Взорванный свет или Максим и Маргарита. Части 2, 3

Страница: 4 из 7

легкий запах её парфюма.

Дни тянулись как сонное стадо на водопой. Одна мелкая уголовка и малолетняя наркота. Приливы воспоминаний о разговоре с Маргаритой, он теперь мысленно называл её только так. Запись её разговора проматывалась на прослушивание с изрядной регулярностью. Максим почти целых два часа вытребовал себе на пользование интернетом. Чтобы залезть на сайты с жутковатыми буквами BDSM. Посмотрел, почитал и понял, что он может неделями их изучать, но так как преподнесла ему феномен садомазохизма Маргарита, он не получит даже по минимуму. А значит, нужно ждать её визита. И она позвонила, как обещала через три дня.

Утро выдалось хмурым с серым противным дождём. Влажность стояла даже в здании и уныло давила на настроение. Маргарита вошла в кабинет, принеся с собой свой волнующий запах. Она резво прошла к его столу и, тщательно установив свой стул, села прямо напротив.

 — Привет, начальник!

 — Здравствуй Маргарита! Рад видеть! Хочу сделать тебе предложение, давай к нам внештатным экспертом по своей теме плюс психиатрия?

 — Нет. Работы по горло, плюс практика, плюс студенты... и потом мне обычная психиатрия не интересна, вменяемость там, дееспособность, ведь сексуальные преступления у тебя редкость.

 — Да, это верно. Ладно, жаль, конечно, можно прочитать твое заключение?

 — Сейчас перечитаю концовку и распишусь.

Маргарита выглядела на все сто: кожаная, короткая рыжая куртка под цвет волос, обтягивающие черные кожаные брюки, тонкий свитер, кожаная бондана на голове. Явно косила под байкершу, еще цепей и перстней с черепами не хватает, но ей идет! А он её ждал. Кофе запас, и сигареты ей прикупил. Следователь проворно наполнил чашки и пододвинул пепельницу. Маргарита кивнула и, прихлебывая горячий напиток, продолжала читать, потом вздохнула и расписалась на последнем листе.

 — Как и говорила — всё наукообразно и туманно!

 — Спасибо. Буду читать. Поговорим?

 — Легко. Сегодня у меня без цейтнота! На чем мы остановились?

 — На твоей формуле, точнее на формуле личностей той погибшей. Но можно сразу один вопрос по следствию? Вот ты всё прочитала, всё изучила, как по твоему кто это сделал, я про гранату конечно?

 — Ты же следователь, Максим, а не я! Может у тебя есть какая-нибудь улика, а я как дура тут буду фантазировать.

 — Да ничего больше нет, ты всё знаешь. А вот с точки зрения психоанализа...

 — Понятно. Кто из этой троицы? Честно — не знаю, расклад такой: 50% — подполковник, 30% — женщина и 20% — лейтенант.

 — Убила! Я все сто на подполковника списал.

 — Согласна, подполковник самая реальная фигура для убийства и самоубийства, вроде при поверхностном раскладе ему этот взрыв разрешил все проблемы!

 — Поверхностном? А при неповерхностном? Ну, расскажи, что есть ещё варианты?

 — Расскажу, только туфли сниму, ножкам в сырой обуви плохо. Готов?

Максим услышал, как под столом брякнули каблуками её туфельки. Это сразу завладело его вниманием. Какие у неё ножки в разутом состоянии? Хочется глянуть, лак на ногтях такой же как на руках — тёмно-синий или нет. Как бы взглянуть? Хоть карандаш «нечаянно» уронить, но она умная, поймет, будет смеяться, не ловко, но хочется! Он украдкой бросил взгляд на кромку стола перед грудью, но его крышка напрочь скрывала ножки и снятые туфельки собеседницы. А если откинуться назад? Нет, невидно. Почему у него стул не на колёсиках? Всё равно посмотрю, встану зачем-нибудь и увижу, успокоил он себя. Только не сразу, чуть позже. Он довольно заерзал, и на пол упала его папка с бумагами, они рассыпались — об этом можно было только мечтать! Максим коротко глянул на неё. Она отвлеченно, крутила в руках сигарету, вроде размышляя. Отлично. Он нагнулся и стал, косясь на её ступни, собирать бумаги. Красивые ножки. Ультрамариновый лак на ноготках красивых пальчиков. Ножка голая без этих дурацких, но удобных стелек. Он медленно собирал бумаги, разглядывая всё!

Он выпрямился и встретился с насмешливым, упертым в него взглядом Маргариты.

 — Тёмно-синий цвет — это красиво правда, Максим?

 — Не понял. — Промямлил он.

Она рассмеялась.

 — Проехали. Ладно, давай по делу. Итак, подполковник, субмиссив начал с саба, потом саб + маз в экстремальном ракурсе. Тотальное доминирвание с крушением любовных идеалов, надругательством над мужским естеством, моральное предательство любимой женщины, её измены с глумлением, удар по самым уязвимым местам и обнажение тайных страхов с их демонстрацией на потеху личным ненавистникам. Вроде, что ещё надо? Доведён до ручки, вот и взорвал всё и всех. Мотивация реальная.

 — Согласен, на все 100%.

 — Теперь она, нет, лучше начну с лейтенанта.

 — Как хочешь.

 — Лейтенант — астеник, психологически неуравновешен, гипергипнабелен — как она его сразу в оборот взяла, и не пикнул. Типаж — ведомого, прессинг авторитета или такой сильной натуры как она и он прогибается до земли. Может и были скрытые гомосексуальные предпосылки, но шоковая реакция ответа очевидна. А причина, по которой он мог бы такое совершить неоспорима — состояние аффекта и прорвавшийся страх с ажиотажем немотивированной природы. Аффект — понятно, обусловлен сексуальным экстримом и жесткой женской доминацией, а страх — это присутствие заклятого врага. Помнишь, как она сказала, что лейтенант до жути его боялся и не знал каждый раз уйдёт ли он живым из её объятий, когда подполковник рядом. Ну и мог прихватить с собой «игрушку» для защиты или уверенности в себе, а уж как там вышло — им одним известно. Может чрезмерная самозащита? Или он с катушек съехал, или страх прорвался, и он с ним не совладал. Но принципиально: он мог это сделать, а основание — смотри выше. Есть вопросы?

 — Ну как достоверную гипотезу не примут, а абстрактно — то вроде есть какая-то логика. Согласен. А теперь — она.

Маргарита улыбнулась.

 — Она! Она и есть главный персонаж, источник добра и зла. Где ёё формула?

Максим быстро написал формулу, которую Маргарита изобразила на земле веточкой возле лавочки в тот погожий день в сквере.

ДСЛ = ИЧХ + ЦТ: (ППЛ+ДС) / МмУвСИиИ

Написал и замер. Он почувствовал, как ножка девицы коснулась его штанины. Он стиснул зубы. Но Маргарита с безразличным видом взяла у него листок с формулой.

 — Вот это у нас с тобой будет перед глазами.

Ножка опять коснулась штанины. Как это волнует! Неужели случайно?

 — Итак, яркая женщина, удачная в карьере и неудачница в личном плане. Достойная многого и на многое претендующая...

Ножка Маргариты вошла к нему в штанину! Зашла и замерла там! Это случайностью быть же не могло. Если он хоть двинется, хоть покажет что-то лицом, она сразу уберёт ножку. Это понятно. Нужно изо всех сил изображать, что ничего не происходит, чтобы это продолжалось. Хотя... Хотя она знает, что он знает, что она знает, что он знает... Ножка голая и тёплая, а какая она у неё красивая, пусть ещё хоть чуточку там побудет. Нет, она, задирая штанину, плавно поднимается вверх. Как приятно, а эрекция практически сразу, а ведь в сущности какой пустяк — женские пальчики ног касаются волосатой мужской голени. Но как заводит, как настоящий секс! Да, Маргарита, ты дама с такой манящей аурой, что как бы не кончить в штаны. А почему бы и нет? Кто увидит? Вывернусь потом как-нибудь, но какой кайф! Только бы не спугнуть!!! Её лицо — полная отрешённость оттого, что происходит под столом, а может она это всё-таки непроизвольно, в забывчивости. Не хотелось бы. Нет! В уголках её глаз — насмешливые искорки, всё она чувствует, и ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх