Десять писем. Часть IV. На распутье (дневник Элли)

Страница: 4 из 13

более нерешителен и неуверен, чем раньше и все пытливо заглядывал мне в глаза, но когда я сама сняла с себя трусики и начала расстегивать его брюки, он стал прежним Диком.

День был жарким, мы забрались в тенистое место и принялись сжимать и мять друг друга в объятиях, как после долгой разлуки. Потом я легла на спину и позволила ему начать. Но, вот что странно, Кэт. Очень странно! Я почти сразу тут же кончила под ним! Непонятно! Но мне хотелось еще, и я просила его продолжать. А потом еще раз кончила и так сладко, сладко! Просто невероятно и необъяснимо. Ведь у него он имеет только 12—13 см. Правда, на этот раз он входил глубже, так как я сильно прижимала свои колени к своей груди. Раньше я этого не делала, стеснялась. После второго раза я позволила Дику тоже кончить, себе на живот, а потом мы еще долго и молча целовались.

Пока я в полном недоумении. Как ты думаешь — от чего это?

После завтра Дик опять придет. И я знаю наверняка, что я с ним кончу. А с Бобом я не уверена и в будущем — буду я кончать под ним или нет. Но не в меньшем я недоумении и от твоего описания совокупления с Джоном. Правда, когда я его читала и все это живо себе представляла, то я сама чуть не кончила, но вообрази, что я смогла бы, как ты кончить с таким толстым как у Джона в своей заднице, я ни как не в состоянии. Не знаю, но если бы теперь Боб или Дик попросили бы меня в зад, я не дала бы! Ни за что!

Но при встрече мы еще поговорим с тобой об этом по подробнее.

Сейчас сажусь за переписку последней тетради Анри Ландаля — «Мираж» — и постараюсь побыстрее закончить, так как у нас скоро заканчиваются занятия, а там приготовление к свадьбе — времени не будет.

Эту записку я пошлю тебе вместе со всем переписанным. Но ты помни, что о тебе никогда не забывает

твоя Мэгг.

МИРАЖ.

Записки Анри Ландаля.

Удивительный день выпал на мою долю! Смогу ли я в памяти восстановить все перипетии этого необыкновенного дня? А это надо! И как можно более тщательно.

Итак, на кануне того дня я вновь, — какой уже раз! — расспрашивал Марсель о ее работе, которая по-прежнему является загадкой для меня и ее намерений. И вновь она отвечала так, что можно было ей верить и не верить. Но когда был затронут вопрос о тайне инженера Ришара, она, не в пример своему прошлому поведению в подобных разговорах, оживилась, как если бы ожидала этой темы, и сообщила весьма заинтересовавшую меня деталь. Она сказала, что ей случайно стало известно, что инженер Ришар часто в прошлом посещал в Иокогаме один дом незадолго до катастрофы в Хиросиме. И она сумела узнать даже адрес этого дома. Затаив дыхание, я слушал это ее сообщение и избавил ее на этот раз от докучливых вопросов, откуда и как она получила эти сведения. Важно было другое — немедля все выяснить на месте. А вдруг там удастся зацепиться за какую-нибудь нить? Это неожиданное сообщение Марсель изменило мои планы на другой весьма насыщенный событиями день.

Утром этого изумительного дня я собирался нанести визит в дом госпожи Ямато, в котором жил мой отец с моей сестрой. Я решил с ее позволения перерыть весь дом в надежде найти хоть какой-нибудь след исчезнувшей сестры, а так же расспросить саму хозяйку о том, что ей известно о бумагах Ришара.

Но после сообщения Марсель я решил сперва съездить в Иокогаму, надеясь к обеду вернуться и после обеда побывать у Ямато-сан.

В Иокогаму можно было отправиться на комфортабельном пароходике, но, экономя время, я добрался туда электричкой. После довольно больших поисков я нашел указанную улицу на самой окраине города, вблизи берега. Это была очень дикая улица, расположенная в стороне проезжих магистралей и мне не было видно ни экипажей, ни авто, и даже прохожих не было заметно. Я нашел дом N6 и постучал в дверь.

 — Вам кого угодно? — спросил открывший мне дверь коренастый японец.

 — Мне нужно видеть «мирных людей».

 — Я вас не понимаю. Все мы люди мирные.

 — Да, но Хиросима 33...

 — О, Хиросима! Да, да... ужасно! Но вы пройдите, пожалуйста.

Мы вошли в просторную со вкусом обставленную комнату и по его приглашению я сел у письменного стола, за который уселся сам хозяин.

 — Так чем же я могу вам помочь, и кто вы?

Задавая мне вопросы он открыл ящик письменного стола, заглянул в него и перевел на меня свой внимательный взгляд.

 — Я Жерар Ришар, сын...

 — Так, знаю, — перебил он меня, — пойдемте со мной.

Немного недоумевая, я поднялся со стула, на который только что сел и пошел за ним. Мы вышли на улицу и прошли несколько кварталов в сторону от берега, но не в направлении к городу. На углу каких-то улиц японец попросил меня подождать, зашел в будку телефона-автомата, через минуту мы вновь продолжали путь. Мы шли теперь медленно, и японец систематически поглядывал на часы, как будто соразмеряя свои шаги со временем. Напротив какого-то кафе мы остановились. Несмотря на довольно ранний час, в кафе было оживленно. У его дверей люди сновали туда и сюда.

«Сегодня не рабочий день, воскресение», — вспомнил я, внезапно мое внимание привлекла как будто знакомая фигура пожилого человека, стоявшего у деревянного палисадника, неподалеку от нас. Он стоял, опираясь на зонтик, как мне показалось, внимательно наблюдал за нами. «Где же я видел его? — напрягал я свою память. — Эти самые очки, такие же опущенные плечи, такая же напряженная и настороженная поза, как будто он хочет что-то сделать, но не решается... А, так это же Руа! Мсье Руа! Но как?!...»

 — Сейчас! — прервал мои мысли японец и взглянул на часы.

Большой, темный, закрытый автомобиль вынырнул из-за угла и остановился возле нас.

 — Прошу, — пригласил меня японец, открывая дверь машины.

Влезая в машину, я бросил быстрый взгляд на стоявшего поодаль Руа, машина уже тронулась с места, но я успел заметить, как Руа, подался всем корпусом вперед, буквально пожирая всем взглядом нашу машину.

Озадаченный видимым, я не сразу сообразил, что японец, провожавший меня, остался на тротуаре, а рядом со мной сидел кто-то другой. Занятый своими мыслями я попытался отдернуть шторку в заднем окошке машины, чтобы еще раз взглянуть на Руа, но сидевший со мной представительного вида японец мягко отстранил мою руку.

 — Вы Жерар Ришар?

 — Да.

 — Вас интересуют бумаги вашего отца, инженера Ришара?

 — Да.

 — Я имею поручение доставить вас в штаб и там вам все разъяснят по этому вопросу. И разрешите вас предупредить, что вы не должны пытаться сдвинуть шторки на этих окнах. То есть стремиться узнать, куда мы едем. При малейшей попытке с вашей стороны выяснить наш маршрут, он будет прерван и притом навсегда.

Сказано все это было ясно и корректно, но, все же, напрягая все свое внимание, я пытался определить, хотя бы приблизительно, направление нашего движения. Но после нескольких поворотов я должен был признать полную бессмысленность своих усилий. Редкие остановки, видимо на перекрестках, сменялись длинными перегонами, на которых машина развивала большую скорость, а затем ее движения стали замедлять, вновь появились небольшие задержки, и, наконец, ход машины резко уменьшился. Шторы на окнах машины сразу как-то потемнели и вслед за тем на них смутно отпечатались блики электроламп. Машина въехала в какое-то помещение.

 — Прибыли, — сказал мой спутник.

Машина мягко остановилась, и кто-то открыл дверцу. Выйдя из машины, я окинул взглядом просторное помещение с низким потолком и с сетью боковых коридоров, довольно скромно освещенное. Там и сям поблескивали кузова различных марок машин. Шныряли взад и вперед люди, но никакого шума не было слышно.

Сопровождающий меня слегка притронулся к моему локтю и кивнул на низкую,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх