью.

 — Обоссы его, балбеса! Ха-ха-ха!

 — Пошла на хуй, тварь. Ну, чё не ссышь, пионерка? Давай, хуячь, тебе можно.

 — Пис-пис-пис, куколка моя.

Тут Белла выгнулась назад, направила на Егора свой голый холмик, и пустила в него золотую струю. Приятное чувство опорожнения заставили присесть сильнее. Егор подставил под неё своё лицо и открыл рот — он пил её мочу. Он знал, насколько полезна для мужика моча маленькой девочки. Солоноватая, но слаще браги. Живая вода. Сила мужская появляется необыкновенная. Егор вовсю дрочил свою взметнувшуюся ввысь палку, качающуюся перед девочкой во всей красе.

 — Хорош хуй?!

 — Очень!

 — Хочешь его?

 — Ой, как хочу!!!

 — Садись.

И Белла мгновенно села на его хуй. Половые губки крепко сжались, словно створки раковины.

 — Оооо-ооо!

Губки тут же разжались, и из горячей пизды заструились выделения. Бабка дрочила свою жопу. Ей хотелось усилить ощущения. Она присосалась к детским грудкам:

 — Покорми меня молочком!

 — Баба... Надя... ооо-ооо!

 — Назови ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх