Десять писем. Часть IV. На распутье (дневник Элли)

Страница: 6 из 13

.. Впрочем, да! Я хотел бы вам выразить признательность за то, что такой большой важности сообщение, которое я с полным вниманием выслушал. Вашего доверия я постараюсь быть достойным. Но мне действительно необходимо время...

 — Вас ни кто не торопит.

 — Я хотел бы обратить ваше внимание на следующий небольшой факт.

 — Говорите, разберемся!

 — Когда в Иокогаме мы садились в машину, я заметил на тротуаре Руа, который..

Сидевшие за столом быстро переглянулись.

 — Вы уверены, что это был господин Руа?

 — Полагаю, что не ошибся.

 — Опишите, пожалуйста, его наружность и поточнее. Особенно одежду. Лицо его нам знакомо.

Я старательно обрисовал фигуру немецкого агента французского происхождения, а один из замаскированных японцев тщательно записал все, что я сказал и тотчас вышел.

 — Жаль, что вы не сообщили об этом там же, на месте, ему, — с этими словами японец кивнул на сопровождавшего меня в машине. — Но это ничего. За сообщение мы весьма признательны вам. Господин Руа прибыл в Токио на прошлой неделе, но в Иокогаме... А припомните, пожалуйста, не заметили ли вы его в районе дома N6?

 — Нет.

 — Так... Но все равно! — он взглянул на сопровождавшего меня японца. — Отдайте распоряжение закрыть дом N6, немедля ни одного часа.

 — Будет исполнено!

 — Отправляйтесь сейчас же и проводите господина Ришара. С вами поедет Орида.

Старый японец доброжелательным кивком головы попрощался со мной, я ответил ему и все время молчавшему японцу со шрамом на подбородке вежливым поклоном. Необыкновенная встреча закончилась. Вновь бесконечные коридоры, вновь темное громадное помещение и вновь мы мчались на машине со спущенными шторами. Рядом с шофером сидел, на этот раз, незнакомый худощавый японец.

 — «Очевидно Орида, — подумал я. — Что ж за добро надо платить добром. Несомненно, Руа выслеживал не столько меня, сколько организацию «мирных людей». Но при помощи последней я, кажется, сумею избавиться от Руа». Только здесь я вспомнил два пункта, разъяснения по которому я, возможно, мог бы получить в штабе и которые там совсем мне не пришли в голову.

 — Извините, что прервал ваши мысли, — обратился я к своему спутнику, убедившись в том, что он далеко не рядовой член организации. — Но сожалею, что в штабе я забыл сказать... сообщить...

 — Пожалуйста, пожалуйста!

 — Мне стала известна одна из тайн — «Хиросима 33. Рыба ушла...»

 — Хорошо, не продолжайте. — После минутного молчания, видно обдумывая, мой спутник продолжал: — Могу, пожалуй, сказать вам следующее. Эта формула имеет весьма важное значение для нашей организации, и она касается не столько настоящего, сколько будущего. Вам могу посоветовать, никогда не пытаться расшифровать ее. Практически это совершенно немыслимая вещь. И нас абсолютно не беспокоит то обстоятельство, что эта формула известна, кроме вас, еще и американской и японской разведкам.

 — Еще один вопрос.

 — Пожалуйста.

 — Где моя сестра?

 — Я вас понимаю, но единственное, что я лично в праве вам сообщить, это только то, что она в Японии.

 — Благодарю вас! Больше мне ничего не нужно.

Всю оставшуюся дорогу мы молчали, погруженные в свои мысли. Машина начала все чаще задерживаться, видимо на перекрестках, а затем, ее ход замедлился, шофер слегка затормозил и Орида выпрыгнул из нее на ходу. В след за тем, машина сделала поворот и через несколько секунд остановилась. В последние секунды мой спутник сказал:

 — Желаю вам найти верный компас на жизненном пути! До свидания!

Едва я вышел из машины, как последняя, рванувшись вперед, была уже далеко впереди. По привычке, я пытался заметить ее номер, но за те несколько секунд, в течение которых она исчезла вдали, ее номерной знак на металлической пластине, успел два раза изменить свое значение на моих глазах!

 — «Чистая работа!» — с восторгом подумал я и, оглядевшись по сторонам, зашел в кафе наскоро пообедав.

Там я попытался было записать в свою тетрадь основные мысли старшего японца, но отложил это занятие на более позднее время, так как надо было торопиться с возвращением в Токио, где я должен еще был побывать у Ямато-сан.

Сообщение о том, что моя сестра жива и находиться где-то здесь, в Японии, наполнило меня чувством такого восторга, что все вокруг показалось мне каким-то приветливым, радостным, и даже оглушившим меня впечатлением от необычной поездки в таинственный штаб как-то потускнело.

Через час я уже сидел в переполненном вагоне, мчавшегося в Токио электропоезда. За 10 минут до прихода поезда в город, я прошел весь вагон, направляясь в сторону тормозной площадки. На предпоследней от выхода скамейке я заметил между сидевшими на ней, мсье Руа. Бросившего на меня поверх газеты и сквозь свои очки, настороженный взгляд. Руа старательно изменил свою наружность, но теперь я безошибочно знал, что это ни кто иной, как Руа. Безразличным видом я прошел мимо него и тут же, у самого выхода увидел Орида, просматривавшего какой-то журнал.

 — «Руа в надежных руках, — подумал я. — Но от какого хвоста следует избавиться побыстрее. Не вести же их обоих Ямато-сан, а затем к себе на квартиру. В прочем, Руа уже несомненно успел выследить мое место жительство... Что ж, завтра же переменим его!» В невероятной сутолоке в часы пик громадного токийского вокзала, в его лабиринте переходов, коридоров, лифтов, мостиков, туннелей, в его регулируемых и нерегулируемых людских потоках мне не составляло большого труда оторваться от настырного преследователя и я, не теряя ни минуты, отправился на южную часть города. Когда, наконец, я пересек весь огромный город и добрался до домика Ямато-сан, где когда-то жил отец с моей сестрой, солнце уже закатилось за горизонт и наступили сумерки. Пожилая Ямато-сан долго глядела на меня, приговаривала как бы про себя:

 — Да, да... это он... молодой Ришар! О господин, ищите Элли, вашу сестру! Она жива и думает о вас!

Путанно, поминутно сбиваясь, она рассказала об обстоятельствах похищения Элли, но сообщить что-либо такое, что могло навести меня на ее след, не могла. Она показала мне комнаты, в которых проживал мой отец, но первый же осмотр их показал полную бессмысленность их тщательного осмотра. Все было на виду. Что же касается стен, пола, то и они и даже потолок, как сообщила Ямато-сан, были дважды тщательно ощупаны и осмотрены какими-то людьми, прибывшими в сопровождении полицейских.

 — Но я кое-что сберегла для вас!

Она на минуточку отлучилась и, вернувшись, вручила мне сверток старой одежды.

 — Вот все что осталось. Два раза они что-то искали. Но я их обманула. Было кое-что и в платье Элли, но оно исчезло вместе с ней.

Ничего больше не узнав, я поблагодарил Ямато-сан, попрощался с ней, пообещав еще раз зайти поговорить о разных деталях, интересовавших меня, заторопился на свою квартиру. Сумерки сгустились и надо было постараться выбраться из этих пустынных мест до наступления темноты. Быстро удаляясь от домика Ямато-сан, я по профессиональной привычке ощупывал врученный мне сверток. «Ага! Так оно и есть!» В наглухо застегнутом кармане серого пиджака я нащупал какую-то бумагу. Это был мятый конверт с надписью, которую я лишь с трудом разобрал в наступившей темноте: «Моему сыну или дочери». И подпись — «Франсуа Ришар». Сунув драгоценный конверт в карман, я зашагал дальше. Город я успел уже изучить и, пробираясь узенькими улочками, я не боялся заблудиться. Выбравшись в более спокойный район, я пошел более медленным шагом, высматривая какой-нибудь транспорт. Завидев рикшу с велосипедом, я окликнул ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх