Десять писем. Часть IV. На распутье (дневник Элли)

Страница: 5 из 13

но широкую дверь, расположенную как мне показалось в наружной стене помещения. Но это было не так. Мы вошли в коридор, спустились по лестнице вниз, а затем, после нескольких поворотов попали в длинный, хорошо освещенный, со многими ответвлениями коридор. Изредка встречающиеся люди носили небольшие, закрывающие только верхнюю часть лица маски.

Сопровождающий меня японец остановился у одной из дверей, оббитых стальными листами, поднял руку и прикоснулся перстнем, сверкавшем на его безымянном пальце, к какому-то месту в верхней части двери. Последняя почти тотчас же открылась, мы прошли еще две хорошо обставленные комнаты и, наконец, вошли в просто обставленный деловой кабинет.

 — Присядьте, — предложил мне мой провожатый и тотчас вышел через маленькую дверку, которую я сперва не заметил, в другое помещение.

Через некоторое время в кабинет вошли четверо японцев. Одним из них довольно высокий, хорошо сложенный, пожилой мужчина, с глубоко сидящими, задуманными глазами, весьма просто одетый приветливо кивнул мне головой и жестом пригласил меня сесть. Двое других японцев были в масках, закрывавших верхнюю часть их лиц, но у одного из них бросался в глаза глубокий шрам на подбородке. Оба по приглашению первого также молча уселись за стол. Тоже сделал и мой провожатый — четвертый.

 — Вы Жерар Ришар? — обратился ко мне старший японец, внимательно всматриваясь в меня.

 — Да.

 — Вы ищете бумаги и чертежи отца?

 — Да.

 — Вы их не найдете. И лучше было бы для вас навсегда забыть об их существовании.

Он остановил рукой мой протестующий и недоумевающий жест.

 — Надеюсь, вы все сейчас поймете, — продолжал он. — Вы сын инженера Ришара и только по этому, нам кажется, имеете право узнать часть того, что является тайной чрезвычайного значения. Да формулы Ришара существуют. Вы знаете, что они касаются того оружия, которое впервые в истории было применено в августе 1945 года. Эти формулы в надежных руках. Он завещал их нам и никому не вырвать их из наших рук. Его формулы живут у нас, развиваются и уже теперь овеществление их представляет собой такое могущество, которое оставляет силу взрыва в Хиросиме очень далеко позади. И это независимо от путей и методов его применения. В наших руках это могущество должно служить только миру. Это высшая цель нашего общества, цель которой беззаветно служил ваш отец. И вы в качестве сына можете узнать это. Мы так решили.

Он сделал паузу, и я невольно передохнул от того напряженного внимания, с которым я слушал его, стараясь не пропустить ни одного слова, совершенно необычного и неожиданного для меня вступления.

 — Но не больше, — продолжал он, — вы не только сын великого ученого Ришара, но и разведчик правительства Франции! Не волнуйтесь! — продолжал он, заметив, как я вздрогнул при этих словах.

Он сделал еще одну небольшую паузу и продолжил:

 — Формулы Ришара весьма интересуют наше правительство, но не для мира, а для войны. Оно их иметь не будет. Правда оно нащупывает другие пути овладения этими секретами, но это не то. По сути, лишь две великие державы более или менее во всей полноте владеют величайшими секретами нашей эпохи. Мирные цели одной из них, расположенной к западу от нас, близки нам и лишь Всевышний знает, не применим ли мы в решающий час наше могущество на его стороне. Военные замыслы другой державы, расположенной к востоку от нас, вызывают ужас и негодование. Ее разведка вот уже несколько лет настойчиво стремиться нащупать нити, ведущие к тайне Ришаровских формул. Зачем? А только для того, чтобы не допустить овладения ими правительством какой-либо другой страны, в том числе и нашей. К нашему стыду японская разведка помогает американской и, хотя при этом японская преследует и собственные цели, но они так же далеки от мира, как и цели Америки. Вы конкурируете с другими разведками и все с одинаковым «успехом».

Невольным кивком я подтвердил известную всем истину.

 — В поисках нашей тайны вы не играете самостоятельной роли. Да, да! Не удивляйтесь! По распоряжению, например, некоего Хаяси, организация которого примыкает к японской разведке, но не имеет доли самостоятельности, вы должны были быть уничтожены еще перед вашим отправлением из Франции, в Марселе. В память отца мы решили вас спасти. Наш человек, рискуя многим, это сделал... Еще раз не удивляйтесь! Вы многого не знаете... Да и мы... — японец окинул взглядом сидевших молча людей в масках, — мы не сумели предугадать и предотвратить новую, довольно смелую и ловкую попытку организации Хаяси уничтожить вас в кафе, принадлежащего одному из его приближенных. Правда, наведенный нами на это кафе, полицейский наряд, прибыл вовремя для того, чтобы помешать окончательно расправиться с вами, но за то, что вы остались живы в этом кафе вы должны благодарить только Всевышнего! Только его! Удар ножом оказался не смертельным. В этом не наша заслуга. Но... вы попали в руки полиции, а не в подвалы «конторы Хаяси», откуда вам уже было бы не выбраться даже с легким ранением. Некоторую, правда, косвенную поддержку мы все же оказали вам при побеге из госпиталя.

 — Так значит и Кито тоже?!... — вырвалось у меня недоуменное восклицание.

 — Она в полной безопасности, — мягко отклонил мой вопрос он несколько в сторону и продолжал:

 — Американская разведка стремиться использовать вас и извлечь из ваших успехов и возможностей максимум выгод для себя. В Марселе она была настроена против ликвидации вас. Это совпало с нашими намерениями, не допускать там вашего убийства. За вами следит и немецкая разведка.

 — «Значит Руа идет за мной по пятам?» — мелькнула у меня мысль

 — На что же вы можете надеяться в подобных условиях? — продолжал японец. — Допустите на миг, что вам «повезло» и вы отняли у нас какую-то часть тайны. Неужели вы думаете, что вам удалось бы унести с собой эту тайну, хотя бы на расстоянии двух-трех кварталов? И это в условиях, когда за каждым вашим шагом в тот момент наблюдали бы первоклассные агенты лучших разведок мира, не считая уже людей нашей организации, которые в этом случае не отказались бы абсолютно ни от каких мер, что бы отобрать у вас похищенную у нас тайну — святую святых нашей организации — даже если бы она была запрятана в извилинах вашей памяти! Абсурд!... Мы просим вас запомнить следующее...

В этом месте спокойный неторопливый голос японца зазвучал не громким, но как сталь твердыми нотками:

 — Всякого, кто сделает первые шаги по пути раскрытия нашей тайны, мы уничтожим! Это касается и вас. Никто этих еще первых шагов не сделал. И это хорошо.

После небольшой паузы, он продолжал уже более мягким тоном, почти отеческим тоном:

 — Мы решили, как видите сказать вам очень много, и думаем дать вам совет. Немедленно отбросьте в сторону всякую мысль о поисках тех тайн, которые составляют основу могущества нашей организации. Уходите с разведывательной службы, или, если пожелаете остаться на ней, решительно откажитесь от розысков того, что найти вам никогда не удастся... В противном случае, никто и никогда не позавидует вашей участи. Более того, мы призываем вас все тщательно обдумать, взвесить, воодушевиться светлой памятью вашего отца и... вступить в ряды нашей могущественной организации! Мы полагаем, что несколько месяцев для обдумывания вам будет достаточно.

Он замолчал. Я сидел совершенно подавленный и ошеломленный. Все услышанное поднимало перед моим мысленным взором какие-то громадные, неведомые мне силы, ставило передо мной вопросы исключительной важности, будило потребность действовать и по-настоящему во всем разобраться.

 — Вы имеете что-либо сказать? — перебил сумбурный ход моих мыслей вопрос японца.

 — Нет....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх