Взорванный свет или Максим и Маргарита. Часть 1

Страница: 2 из 6

платформе, на двух парах сапог шпоры в виде шипастых колесиков.

Судмедэксперт сочувственно посмотрел на следователя и сказал, что трупы — это его стезя, а вот по данному вопросу нужно связываться с кафедрой психиатрии и приглашать их эксперта по половым извращениям. Следователь благодарно кивнул за подсказку...

Следствие шло своим ходом, протоколы, свидетели, понятые, снова протоколы, экспертиза, вещдоки, куча запросов, куча ответов... Эксперт притащил любопытные данные — в пепельнице была куча окурков: белые тонкие сигаретные окурки с губной помадой принадлежали погибшей женщине, несколько обычных окурков — лейтенанту. Два «бычка» подполковника — в туалете, он с ними не курил. Он курил отдельно! Во влагалище женщины следов спермы не было, но признаки недавно леченного инфекционного воспаления; на крайней плоти лейтенанта — его свежая сперма, она же в ротовой полости, пищеводе и желудке подполковника. Несомненно, он выполнил лейтенанту минет. Пришел асушник из отдела информационной экспертизы, сообщил, что на ноутбуке помимо обычной информации, игр и юридической загрузки имеется файл с отдельным кодом доступа, на котором скопирована речь, записанная на цифровой диктофон. Речь хозяйки квартиры. Объем приличный, что-то типа собственных рассуждений или устного дневника. Следователь сразу вставил принесённую копию в свой компьютер и из динамика послышался красивый чуть с хрипотцой от курения женский голос. Голос принадлежал, как ему показалось, то раздражённой, то угнетённой, но всегда властной и дерзкой женщине. Он отправил асушника и стал слушать...

«Сегодня я била его, долго и предельно жестоко, подвесила за ноги и выпорола с силой, на полу — трамплинг по яйцам и члену, он выпустил свой белок, била и пинала с ненавистью. Я совсем озверела, ненавижу его, его покорность, эти раболепные глаза, этот его мазохистский кайф, эту безропотность. Может убить меня одним ударом, а стал моим туалетом, свинья, животное. Полная опустошенность, выпила полбутылки коньяка и уснула. Ненавижу!».

Зашел следователь военной прокуратуры и притащил следователя гражданской прокуратуры. Пришлось убить на них час, выпили весь кофе, надымили, собрали кое-какие интересующие их данные и, наконец, ушли. Откуда взялась граната им не ясно.

Запись вновь включена, но явился вызванный доцент с кафедры психиатрии. Следователь вкратце рассказал ему обстоятельства и тот, окрылённый, стал читать ему нудную лекцию про извращения. Следователь прервал его и начал задавать предметные вопросы. Доцент смутился, сказал, что он вообще-то специализируется на аутизме, а вот такая-то на их кафедре, она самая сведущая в этой области. Следователь слушал и разглядывал его, ему пришла в голову мысль, что профессия однозначно отражается на человеке. Вот психиатр, лечит ненормальных, у самого речь ненормальная, взгляд полоумный, вид сдвинутого по фазе. С кем поведёшься, от того и наберёшься. У судмедэкспертов — наклеенные улыбки, тихий гнусавый голос, стеклянные равнодушные глаза. А у ментов, а у него самого? Тоже свои профессиональные сдвиги? Доцент позвонил своей сотруднице, спецу по извращениям, сообщил, что она будет у следователя завтра с утра.

«Сегодня у меня приподнятое настроение. Депрессия вроде кончилась. Работала с рабом с наслаждением. Классная доминация! Разделала тварь в пух и прах! Жесткая порка, потом суровый страпон-акт и под конец золотой дождь и копро. Всё выпил, всё съел! Порадовалась от души. Восхитительное внутреннее чувство, когда знаешь, что его ждёт, а он даже не догадывается. Грохнуть разом, вскрыть нарыв его страха. Его ждёт ужас. Ужас — часть наслаждения. Весь день под вдохновением. На работе, эта сука, эта «замша» уже достала. Похоже мне нашли могильщика, какая-то соплячка поедет на специализацию по моей тематике. Видно скоро меня поставят в проём двери и коленкой под зад. Но я не дура, у меня свои козыри в рукаве. Но не об этом сейчас, а о задуманном. Классно, аж дрожь в теле!»

Следователь допил оставшуюся половину чашки утреннего кофе, когда в кабине вошла спец по сексуальным извращениям. Яркая девица, с развратными глазами, по виду не замужем, зашла, села без приглашения и сразу закурила. Следователь в очередной раз пересказал ей ситуацию со взрывом в военном городке. Дамочка проявляла к событиям бытовой интерес, но когда услышала описание комнаты за зеркалом и кусочек диктофонной записи — преобразилась и хищно стала впитывать в себя всё детали, связанные с трагедией трёх людей. Следователь разглядывал импозантную девицу и почему-то подумал, что она не случайно занимается этой темой, интерес живейший, может диссертацию готовит, хотя, скорее всего, сама порет какого-нибудь мужичонку, а потом на лекции объясняет студентам, что это плохо и вредно для здоровья. «Всё — вредно, — подумал он, — пить — вредно, кофе — вреден, курить — вредно, баб любить — очень вредно, а не любить — вредно в двойне!»

«Свершилось! Я сделала это! Проект практически реализован. Лейтенант не подвёл! Я его предупредила про моего раба. Но, когда они увиделись, это было что-то! Как они смотрели друг на друга! Лейтенант боялся возмездия, не знал уйдёт ли он отсюда живым и потому от страха трахал меня иступлено как в последний раз в жизни. Получилась моя двойная доминация над двумя самцами! Я пальчиком указала твари на место возле кровати, и он весь мой секс простоял голый на коленях со свечой в руке. Сначала стоял как оглушенный, а когда я стала картинно кричать от оргазма и, издеваясь над ним, медленно и красиво сделала молодому придурку минет, заревел навзрыд. Я вылизывала сперму и насмешливо смотрела на своего раба, у него была эрекция. Он чуть успокоился и потом только тихо плакал. Какой острый кайф, давно такого не было! Оргазм до дна! Кайф не от реализованного садизма, не от моей вырвавшейся на волю запредельной похоти, а от того, что я в нём увидела капельки человеческого достоинства, крохи мужской чести, мужчины, в которого я была когда-то влюблена как кошка. И все это давало мне очаровательное чувство, что у меня под каблуком всё ещё мужчина, а не сплошная слизь, ведь давить просто мерзкого безвольного червя мне не интересно!».

Девица закурила очередную сигарету, и посыпались замысловатые термины: «фрустрированная личность», «BDSM», «девиации», «перверзии», «фетишизм», «альголагния»... Следователь остановил её и попросил говорить на кухонном языке обывателей. Девица сказала, что однозначно речь идёт о садомазохизме. Он — нижний, комбинация раба и мазохиста. Она — садистка и домина, т. е. играющая роль госпожи, госпожи его и вообще, по жизни. Насчет ролевых игр и деградации личностей обоих, попросила свозить её поглядеть комнату за зеркалом и разрешения забрать диктофонную запись для детального анализа. Следователь не мог ей отдать вещдок, но на нём висело тройное убийство и сроки поджимали. Он под роспись выдал ей копию диктофонной записи, заказал машину на после обеда и они расстались.

Чтобы как-то освоиться в теме, следователь зашел в служебную библиотеку и нашел в этом убожестве потрепанную книжку двадцатилетней давности. Про садомазохизм было написано, что это грязное извращение буржуазного общества, насилие над телом и личностью... Он пролистнул на главу «Фетишизм», узнал, что фетишизм — гнусное извращение капиталистического общественного строя... , дальше на главу «Онанизм», «онанизм — порождение общества, основанного на эксплуатации человека, рукоблудие, извращение...». С этим уже следователь согласиться никак не мог, вспомнив юношеские годы с неугасаемой эрекцией, вернул книгу, вернулся в кабинет и стал слушать запись дальше...

«Весь день прошел в предвкушении того, как осуществятся мои замыслы. Я всегда на взводе, когда испытываю новую идею, осваиваю новую фантазию. Неведомое сладким ядом дурманит мой разум, а его острота томит моё тело. Внутреннее возбуждение колоссальное. Тварь, раб, эта мерзость в ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх