Взорванный свет или Максим и Маргарита. Части 2, 3

Страница: 5 из 7

его напряг тоже!

 — И вот одиночество, у неё оно особое. Она одинока была всегда, одиночество в данном случае от не желания общаться с недостойными тебя людьми. Одиночество как самозащита, как сохранение своего статуса. Глупое замужество, с резким разрывом без детей. От него она их не хотела, а изменять свою жизнь рождением ребёнка ей было без надобности по причине самодостаточности. Женщины рожают в одиночестве в основном, чтобы иметь родную душу рядом, то есть у них собственный ментальный дефицит. А у неё — его нет!

Максим слушал, завороженный её словами, которые он рад был слушать без конца и ощущениями ласки ножкой под столом. Он не смел открыть рот, чтобы не выдать своего восторга!

 — Итак, ты в прошлый раз спросил про любовь? Так? Максим, ты меня слышишь?

 — Да. — Выдавил он из своего одеревеневшего тела хриплый звук.

Выдавил и разом вспотел — ножка ушла из его штанины и неожиданно вынырнула прямо между его ног! Красивая стопа упёрлась ему в промежность. Он видел краем глаза её тёмно-синие ноготки, но, не отрываясь, таращился на Маргариту. Она чуть прищурилась с лёгкой улыбкой. Дескать, я знаю, что ты чувствуешь, как тебе приятно, но я ещё не решила как именно и на сколько долго подарю тебе это! Посмотрю на твоё поведение! Это очаровательное чувство зависимости от её каприза и его внутренняя мольба о продолжении наслаждения!

 — Пожалуйста!

 — Что пожалуйста?

 — Продолжай, пожалуйста, я — весь внимание!

 — Ещё бы! Кто тебе такое ещё выдаст?

Оба понимали, что вкладывают в слова двойной смысл. Стопа Маргариты завладела его промежностью. Максим, как только позволяли тумбы стола, раздвинул ноги. Её пяточка плотно с легкой болью вмяла его яйца, подошва расположилась по стволу напряженного члена, а пальчики шевелились на головке. Она снова начала рассказ про структуру личностной формулы, как бы повторяясь. Девица удобно откинулась назад и откровенно массировала ножкой его очумевшее от такого неожиданного подарка мужское достоинство. Хотя Максим и не склонен к быстрым оргазмам, тут надо было пользоваться ситуацией, не затягивая. Как в школе, в детстве, когда в укромном углу за считанные секунды нужно было поставить член в эрекцию, поонанировать, спустить, вытереть и быстро застегнуть штаны с видом, что ничего не было.

Ножка мяла его гениталии, он чувствовал как подкатывают сладкие волны приближающегося оргазма. Внезапно она остановилась и замолчала. Маргарита смотрела на него с расплывающейся улыбкой, чуть наклонив на бок голову. Её взгляд говорил, ну что, очень хочется? А? Вот, что захочу, то с тобой и будет. Ты сейчас весь в моей власти! Даже не моей, а только моей ножки! Ей отвечал умоляющий взгляд Максима. Она снова помяла его органы и, подведя его к предоргазменному состоянию, вновь замерла, её голова наклонилась в бок еще больше, а улыбка стала сверхоткровенной. Она чувствовала, что сейчас ради неё он готов на всё! На всё, что она скажет или прикажет!

Выждав невыносимую паузу, ножка Маргариты зашевелилась и уже не останавливалась пока член мужчины не задергался, обливая всплесками горячего семени его волосатый лобок. Наслаждение было оглушительным. Маргарита выгнула стопу пяточкой вперёд и проехалась ею от его яиц по члену до головки, как бы выдавливая из него последнее содержимое. Красный от напряжения Максим облегчённо выдохнул и осел.

 — Это называется footjob. Можешь похвастаться, что эксперт по твоему делу, консультант отделения сексопатологии, кандидат медицинских наук трахнула тебя ножкой или выполнила ножную мастурбацию! Всё, расслабься!

 — Спасибо! Здорово-то как!!!

 — На здоровье! Такой маленький подарок от меня. А теперь сосредоточься. Закуривай и слушай, штаны потом просушишь! Нет! Ты всё еще не готов к дальнейшему анализу. Тебе интересно зачем я это сделала? Не строй иллюзий! Максим, мы говорим о ярком сексе, много и долго. Ты весь в напряге, не можешь избавиться от охватившего тебя либидо, тебе нужно было кончить. А мне как женщине было приятно видеть, как ты кончаешь с очумелым от счастья лицом и ещё, что ты будешь это вспоминать, когда либидо вновь подкатит уже в других ситуациях. Кроме того, теперь я заимела внимательного слушателя, не отвлекающегося от моих рассуждений растленными мыслями о собственной эрекции. Правда, Максим? Ну, успокоился? Слушай дальше. Итак, она. Она и он. Встретились два одиночества. Яркая и бурная любовь. Всё по максимуму. Желая её удержать, каждый из этой пары шёл на всё. Она — хотела быть всегда новой для него, экстравагантной, сексуально отчаянной, она отдавала себя всю! Он — получал, то о чем мечтал и даже не мечтал. Это была женщина-сказка! Я работаю с таким контингентом, что кажется привыкла к любым вывертам, отрастила панцирь, общаясь со всякими педофилами, некрофилами, жуткими запредельщиками, просто рехнувшимися от извращений, но я не терплю цинизма в отношении двух вещей — настоящей любви и человеческого счастья. А здесь присутствует и то и другое, короткое, яркое чувство, сжигающее в пепелище. Что у них было до того — серая жизнь, безрадостные дни, неудовлетворённость, изоляция от людей, которые им были не интересны или просто в тягость. А тут всё и сразу! Обрати внимание она нигде и никогда не говорит о нём равнодушно — или восторженная любовь или лютая ненависть, а это, не трудно догадаться, две стороны одного чувства таких женщин.

 — Маргарита, три трупа! Бесчеловечные издевательства! А ты про любовь!

 — Ты и прав, и не прав, Максим! Люди, на которых сваливается долгожданная, но всегда неожиданная любовь в зрелом возрасте, ведут себя несуразно, ты вот любишь классику, вспомни А. Чехова «Цветы запоздалые», благополучный доктор, бросает всё, всё к ногам безнадёжно больной девушки, ломает карьеру и до последнего борется за свою любовь. Любовь неожиданную и заведомо обречённую! У этой же пары, уверена, это было самое яркое событие в жизни. Кроме того, она — смотри на личностную формулу! — такова, что ей подобная вспышка экзальтированной любви вообще под стать! Тот же А. Чехов, «Драма на охоте», молодая девушка, явно с манией собственной исключительности мечтает о том, чтобы, стоя на холме, у всех на виду, в неё ударила молния, один яркий, но убийственный вызов своей серой жизни!

 — Но их отношения, радость и счастье мимолётно, а жуть во второй части? Это садо-мазо...

 — Опять ты за своё! Скажу последний раз, не поймешь — не сетуй! Садо-мазо — это камуфляж, ретушь, грим. Оставь его в покое, не было бы его, она доминировала бы над ним по другому, есть бытовая доминация, подкаблучники, например, служебно-карьерная доминация в режиме строгая начальница — покорный подчинённый или финансовая, скажем, женщины крутят мужиков на деньги, на наряды, казино, рестораны и всякую чушь. И не потому, что их любят, хотя и не без этого, а им остро нужно, чтобы он был зависим, чтобы, разоряясь, думал о ней, о её капризах ежечасно, чтобы искал возможности их удовлетворить, полностью завладеть его воображением и сделать себя и свои запросы смыслом его жизни! Ну, так уж они устроены эти личности. У нас, сексопатологов, есть такое понятие амбивалентность, т. е. наличие к партнёру нежных и жестоких чувств одновременно. Целуют, кусая, а любят, губя!!

 — Роковые женщины!

 — Пожалуй! Но всегда востребованы потому, что и дают немало, ярко, но часто скоротечно! Отношения этой женщины и подполковника удобно свести к оси кумир — адепт. Она — в зените его рабской любви, все её запросы, капризы, издевательства, измены — его достояние и воспринимаются как дары от божества, существа вне любой критики. Но от садо-мазо полностью тоже не уйдёшь. Вот есть одна вещь, которую я не понимаю, она может перевернуть все теории психоанализа вверх дном и разрушить ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх