В плену обстоятельств

Страница: 1 из 3

История эта началась несколько лет назад когда я и моя подруга Ирка окончили Пединститут и решили остаться в областном центре, а не возвращаться обратно в родной Запупыринск. Что ни говори а жизнь в областном центре и уездном городе две большие разницы. Мы быстро нашли сдававшуюся в аренду квартиру. Причём квартира была довольно дешёвая. Дешевизна обьяснялась даже не тем, что дом располагался на окраине города, на самом отшибе, да к тому же не имел телефонной связи, что позволило нам добиться скидки, а тем что дом находился в аварийном состоянии, и все кто мог уже покинули его, хотя официально дом оставался пригодным для проживания. Хозяйка квартиры — одинокая женщина преклонных лет — тоже решила не рисковать и переехала жить в другое место. Дом к моменту нашего вселения был заполнен едва ли наполовину. Квартира была двухкомнатная, точнее стала двухкомнатной, так как ещё довольно давно бывший муж хозяйки провёл перепланировку, разделив изначально однокомнатную квартиру мебельной стенкой пополам и сделав сбоку дверь во вторую вновь образованную комнату. А перед нашим вселением хозяйка наняла слесаря и он вставил замки в обе двери. Как она обьяснила: она исходила из того что жить будут два чужих друг другу человека. Впрочем это нас даже обрадовало, поскольку входная дверь была ненадёжной и в случай чего эти двери могли стать дополнительным препятствием для воров. В общем, худо-бедно жилищный вопрос мы решили. С работой же проблем не оказалось. Работать мы решили по полученному образованию, то есть учительницами в школе. А желающих работать в школе с начала 90-х годов среди молодых находилось немного, так что устроились без проблем. Поначалу, мы полагали что поработаем год-другой, а потом устроимся в более тёплые места. Но время шло, а нам так ничего стоящего не попалось. Робкие попытки заняться самостоятельно коммерцией ни к чему хорошему не привели, мы чуть не влезли в огромные долги и оставили эту затею и продолжали плыть по течению, ожидая у моря погоды. Личная жизнь у нас обоих тоже не складывалась. До серьёзных отношений с противоположным полом дело не доходило, да и откуда было им взяться в сплошь женском коллективе? И тут началось самое неприятное для нас: задержки зарплаты бюджетникам, шёл месяц, другой, третий, пятый, а нас продолжали кормить «завтраками», обещая не сегодня — завтра всё выплатить. Но обещания оставались обещаниями. Скудные запасы денег иссякали, родных и близких у нас в городе не было, а нашим мамам нам нечем было помочь, так как они сами бюджетницы: у неё врач, у меня учительница... Меж тем деньги были нужны не только на еду, не говоря уж о порядком износившейся одежде, но и на оплату нашего скромного жилища. Мы были на грани отчаяния. Начался новый учебный год встреченный нами без всякого энтузиазма. Нам выдали смешную сумму в 300 руб. обещая выплатить остальное потом. Двое наших коллег тут же написали заявление об уходе... Однажды Наталья Сергеевна (учительница географии) рассказала что прочитала в газете об учительницах, одна из которых, воспитывавшая одна тяжело больную дочку, подрабатывала проституцией, другая брала деньги за хорошие оценки. Мы все в учительской смущённо пересмеивались по поводу рассказанного Натальей Сергеевной. Вечером Ирка как бы невзначай вернулась к этой теме. Мы снова, смущаясь друг друга, посмеиваясь обсудили такую возможность и пришли к выводу что это не для нас. И дело даже не в том что для учительницы это аморально в принципе. Нам уже давно не 18 (точнее — по 27), найти клиентов будет большой проблемой. Мы хоть не уродины, но и особо привлекательными нас, если честно, назвать нельзя. А если среди них окажутся родители или родственники учеников? Что тогда? Куда деваться? Та то, о которой говорила Наталья Сергеевна, — москвичка, а наш город хоть и больше Запупыринска, но явно меньше Москвы... К тому же как искать клиентов? Самостоятельно не получится, да и будут это единичные случаи. Обращяться на «работу» в многочисленные «массажные» тоже не с руки. Едем мы это на вызов, а там папа ученика, или, что хуже — сами ученики... Здравствуйте, ребята, я ваша учительница... Здравствуйте, Ирина Петровна! Здравствуйте Наталья Андреевна! Ну, показывайте, что умеете, чему вас учили в Педе, сьездим с вами в РОТтердам через ПОПенгаген...

А деньги в нашей школе брать особо и не с кого. Короче, поговорили и забыли.

Спустя 3 дня в квартиру влетела одновременно взбешённая и растерянная Ирка. Поначалу от волнения она даже не могла говорить, потом поуспокоилась и поведала что внизу к ней привязались какие то торгаши-южане с соседнего рынка. Стали приставать «дэвушка, что вы дэлаете вэчэром?», а когда она вбежала в подьезд, они вслед за ней, прижали её к стене... лапали её ляжки, щипали за грудь. Один пытался залезть под юбку, но ей удалось вырваться. Мы повозмущались в очередной раз на хамское поведение гостей с юга. Но на следующий день это повторилось. Через день ещё. Они явно положили на неё глаз. Ещё проблема. Мало того что жить не начто так ещё эти вонючие торгаши со своими «вах, какой дэвушка!» Меж тем снова пришла хозяйка и голосом сухим и неприятным осведомилась когда же наконец мы заплатим... Пришлось перезанять у своих более обеспеченных коллег, живущих за счёт мужей-коммерсантов.

... я лежала на кровати в своей комнате. Хлопнула входная дверь. Из коридора доносились какие то странные звуки, было ощущение что кого то волокут по прихожей, закрывают рот, причём судя по голосам несколько мужчин закрывают рот женщине, более того, не просто женщине, а Ирке! Я вся сжалась предчуствуя недоброе. Её втолкнули в её же комнату, оказавшейся незапертой. Так ведь и моя не заперта! сообразила я в панике. Осторожно встала с кровати и осторожно защёлкнула замок. Кажется не услышали. Да и не могли услышать в силу занятости Иркой. «Малчы, сука! Будэшь крычать, порэжэм. Поняла?» наконец сказал один из них. Кавказцы! Неужели те самые!?» Что там? Ну?... Говори» и звук удара, судя по всему, по лицу. « Там... там... там под... подруга живёт» «Она дома? Говори! Ну?... Эй, есть там кто?» и снова послышался удар. «Нне-т... всхлипнула Ирка — она на работе...» «Падруга это хорошо» и они засмеялись. «У меня ничего нет — робко сказала она — я же учительница, нам который месяц зарплату не дают...» — хныкала Ирка.

«Учитэлница!? — нехрошо обрадовались кавказцы — это дажэ лучшэ чэм мы думали! Учытэлница — это проста здорово! Нэ зря ты нам сразу панравылась! Ты что в самом дэле училка? Нэ врёшь?»

«Посмотрите на стол»

«Да... дэйствительно нэ обманываешь... сколька тэтрадэй... всэ надо проверить?»

«Да.»

«И сколько тэбэ платят?»

«Копейки...»

К этому моменту я уже успела переместиться к стенке и через щель, обнаруженную мной ещё давно при уборке, я стала не только слышать но и видеть происходящее.

«Слюшай, мы хатим пазнакомиться с табой, ты нам очэнь панравилась. Ты гаварышь, дэнэг нэт... хочэшь мы тэбэ дадим? Но нэ просто так канечна. Ну?»

Ирка сидела ко мне боком, и мне было не очень видно её лицо, но судя по всему она была в ступоре. Было ясно что они не отстанут и трахнут её рано или поздно. Минутой раньше, минутой позже но трахнут. Но тут же совершенно неожиданно могла разрешиться материальная проблема! Пусть и, мягко говоря, не совсем по своей воле. Надо было лишь ответить взаимностью на их домогательства. Но я то знала с какой неприязнью она относится к гостям с юга, называя их ещё со студенческих времён не иначе как хачи или вонючие торгаши! Ей, безусловно, даже подумать противно лечь под них. В общем, ситуация была безвыходная.

«Ну, давай, а?» Ты вэдь нэ замужэм? Нэт? Вот и отлично. Тяжело навэрна без мужской ласки, а? Узнаешь что такое горачий кавказский мужчина!» увещевал тот, который видимо был главным.

«Испытаешь наслаждэние от настоящэго члэна! Только у нас, кавказцев, есть такие члэны!» — сказал второй.

«Если нэ вэришь, можешь потрогать» ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх