Пороть никогда не поздно!

Страница: 1 из 3

Светлана была красивой женщиной, которая разменяла пятый десяток, но выглядела по-прежнему лет на тридцать. Она стояла в галантерее и уже собиралась купить обычную пластмассовую щетку для волос, как неожиданно услышала голос:

 — Ой, Светка, это ты?

Голос принадлежал Ольге, давней подруге Светы.

 — А, привет, Оль, какими судьбами?

 — Да, забежала купить шампунь.

 — А я вот как раз хотела купить эту щетку для волос, — сказала Света, показывая на витрину.

 — Не надо, возьми лучше возьми деревянную массажную. Очень хорошая вещь, немецкая.

Я такой уже давно пользуюсь.

 — Ладно, пожалуй, и, правда, лучше купить подороже — не на один же день покупаю.

Светлана купила щетку, и они с Ольгой вышли из магазина. Подруги немного поболтали о работе, и перешли на детей:

 — Как твоя Ленка? Учится? — спросила Ольга.

 — Да, совсем от рук отбилась — постоянно грубит, пропускает лекции. Не знаю, что и делать. А Сергей только через год вернется, ты же знаешь.

Сергей, муж Светы, был дипломатом, и на этот раз его послали работать в Португалию на целый год.

 — Эх, не умеешь ты детей воспитывать, Светка. Я со своей Викой строго: если провинилась — получи по попе. Так она у меня и институт с красным дипломом закончила, и на работу хорошую устроилась, по хозяйству помогает.

 — Ну, это раньше надо было думать. Ты-то свою лет десять назад так воспитывала, наверно. А сейчас уж — что выросло, то выросло.

 — Ничего подобного. В первый раз я ее выпорола в 18 лет, когда она домой под утро пьяная заявилась. И до сих пор наказываю за серьезные проступки. Вот, на прошлой неделе она забыла зарядить мобильный и уехала на выходные к подруге на дачу. Мы с отцом ей всю дорогу звонили, а «абонент недоступен». Не знали, что и подумать. Боялись, вдруг, с ней что-то по дороге случилось, а телефона подруги не знали. Мы даже в милицию заявили. А она приехала в воскресенье вечером, как ни в чем не бывало. Я, конечно, сначала обрадовалась безумно, а потом стала ее отчитывать за такую безалаберность. Да, попку я ей так подрумянила, что сесть она спокойно до сих пор не может. Зато теперь всегда на связи, трубку после первого же гудка берет. Светлана не верила своим ушам.

 — Ты это серьезно? Ей же уже двадцать три года.

 — Ну и что? Живет-то она с нами. А орет во время порки так, как будто ей три, а не двадцать три. Я ведь ее только за дело наказываю, да она и сама понимает, что виновата.

 — А чем ты ее наказываешь?

 — По-разному, но в основном щеткой — такой же, как ты сегодня купила.

 — Щеткой??? Да она ведь небольшая и легкая какая-то, разве можно ей сильно отшлепать?

 — Ой, Светка, сразу видно, что тебе никогда щеткой не доставалось, — рассмеялась Ольга. — Главное, что она деревянная. Сначала я Вику пластмассовой шлепала, так она треснула буквально через месяц. Попка-то у нее крепкая, как орех! А то, что она легкая, это хорошо — удар сильнее получается. Берешь и тыльной стороной щетки со всей силы лупишь свою красавицу. Кстати, поверхность у щетки гладкая, лакированная, поэтому шлепать можно по голой попе — так гораздо больнее получается. Если хорошо отшлепаешь, синяки останутся недели на две, как минимум — тоже хорошее напоминание. Можешь мне поверить, уж я-то в этом кое-что понимаю!

 — Ты это серьезно? А по голой попе обязательно?

 — Обязательно. Во-первых, ты всегда можешь видеть, насколько сильно ты ей всыпала, а потом ей должно быть стыдно — она ведь наказана.

 — Да: Знаешь, а, пожалуй, это идея. Я попробую выпороть Ленку.

 — Не «попробую», это должно войти в обиход. Твоя Ленка должна знать, что, если она провинится, то будет наказана — вот тогда будет результат. Тут одной поркой не ограничишься. Я свою Викусю тоже долго не хотела пороть, хотя мне мать все время говорила, что надо бы. А, когда ей 18 лет исполнилось, я и сама поняла, что пусть лучше ее пятая точка страдает, чем вся жизнь наперекосяк пойдет. В глубине души, она мне благодарна, я уверена.

 — Да, ты права. Знаешь, спасибо тебе большое за совет, мне бы самой и в голову такое не пришло.

 — Не за что! Ну ладно, подруга, мне пора. Давай, до скорого!

 — Пока!

Приехав домой, Света никак не могла выбросить из головы разговор с Ольгой. Она зашла на кухню и остановилась. Там пахло табачным дымом, причем довольно сильно. Неужели Ленка еще и курит? Светлана разозлилась не на шутку.

 — Лена, подойди сюда!

Минут через пять дверь открылась, и Лена неторопливо подошла к матери.

 — Ты курила? — жестко спросила Света.

 — Да, я курила. Мама, мне уже 21 год и я сама могу решать, курить мне или нет.

 — Ну уж нет, дорогая моя. Пока ты живешь в моем доме, я за тебя отвечаю. Мы с отцом тебе много раз говорили, что курение недопустимо, особенно для девушки!

 — Мне все равно, что вы там говорили — я могу делать то, что хочу, а ты можешь орать сколько угодно — истеричка!

 — Это я истеричка? Что ж, похоже, мне придется прибегнуть к крайним мерам. Иди в спальню и подожди меня там. Мы продолжим этот разговор, но уже по-другому.

Лена пожала плечами и вышла из кухни. Зачем продолжать разговор в спальне: что за блажь? Вообще-то ей не очень нравилось курить, и делала Лена это в основном, что показать свою независимость. Она уже начала жалеть, что нахамила матери, но, как всегда в таких случаях, не собиралась признавать свою вину до последнего. Она вошла в спальню и встала перед зеркалом. Лена была очень красивой стройной девушкой небольшого роста. На ней были обтягивающие джинсы и облегающая майка — все это как нельзя лучше подчеркивало ее соблазнительные формы, на которые заглядывались парни.

 — Продолжим? — спросила мама, закрывая дверь.

 — Я не вообще не понимаю, что нам продолжа... — осеклась Лена, увидев в руке у матери небольшую массажную деревянную щетку для волос. — Что это, спросила она, показывая пальцем на щетку.

 — Я купила ее сегодня в магазине и мне кажется, что пришло время воспользоваться покупкой.

Лена непонимающе уставилась на маму.

 — У тебя, что совсем крыша поехала, да? Ты меня причесывать собралась?

 — Да, сообразительностью ты никогда не отличалась. Я собираюсь тебя выпороть за курение. По-другому я с тобой общаться в состоянии. Слов ты не понимаешь. Лена онемела. Она не могла поверить своим ушам.

 — Выпороть, — знаешь, мне уже не пять лет, да и в том возрасте меня никто не порол. В любом случае, насколько я знаю, для этого не используют щетку, — фыркнула Лена.

 — Вот именно, что никто. А зря! Но ничего это мы сейчас исправим — лучше поздно, чем никогда. Про щетку я и сама недавно узнала. Ольга Викторовна утверждает, что это весьма действенный метод наказания.

Лена была в шоке. Она хорошо знала мамину подругу и ее дочку Вику. Вика была старше ее на 2 года, она была высокомерной девушкой с внешностью фотомодели. Лене и в голову не пришло бы, что Ольга Викторовна ее наказывает. Ленкины размышления были бесцеремонно прерваны мамой:

 — Раздевайся!

 — Что??? — Ленка все еще не верила в реальность происходящего.

 — А ты подумала, я тебя по джинсам пороть буду. Нет, ты получишь настоящую порку по голой попе, о которой еще нескоро забудешь.

Лена уже не могла ни о чем думать. Все это было как-то слишком — ее взрослую девушку мать собирается выпороть по голой попе, к тому же какой-то ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх