Десять писем. Часть IV. На распутье (дневник Элли)

Страница: 3 из 13

их уже достаточно. А мои нервы не железные.

 — Это последнее дело. А если... Исси — двоюродный брат Одэ.

 — Хорошо, но мое чувство мести давно уже насытилось, и я устала.

 — Как раз в этом и состоит одна из причин того, что нам надо уезжать отсюда! Послушай! Вашим консульством ты восстановлена в правах и получила наследство. Больше тебе здесь делать нечего. Почти все деньги мы израсходовали на бесплодные поиски. Босс уже не верит мне. В полиции ждут предлога, как освободиться от меня. Наши «дела» дают нам некоторые средства, но...

 — За такие «дела» недолго опять угодить...

 — К этому я и веду разговор! Пока в полиции нет ни одной ниточки. Уж я то знаю! Но они могут появиться. Пора кончать. Согласен и Исси — последний из родственников Одэ. И у него кое-что есть. После тебе придется только панику создать и сейчас же уйти. После этого организую тебе встречу с французом, а потом уедем.

 — В Америку?

 — Да, в Филадельфию. Там ты отдохнешь вволю! Там ты и поможешь состряпать одно дельце.

 — С этим самым Ричардсом, о котором ты говорил?

 — Именно с ним! Я ему обещал, что он меня еще попомнит!... Я ведь был акционером его фирмы и сватался к его старшей дочери. Он по мошеннически лишил меня моей доли в фирме. Ободрал меня, суд оказался на его стороне, а дочку он выдал за сенатора штата.

 — Держу пари, что ты успел ее попробовать!

 — Само собой... Не отказываюсь. Она так визжала и кричала, что пришлось увести ее на пустую виллу и там уже окончательно надеть ее на «него»...

Рэд сладко потянулся и кивнул на свой член, уже стоявший, как кол в моих руках.

 — И ты ее тоже мучил, как меня? Или сразу?

 — Понимаешь, есть парни, которым нравиться сам факт лишения девственности. И это мне по душе. Но только я люблю это делать очень медленно и очень долго. И очень люблю долго слушать, как девчонка подомной плачет и кричит.

 — Рэд, это ведь очень жестоко!

 — Но и приятно! Вот в чем дело!

 — Ну, и ты ее долго мучил?

 — Мне удалось провести с ней несколько дней с перерывами. Первый раз, когда это случилось в их доме, в гостиной. Помню, был жаркий день, в доме никого, кроме нас. Мне удалось снять с нее трусики и посадить ее верхом себе на колени. Я прижал член к ее девственной плеве, и около часа она вздрагивала, дрожала, плакала, кричала, порывалась встать.

 — А ты?

 — А я ее крепко держал и еще все время надавливал на ее плеву. В конце концов, от этих усилий и этой возни я спустил. Она была вся мокрая, но не спустила. Через два дня мы с ней ушли далеко в лес, на прогулку. Там я держал ее под собой два раза примерно по часу. Она кричала и плакала почти непрерывно. Я спустил оба раза, надавливая все время на ее плеву, но, не разрывая ее.

 — Рэд, это ужасно! Ты же не представляешь ее мучение!

 — Да, но она сама согласилась через три дня после этого поехать со мной на пустую виллу, ключ от которой уже был у меня. Думаешь, она не знала, что ее там ждет? И ехала туда веселая, радостная и возбужденная... И там позволила себя раздеть без малейшего колебания... Так что еще неизвестно, что она испытывала!

 — И опять?

 — Да. Она стонала, выла, билась, визжала, рыдала... И так два часа. Один раз я спустил, не разрывая плевы, а во второй раз так и не выдержал... Надел все-таки на «него»... Но зато и она спустила. Элли, а ты не очень!... Видишь какой он! Чувствует, что скоро будет у тебя в животе!... Хочешь?

 — Давно уже! Так что же с этим Ричардсом?

 — Сенатор устроил ему какой-то скандальчик. Надо будет узнать поподробнее. Но у меня есть планчик, от выполнения которого Ричардсу не поздоровиться. У него есть еще младшая дочь. Попробуем устроить тебя гувернанткой туда. И сама отдохнешь и мне окажешь содействие. И денег будет достаточно.

 — А младшую дочку Ричардса ты тоже думаешь... надеть на «него»?

 — И если удастся, и если ты не будешь возражать, то...

 — Только в моем присутствии, хорошо?

 — Ладно... А пока... Я тоже хочу. У меня уже кажется и яйца начинают болеть... Раздевайся...

 — Рэд... А! Рэд... Я тоже хочу, чтобы ты меня... как жеребец кобылу.

 — На четвереньках?

 — Как захочешь...

Ночь пролетела незаметно. Ласки сменялись обсуждением разных планов, разговоры уступали место новым объятиям...

 — Ричардса заставим дать деньги на продолжение розысков бумаг Ришара! — убежденно говорил Рэд.

 — А если они вообще не существуют!

 — Видишь ли, фактов нет, но есть чутье, а оно меня никогда не обманывало. И отступать я тоже не привык. Но сейчас надо немного отойти назад, осмотреться, как следует подготовиться и тогда опять двигаться вперед и схватить цель обеими руками! Надеюсь обеспечить себе более солидную поддержку вместо моего босса. Парень он не плохой, но идти в потемках до конца на свой страх и риск побаивается.

В эту ночь я впервые разрешила Рэду вдвинуть в меня почти весь свой огромный член. Он осторожно сделал это, прижал мне матку и с пол часа лежал неподвижно. От нестерпимой боли я страшно кричала и плакала, но терпела... К боли примешивалась какое-то новое острое наслаждение, которое хотелось продлить... В беседе с Рэдом в эту ночь, как в фокусе отразилось сложнейшие моменты моей жизни в Токио в последние два — три месяца и я решила слово в слово записать эту беседу в дневник и теперь с ним на перепутье. Скоро в дальнюю дорогу. Но рассчитываем мы так, что говорит нам судьба?

Милая Кэт!

Кажется я была права, решив потихоньку вытащить у Элли эту часть ее дневника... И совершенно ошеломлена! И ничего сообразить не в состоянии! Прошу тебя особенно внимательно прочесть эту часть ее дневника — «На перепутье» и хорошенько подумать. Сама посуди! Случайное совпадение фамилий Ричардсов, конечно, много у нас в Америке, но... Две дочери. Тоже совпадение. Муж моей сестры — сенатор. Тоже совпадение? И еще. Когда я была маленькой девочкой, мне довелось быть свидетельницей какого-то скандала с моей старшей сестрой. Кто-то ухаживал за ней, кто-то добивался ее руки, но отец сделал ему что-то неприятное и он больше у нас не был. Все это помню смутно, неясно... но... это тоже совпадение? Мне кажется, что я узнала бы того рослого, большого мужчину, который ухаживал за моей сестрой, хотя и прошло уже много лет.

Вообще Кэт, это очень и очень загадочно. Как ты думаешь? Спросить Элли? Пока я не решаюсь это сделать. Не знаю, что и думать.

От тебя уже несколько дней нет писем, и я скучаю по ним. Надеюсь получу сегодня.

Боб уже приехал. С ним была еще два раза. И можешь себе представить? Ни одного раза под ним не кончила! Не знаю, от чего это могло быть? Все ведь нормально. И орган у него хороший, и мне приятно с ним, но вот — не получается! Правда делает это он не долго. Может все-таки от этого?

Ах, если бы с этим Анри! Мне кажется, что под ним я раза три бы кончила! А вот с Рэдом я бы побоялась...

Сегодня в полдень у нас был Дик. Он так печально смотрел на меня. И я ему еще раньше все сказала: и то, что ко мне приезжает мой жених, Боб, и то, что мы не сможем с ним больше видеться. Слушая меня, он молча кивал головой, но на глазах у него были слезы. Но, я кивнула ему головой на сад и пошла туда, не оглядываясь. Вскоре я услышала за собой его не смелые и такие робкие шаги. Я остановилась и кивнула ему. О, Кэт, ты бы видела, как радостно заблестели у него глаза, когда я обняла его и поцеловала в губы.

Ну, что дальше было, ты, конечно, догадываешься.

Сначала он был гораздо ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх