Дотянуться до Неба

Страница: 4 из 5

из себя зловонный запах разложения.

Колян не унимался:

 — А почему над твоей головой нет светящегося ореола, как у всех святых?

 — Потому что ты не заслужил такой почести.

Коляна обеспокоил этот ответ, дальше он услышал следующее:

 — Не ожидал увидеть меня здесь!

 — Нет, не ожидал!

Злой волшебник опять замолчал, уставившись на жалкое существо снизу, барахтающийся в грязи и облепленный ею.

 — Посмотри на себя, в кого ты превратился?

 — Ни в кого.

 — Сколько тебе лет?

 — Двадцать, — ответил Колян, но сразу же понял свою оплошность. Ему было двадцать, но выглядел он старым, жалким и немощным стариком.

Божество не унималось, не услышав вразумительного ответа на свой вопрос:

 — Ты пошутил, да. Сколько тебе лет?

Колян заплакал, загнанный в тупик непонимания, он не сразу сообразил, что от него требуется, но догадавшись, что отпираться бесполезно, что он сейчас не в таком положении, чтобы строить из себя героя, он рыдал в кровь царапая своё лицо грязными руками.

 — Что тебе надо от меня, — всхлипывая вытягивал из себя Колян, — я — говно. Двадцатилетнее засохшее говно, куча вонючего мусора, я... я... и я признаю это.

 — Тебе понравилась прогулка?

 — Нет, меня тошнит от неё, я не хочу так...

 — И что же ты понял?

 — Я... я... понял что хочу жить, Господи, я хочу жить... дай мне ещё один шанс... я начну её заново, пожалуйста... я прошу тебя... не помоги же мне...

 — Какой шустрый. Так нельзя! Жизнь даётся один раз и каждый распоряжается ей по воле и усмотрению своему. Вот ты и распорядился, что тебя не устраивает, ты ничтожество, дрянь, жалкий отброс.

 — Я исправлюсь... я обещаю... этого не повторится больше, — жалобно умолял Колян, словно нищий, проясящий подаяния, чтоб продолжить своё существование.

Человек в рясе смотрит на него без малейшего чувства жалости и сострадания.

 — Да познавший истину, обретёт свободу, — говорит он ему в ответ, — какие твои гарантии?

 — Я исправлюсь, честно, — говорит Колян.

 — Все так говорят, но не все выполняют свои обещания, данные перед Богом.

 — Нет, я не такой...

 — Все вы такие, люди. Вспоминаете Бога при жизни, только когда вам очень плохо, когда надо во что-то верить, во что-то вечное и святое, чтобы обрести покой душевный и набраться сил.

 — Да это так, но не каждому дано побывать здесь, не каждому дано пережить то, что я пережил, что понял, находясь тут.

 — А ходил ли ты при жизни хоть раз в церковь, давал ли милостыня просящим сынам Божьим, помогал ли ты старым и немощным, почитал ли родителей своих?

 — Нет, я никогда не делал этого, прости меня, Господи, прости если сможешь.

 — Я смогу, я всё смогу, ведь я всевышний, я могу сделать всё что угодно, ведь нет предела моим возможностям, в отличии от ваших.

Дальше человек в рясе замолчал, продолжая парить в воздухе и думая о чём-то своём, о вечном, о вечных проблемах, которые только ему подвластны и больше никому. А Колян всё продолжал упрашивать его со слезами на своём исцарапанном в кровь лице, он очень сильно просил его о чём-то, неистово умолял, валяясь на земле словно конченый алкоголик и забулдыга. Бог смотре на него и спросил затем:

 — Хочешь ли ты вернуться обратно на Землю?

 — Да! Да! И ещё раз да!

Злой волшебник продолжал парить в воздухе, затем спустился и сказал:

 — Встань! Я говорю тебе, вставай!

Колян, весь обессиленный, как только что родившийся телёнок, начал подниматься, затем падать, не в силах устоять на ослабевших до нельзя ногах, но всё-таки встал.

 — Бери меня за руку и следуй за мной, — воззвал его всевышний.

Колян взял его руку, абсолютно холодную словно мощи и они пошли, точнее пошёл один Колян, кое-как передвигая своими костылями, а Бог продолжал парить в воздухе. Теперь они оба молчали. Вот они приблизились к какой-то двери и прошли сквозь неё внутрь, даже не открывая её. За дверью было сыро, холодно и темно, как в погребе. Колян почувствовал скользкие мокрые ступеньки, которые вели куда-то вверх. Несмотря на царившую вокруг сырость он почувствовал, что чем выше взбирается по ним, тем больше у него появляется сил. А Господь держит его за руку и с каждой преодолённой ступенью рука его становится теплее и приятнее на ощуп. Он понял вдруг, что по пути наверх, он молодеет, застигнув свою старость врасплох, теперь она отходит от него и он чувствует, как новый прилив сил и энергии наполняют его организм. Он не знает, сколько времени они поднимаются, но судя по всему времени прошло не мало. Тут он открыл для себя смысл этой странной лестницы. О Боже, только что он был в аду, в подземелье, только так можно объяснить его восхождение к триумфу своего второго рождения, а всё, что было до этого, кромешный ад, и ад этот творился с ним на земле, куда он направляется сейчас, значит пока он под ней, но небесный отец дал емуещё один шанс, чтобы он исправился, и такое выпадает на долю далеко не каждого. Там вдалеке, наверху, виден свет, просачивающийся сквозь щели следующей двери. Они подходят к ней, Бог отнимает свою руку, открывает дверь и прощается:

 — Дальше я не пойду, иди, сын мой, я отпускаю тебя!

Посе этого весь этот коридирисчезает, как только Колян делает один шаг за порог, отделявший бездну от земли обетованной. Он опять находится в своей палате. Вокруг снуют люди в белом одеянии и не замечают его. Он здоровается с ними, но они не слышат его, все заняты своим делом, столпившись возе стены. Колян подходит туда и видит себя, лежащего на больничной койке, люди что-то делают с ним, а он стоит рядом и наблюдает за всем этим, наблюдает за ними и за собой. Никто по прежнему не обращает на него внимания, как-будто его нет совсем. Но он есть. Он машет руками и громко кричит, но всё бесполезно. Тогда он проскальзывает сквозь толпу врачей, облепивших его тело и ложится в него, в самого себя, как в постель, готовясь ко сну. Глаза его всё ещё открыты как и тогда, когда он покинул своё бренное тело, значит ничего здесь не изменилось за время его отсутствия. Он расположился поудобней в своём теле и вдохнул в него жизнь, сразу же заставив зрачки своих глаз реагировать на свет. Он моргнул. Все приборы, подключенные к нему, сразу же оживились и весело запищали, сигнализируя о том, что к нему, пациенту, вернулась жизнь. Врачи тоже обрадовались и ещё больше облепили его. Им стало хорошо за свою проделанную работу.

Глупцы. Они всё ещё считают, что именно они вернули ему жизнь. Стадо баранов, чему же вы радуетесь...

 — Как вы себя чувствуете? Вам уже лучше?

 — Где я, — спросоня спросил Колян, — что со мной было?

 — Вы были в коме, вы пролежали две недели и вот пришли в себя. Расскажите, что вы видели там? Интересно...

 — Где там?, — возмутился он.

 — Ну там, откуда вы пришли, вы разговаривали с Богом?

 — Нет! Я ничего не видел, ничего не было, отстаньте от меня, я хочу есть!

 — Хорошо! Сейчас всё сделаем.

Потом стали отдавать различные указания, необходимые для людей, возвратившихся с того света.

Через неделю его выписали, несмотря на его отличное состояние. После пережитого все показатели его здоровья значительно улучшились, он как-будто заново родился. Медецинские приборы подтвердили это, доказав окружающим, что здоровье его отменно на все сто процентов, как у новорожденного младенца, он абсолютно здоров, а как это получилось, так пусть над этим ломают голову мужи наук. За ту неделю,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх