Десять писем. Часть IV. На распутье (дневник Элли)

Страница: 10 из 13

рядом на широком диване, и я по-дружески обнял ее за талию. Постепенно моя рука стала чувствовать... женщину, упругое тонкое тело женщины, которой я уже обладал раз... Мой член начал напрягаться. Элли, очевидно, заметила это и, почувствовала возле себя возбуждающегося самца, тихонько отодвинулась.

 — Не надо, Ришар...

 — Элли...

 — Что?

 — Как тебе сказать... Я не жалею, что тот раз так случилось...

 — Перестань! Разве можно так?

 — Ответь мне на один вопрос.

 — Ну?

 — Элли... тебе было тогда приятно?

 — Не говори про глупости.

 — Элли... Было? Скажи, дорогая, тебе было сладко?

 — Ну, было. И что же из этого?

 — Очень?

 — Сам знаешь...

 — Элли, ты спустила?

Я поглаживал ее талию и прижимал к себе. Элли наклонила головку, но бросив взгляд на мой член, который оттопыривал брюки отвернула ее в сторону.

 — Элли, ответь.

 — Что? — ее голос стал совсем тихим.

 — Ты спустила?

Я взял ее руку и положил на свой член. Она нерешительно отдернула руку, но чуть отдвинувшись от меня тихо проговорила:

 — Ришар, мы сделали очень дурно.

 — Элли, да ничего плохого мы не совершили! Мы испытали с тобой величайшее наслаждение и только.

 — Но ведь я же твоя сестра!

 — Ну и что же? Если половая близость дает нам такую радость, то зачем ее отвергать? Это все только условности.

 — Ты думаешь?

 — Так оно и есть. Половая близость с тобой дала мне величайшее наслаждение. Такого я еще не испытывал.

 — С кем?

 — Со многими.

 — Например?

 — В последнее время с Марсель, с Кито...

 — Ришар, ты должен рассказать мне все подробно.

 — Конечно! С большим удовольствием! Кстати, все подробности у меня записаны.

 — Дашь почитать?!

 — Обязательно. Я и сам об этом думал. Мне кажется, лучше будет, если ты возьмешь мои записи с собой в спокойную Америку, сохранишь их для меня и сама кое над чем поразмыслишь.

 — Так ты записал и то, что со мной?

 — И это.

 — Да... Интересно...

 — А первую половину своих записок я оставлю во Франции. Спрятав их там.

 — А я их увижу?

 — Да. А за это ты должна мне все рассказать о себе.

 — Все у меня в дневнике. Прочтешь.

 — И как у тебя первый раз?

 — Все, все! Абсолютно все! А у тебя?

 — В моих записках можешь не сомневаться. Все подробности занесены. А то, что было в школе и еще до школы, то об этом почитаем вместе с тобой, когда старые записки будут у меня.

 — Но кое-что и теперь расскажешь?

Элли лукаво и игриво взглянула на меня.

 — Ах ты милая проказница!

Я с жаром поцеловал ее в щеку. Она обняла меня за шею, и я впился в ее губы... в засосе... долго... Я уже без малейшего с ее стороны сопротивления и нежно и торопливо ласкал и мял ее упругие грудки.

 — Перестань, — прошептала она. — Расскажи лучше...

 — Элли... я хочу... А ты?

 — Может быть это нельзя... Ты лучше расскажи...

 — Хорошо. Но будет приятнее рассказывать, если... если соединиться... Хочешь?

 — Ты не сможешь тогда говорить...

 — Элли... взгляни!

Я погладил свой член, контуры которого рельефно обрисовывались на моих тонких брюках.

 — Уже видела... Жерар, а может быть не нужно? И я хочу, чтобы ты рассказывал о Жанне...

 — Нашей маленькой кузине?

 — Да. Я помню, что ты был в нее влюблен.

 — Это была моя первая любовь, если не считать кое-что еще... Мне было тогда лет 14, а ей...

 — Двенадцать.

 — Да, да. Лет 12 с лишним. А почему ты о ней вспомнила?

 — Она же была моей подружкой, и мы с ней всем делились... Но я чувствовала, что она мне не все говорит. Она признавалась в поцелуях и объятиях с тобой, но о большем ничего не говорила. А я была уверена, что...

 — И ты была права Элли. Я с ней совокуплялся.

 — Нет, в самом деле?

 — Конечно! И она глупенькая такая горячая была...

 — Жерар...

 — Что?

Элли наклонилась к моему уху и чуть слышно прошептала:

 — Я ей завидовала...

Я вновь впился в ее губы... Она осторожно оттолкнула меня.

 — Расскажи...

 — Хорошо, Элли...

 — Ну, что тебе?

 — Я буду так сидеть, как сижу, ты приляг на подушки... откинься на спинку... Вот так... А ножки положи на мои... Так. Я их буду ласкать...

 — Зачем это?... Ну, хорошо... Хватит! Рассказывай.

Я почувствовал, как ее ножка мягко легла на мой член и я с удовольствием потянулся и прижал рукой ее ножки еще теснее к себе.

 — Ну, что ты?

 — С Жанной я действительно начал целоваться и обниматься, как только она приехала к нам в начале летних каникул. Ты тогда была совсем маленькой...

 — Я уже помню о том, как она рассказывала, как вы искали укромные уголки... А потом?

 — Потом... Я ласкал у нее между ножек... У нее тогда совсем не было там волосиков... Вот здесь.

Я проник своей рукой между плотно сжатыми бедрами Элли и слегка притронулся к лобку.

 — Ришар, перестань!... Ну, а она? Трогала тебя?

 — Я сам прижимал ее руку или ею водил по своим брюкам... натирал... А через несколько дней после этого, когда мы с ней однажды вечером стояли под верандой, я расстегнул свои брюки и засунул туда ее руку...

 — А она?... Отдернула ее?

 — Нет. Я целовал ее, а она сама держала свою руку на моем члене и, конечно, ощущала, как он вздрагивает... Так же как ты... сейчас чувствуешь это своей горячей ножкой... Да, Элли?

 — Ты опять?

 — Элли...

 — Ну, что еще?

 — Элли милая... Я только расстегну брюки... и прижмусь к твоей ножке...

 — Ришар, ты совсем несносный... Что ты делаешь?... Как нестыдно...

 — Вот и все... чувствуешь?

 — Продолжай!

 — Так вот я направил руку Жанны, сжимал ее ладонь и пальчики вокруг своего члена и когда, наконец, она сама сжала его своей милой ручкой я начал ее онанировать...

 — Неужели ты уже знал это.

 — Конечно, а знаешь, кто меня научил.

 — Мальчишки, кто же еще!

 — Помнишь, у нас была горничная, такая высокая, красивая блондинка.

 — Сюзанна?

 — Вот, вот она!

 — И что?

 — Она очень любила меня онанировать.

 — Не может быть! Я помню она была такая скромная, застенчивая, всегда ходила, потупив глаза и краснела при всех удобных и неудобных случаях!... И когда же это было.

 — С год до Жанны. Мне тогда было около 13 лет, а Сюзанне лет 16 или 17, вероятно. Я помню, что у меня уже тогда стоял как кол, хотя еще маленький.

 — Ришар...

 — А ты бы знала, Элли, с каким искусством Сюзанна искала и находила многочисленные удобные пути, чтобы хоть немного побыть вместе.

 — И она сама начала?

 — Да. Целоваться, пожалуй, мы начали вместе, а трогать половые органы начала она. Часто, когда никого не было ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх