Десять писем. Часть IV. На распутье (дневник Элли)

Страница: 8 из 13

себе неизведанную остроту наслаждения. Уткнувшись лицом в постель, опираясь на нее грудью и руками, я сильно изгибал поясницу, которая, как ее задница были высоко расположены над нашими головами, самое сладостное соединение я не мог видеть, но зато его могла видеть Дина и, конечно, его видели ее глазки, что я сразу же почувствовал. Не смотря на сильный изгиб ее поясниц и давление моих бедер на ее ноги, она ответила мне чуть заметным движением своей поясницы. Неестественно отогнутый назад член входил все глубже. Страстная Дина, раздвинув бедра и согнув ноги в коленях, старалась надавить пятками на мою поясницу. При этом член входил все глубже и глубже... Минутами мы прерывали свои движения, очень утомленные, но лишь до того, чтобы, передохнув и приловчившись, еще теснее слиться в этой совершенно исключительной позе. Через некоторое время наши движения стали ритмичней, плавней, напряжение и ослабление мускулов наших поясниц иногда стало происходить в унисон, одновременно. Чудовищно бесстыдный вид, открывавшейся глазам Дины, очевидно, безмерно ее возбуждал. Ее бедра и ягодицы сладостно трепетали, во влагалище начались сладострастные спазмы. Далеко позади себя я слышал ее прерывистое дыхание, сопение, приглушенные стоны. Изредка, приподняв голову я хватал широко открытым ртом воздух, а затем, вновь уткнувшись лицом в постель, подбивая кулаками подушку под ее зад, и уже совсем неестественно прогибая свою поясницу и раздвигая в противоположные стороны свои бедра, я вновь принимался с жадностью совокупляться. Наши бедра мешали нам, заставляя наши мускулы до предела до боли напрягаться, чтобы только соединиться до предела. Это было изнурительно и чудовищно сладостно... Ее влагалище все плотнее и сильнее охватывало мой член, доводя страсть до апогея. Иногда я наталкивался на ее матку, и, исторгая позади себя сладостные крики, а затем вновь натирал ее, упиваясь похотливыми, жалобными стонами Дины... Сильные спазмы ее влагалища и конвульсивные подергивания всего ее тела вызывали тотчас же и мой ответный, долгосдерживаемый оргазм. С невероятным и неописуемым наслаждением, задыхаясь, я спускал долго и обильно... А Дина жалобно кричала, охватывая своим влагалищем, судорожно сжимавшим мой член... Оргазм у меня и у Дины был необычайно сильным. Удовлетворение было бесподобным... До предела утомленный, мне кое-как удалось сползти с ее задницы и лечь рядом. Дина продолжала оставаться в той же позе, не в силах сползти с подушек, лежавших под ее ягодицами. Я помаленьку ее освободил от неестественной позы, нежно поцеловал и почти мгновенно заснул.

Сколько времени я спал не знаю. Дикий и пронзительный крик разбудил меня. Сна как не бывало. Но, не шевелясь, я приоткрыл глаза, пытаясь быстро охватить и оценить какую-то новую, неожиданную обстановку, в которой я очутился. Я тотчас же увидел Дину, сидевшую в распахнутом халатике на ковре и с ужасом глядевшую на валявшуюся у ног ее какую-то разорванную фотокарточку и конверт. Я поднялся на локти, но прежде чем я смог раскрыть рот, чтобы спросить в чем дело, щелкнул замок, дверь открылась и в комнату вошел Ред. За его спиной виднелась тоненькая фигурка Марсель.

 — Я тебе говорила, что она здесь! — полушепотом проговорила Марсель. — Я видела их джип и подумала, что у них одна дорога, только сюда!

Окаменевшим взглядом смотрел Ред на полное ужаса лицо Дины, а затем медленно, как бы с трудом, повернулся ко мне. Его рука зашевелилась в кармане. Марсель быстро схватила его, но было поздно! Из кармана Реда прогремел выстрел и мне показалось, а может, было так, что пуля коснулась моих волос. Но, так или иначе, они зашевелились... Инстинктивно я как мог свалился на подушку и замер. Бросаться на таком расстоянии на противника, вооруженного пистолетом, было безрассудно. Двойной, душераздирающий крик пронзил комнату. Дина без чувств упала на ковер, а Марсель бросилась ко мне.

 — Куда! Ни с места! — прогремел Ред, удерживая ее за плечо.

С крайним напряжением я следил за движением Реда из-за опущенных век. Сжимая в кармане пистолет, Ред медленно сделал шаг в сторону лежавшей в обмороке Дины... Сделай еще шаг и я, сжавшись как пружина, готов был броситься на него, но в эту секунду взгляд Реда упал на фотокарточку, валявшуюся на ковре. Он наклонился, поднял карточку, и некоторое время бессмысленно смотрел на нее. Потом, перевернув, взглянул на какую-то надпись на обороте, вновь быстро перевернул фото, внимательно вгляделся в него и вдруг... дико захохотал! Его ненормальный смех заполнил всю комнату, заглушая какой-то тихий говор и топот ног, доносившийся через неплотно прикрытую дверь из коридора.

 — Это ты виновата, ревнивая сука!

Марсель вздрогнула от этого рева Реда и попятилась в угол. Со скрюченными пальцами Ред двинулся на Марсель, которая с посеревшим лицом прижалась в угол.

 — Не подходи... — одними губами прошептала она. — Не подходи! Или...

В руках Марсель блеснул револьвер. Страшные пальцы Реда приближались к шее Марсель. Но внезапно, быстрее мысли, грянул выстрел, и в ту же секунду с глухим хлопком погасла висячая лампа. Кто-то рванул дверь и в осветившемся с коридора проеме я заметил силуэты каких-то входящих людей и гибкую фигуру Марсель, юркнувшую в коридор.

 — Кто здесь стрелял?! — крикнул кто-то и зажег карманный фонарик, в свете которого стала видна фигура Реда, отшвырявшего от двери каких-то людей, бешено ему сопротивляющихся.

Вырваться в коридор все же Реду удалось, но на его плечах и руках повисло трое довольно решительно настроенных людей. Видимо Ред понял, что его жертва ушла, и немного успокоился, вернулся в сопровождении двух полисменов и коридорного в комнату. Пользуясь суматохой, я кое-как успел одеться и, сидя на тахте, одевал ботинки. Зажгли бра, и в комнате стало светлей.

 — Живой!! — заорал Ред, едва вступив на порог, и бросился было ко мне, но его удержали полицейские.

 — Да отвяжитесь вы! — рванулся от них Ред так, что оба полисмена отскочили от него на несколько шагов, а старший полисмен, осматривавший Дину, вскочил и выхватил пистолет.

 — Вот вам!

Ред отвернул лацкан пиджака и показал удивленным и присмиревшим полисменам какой-то значок.

 — И это тоже!

Ред протянул какой-то документ старшему полисмену.

 — Ясно. Извините...

 — Ее надо в постель! — перебил Ред полисмена и вместе с ними бережно перенес Дину на тахту, с которой я уже успел встать.

 — А ты, парень, извини меня! — повернулся ко мне Ред — Откуда же мне было знать...

Вбежал еще один запыхавшийся полисмен:

 — Ушла!... Исчезла!...

 — И хорошо! Она уже больше не нужна, — перебил его Ред, смачивая водой виски Дины и обрызгивая ей лицо. Вбежавший, с недоумением взглянул на него.

 — Это наш, — в пол голоса рассеял его сомнения старший полисмен.

 — А что же здесь собственно произошло? — задал он вопрос Реду.

 — Пустяки! Семейная ссора. Но все в порядке.

 — А кто бежал?

 — Одна ревнивая девчонка. Из-за нее и вся кутерьма. Не беспокойтесь! Ну я теперь сам тут справлюсь... До свидания! Спасибо за службу!

Полисмены, раскланявшись с Редом ушли, а за ними вышел и коридорный, успевший все прибрать на ковре и подмести пол.

 — Ред, дай мне, пожалуйста, воды, — прозвучал удивительно нежный голос Дины. Но... только этот голос был обращен не ко мне, а к Реду. Ред бросился к графину, а у меня тоскливо заныло сердце.

 — «Как все это понимать? В каких они отношениях?... — думал я не зная, что предпринять и совершенно не понимая таких крутых поворотов в настроении бешенного Реда.

 — Ну, парень, — вновь обращаясь ко мне на «ты», проговорил он. — Я ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх