Соседка

Страница: 2 из 2

Старая клеенка отыскалась в кухонном шкафу. После чаепития осталось полчайника чуть теплой кипяченой воды. Я перелил ее в банку — оказалось около двух литров.

С клеенкой и банкой я направился в спальню. Когда я проходил через гостиную, краем глаза заметил, что Наташа сидит по-прежнему на краю тахты, опустив голову. На меня она даже не взглянула. Я зажег в спальной свет, расстелил клеенку на кровати, а банку с водой поставил рядом на пол. Клизма и вазелин стояли на прикроватной тумбочке. На всякий случай я положил рядом несколько чистых салфеток. Потом еще раз оглядел свое «хозяйство» и нашел, что все готово.

Ситуация в гостиной за это время совершенно не изменилась — моя гостья сидела неподвижно и смотрела вниз перд собой.

 — Наташа, — позвал я.

Девушка подняла голову, встала и, тяжело вздохнув, пошла в сторону спальни. Увидев приготовленные и разложенные на тумбочке предметы, она вздрогнула и молча снизу вверх вопросительно посмотрела на меня.

 — Раздевайся и ничего не бойся, дурочка, — попытался приободрить я ее.

Наташа подошла к кровати и, стоя ко мне спиной, стянула через голову свитерок. Под ним оказалась тонкая голубая маечка.

Потом, вздрагивая и оглядываясь на меня через плечо, она расстегнула молнию и спустила юбку. Явно оттягивая неприятный момент, моя соседка стала аккуратно расправлять снятую одежду и развешивать ее на спинке стула. Я терпеливо ждал. Закончив, Наташа развернулась ко мне и замерла в нерешительности. Вид смущенной полуподростка-полудевушки в легкой ничего не скрывающей маечке и черных колготках, сквозь которые просвечивали трусики, мог свезти с ума кого угодно. Я собрался с силами, облизнул внезапно пересохшие губы и попытался изобразить на своем лице подобие отеческой улыбки, означавшей: «Ну давай, девочка, не стесняйся». Улыбка возымела действие и Наташа дрожащими руками стала стягивать колготки. На этом, однако, решимость девушки закончилась.

 — Ложись, Наташа, — я кивком головы указал на кровать.

Девушка села на край а потом легла на спину, вздрагивая от прикосновения холодной клеенки к голым ногам. Я присел рядом на корточки и стал набирать в грушу воду из банки. Наташа, не отрываясь, следила за тем, как постепенно наполняется клизма.

Когда груша, наполнившись, расправилась, она закрыла лицо руками и отвернулась.

 — Дядя Сережа, — услышал я, — подождите, пожалуйста, немного. Я должна приготовиться, я не могу так сразу. Мне еще никто никогда...

Некоторое время девушка лежала неподвижно. Через пару минут она перевернулась на живот и буркнула в подушку: «Начинайте».

 — Нет Наташа, тебе надо лечь на бок, — объяснил я.

Она повернулась на бок спиной ко мне. Я стал потихоньку за резинку стягивать с нее трусики. Они не поддавались.

 — Наташа! — строгим голосом сказал я и она приподнялась, давая мне стянуть трусики до колен.

 — Теперь подожми, пожалуйста, коленки к животу, — продолжал руководить я. Девушка чуть согнула коленки, скорее обозначив выполнение моей просьбы.

 — Нет, девочка, подожми сильнее, постарайся к самому животику.

Моя юная пациентка откликнулась на ласковый тон и согнула ножки. Я открыл тюбик с вазелином. Его запах моментально заполнил комнату.

 — Ой, только не больно, пожалуйста, — опять попросила Наташа.

 — Не бойся, — я выдавил немного вазелина на указательный палец правой руки а левой попытался раздвинуть ягодицы девушки. От моего прикосновения к своей попке, Наташа вздрогнула, напряглась и со всей силой сжала ягодицы.

 — Нет, Наташа, так у нас с тобой ничего не получится, — начал увещевать я, — ты должна совсем расслабится. Тогда ты ничего даже не почувствуешь. Ну, будь умницей...

Девушка немного расслабилась, и я осторожно раздвинул ей ягодицы. Потом нежными движениями стал смазывать вазелином вокруг ее розового колечка, обрамляющего анальное отверстие. Наташа заойкала и перевернулась на живот.

 — Дурочка, перестань. Мне же надо все как следует смазать, чтобы тебе было потом больно. Ложись, пожалуйста, обратно. Я немного смажу тебе только самый вход в попку, ты практически ничего не почувствуешь а, если будет немного неприятно, ты уж потерпи.

Наташа взглянула на меня через плечо с некоторым недоверием но к краю кровати подвинулась и повернулась на бок.

 — Подожми, пожалуйста, поплотней коленки.

Я выдавил на палец еще одну порцию вазелина. Девушка уже не сжималась и я легко развел ей ягодицы. Смазав еще немного вокруг ануса, я медленно ввел палец на пару сантиметров в отверстие.

 — Ой! Больно, больно! — вскрикнула пациентка и выгнулась.

 — Наташа! Не придумывай! Ничего не больно! Ты сама себя пугаешь. Ты должна взять себя в руки. Лежи теперь, пожалуйста, спокойно. У тебя все аккуратно смазано. Расслабься и ничего не бойся.

Я вытер палец приготовленной салфеткой. Особенно уже не церемонясь, я подвинул девушку к краю кровати и согнул ей в коленях ноги. Затем взял полную уже клизму и, обильно смазав наконечник вазелином, выпустил из нее лишний воздух. Широко раздвинув своей пациентке ягодицы, я приставил наконечник к анальному отверстию. Наташа непроизвольно сжалась и захныкала. Прилагать усилия я опасался и наконечник остался наружи.

 — Наташа, пожалуйста, расслабь попку. У нас так ничего не выйдет, — начал было я, но девушка продолжала напрягаться.

 — Попробуй глубоко-глубоко подышать животиком.

Наташа перестала хныкать и сделала несколько глубоких вдохов. Наконечник легко скользнул внутрь примерно на треть своей длины.

 — Ай, — снова попыталась было сжаться девушка, но черная эбонитовая трубка уже входила в нее.

Когда наконечник вошел наполовину и слегка уперся во что-то, я осторожно покрутил его в разные стороны, и он легко и свободно вошел полностью. Девушка лежала неподвижно и только глубоко дышала. Я сжал грушу и вода, сначала медленно и с видимым усилием, а потом заметно быстрее потекла внутрь. Пациентка снова захныкала, но я не обращал уже на это внимания. Когда клизма опустела, я осторожно вытащил ее и стал набирать воду снова. Наташа попыталась встать, но я удержал ее.

 — Ой, дядя Сережа, пожалуйста, хватит, — запричитала она, — не надо больше.

 — Да что ты, Наташа. Мы же только начали. Ты посмотри, это ведь детская клизма, а ты — взрослая уже барышня. Тебе одной такой клизмы абсолютно недостаточно. Давай, ложись обратно, коленки к животику, расслабься и дыши хорошенько.

Второй и третий раз процедура прошла спокойнее. Наташа терпела и не напрягалась, пока я вставлял ей длинный наконечник, и только частое дыхание говорило о том, что ей дается это не просто. Перед четвертой клизмой вода уже стала, видимо, переполнять мою пациентку. Когда я очередной раз раздвигал ее ягодицы и осторожно вводил эбонитовую трубочку, из отверстия вытекла небольшая струйка воды. На пятой клизме Наташа заойкала.

 — Дядя Сережа, я не могу больше, мне надо в туалет.

 — Потерпи, эта будет последняя, — я надавил на грушу и выпустил все ее содержимое в девушку, — Теперь тебе надо спокойно полежать минут десять-пятнадцать. Я пока все уберу.

Собрав инструменты в пакетик, я вышел из спальни. Через десять минут Наташа проскочила мимо меня в уборную. После шума унитаза я услышал, что она принимает душ. Прошло не менее получаса, пока она не вышла из ванной. Моя юная соседка была уже одета и молча стояла на пороге гостиной. Я встал, чтобы проводить ее. Наташа взглянула на меня и мне показалось, что она чуть-чуть улыбнулась. Когда мы вышли в прихожую, девушка остановилась и повернулась ко мне лицом.

 — Спасибо, дядя Сережа, мне было ни чуточки не больно, — сказала и неожиданно протянула мне знакомый пакетик с клизмой и вазелином, — можно это пока полежит у вас? Я, наверное, приду к вам завтра снова...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Anonymous
    Александр (гость)
    30 декабря 2015 18:59

    Рассказ интересный. А продолжение будет?

    Ответить

    • Рейтинг: 1

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх