Тайны гарема

Страница: 2 из 2

 — Два-а-а! О!

Досчитав до двадцати пяти Эсма простонала:

 — Хватит пороть, я вам все равно ничего не скажу! — из глаз у нее брызнули слезы.

 — Упрямая дура! — Ситт-Ханум выпустила струйку дыма из чубука. — У Махриме и не такие как ты петь начинают. У нее и мужчина будет скулить как щенок.

 — Вы можете меня убить, но я ничего не скажу!

 — Хорошая рабыня, — похвалила Ситт-Ханум. — Я думаю вы, — она обвела взглядом своих невольниц, — не вынесли бы и десятой доли того, чего вынесла эта девушка. Но она послана нашими врагами и поэтому будет сурово наказана.

Ситт-Ханум подозвала феррашку и они о чем-то зашептались. Потом старуха вышла из комнаты.

 — Пить, дайте воды, — попросила Эсма.

 — Нет, воды ей нельзя, — сказала Ситт-Ханум. — Алев, дай ей немного пальмового вина.

Алев принесла из шкафчика изящную бутыль, невольница жадно припала к горлышку.

Между тем старуха-феррашка вернулась в сопровождении Аюба. Они волокли мешок с чем-то тяжелым.

 — Ну наконец-то! — воскликнула Ситт-Ханум. — Слушай меня, о тварь, о шпионка! В этом мешке тяжелые кирпичи. Сейчас тебя распнут на полу, и будут класть их тебе на живот. Каждый отказ признаться будет добавлять новую тяжесть. Так что лучше сразу признайся, так ты избежишь мучений.

Эсма только отрицательно качнула головой. Через несколько минут она лежала распятая. Махриме и Аюб установили на ее животе квадратный поддон из дерева. Поверх него положили первый кирпич

 — Признайся! — потребовала Ситт-Ханум.

 — Нет! — ответила храбрая девушка.

Еще один кирпич положен на поддон. Эсме стало тяжело дышать. На висках выступил пот. Но она не могла выдать тайны!

 — Кладите еще! — приказал Ситт-Ханум.

 — О-о-о-! — протяжно застонала девушка.

Чтобы уменьшить боль она напрягала мышцы живота, крутила головой, от чего ее волосы разметались. Пот заструился по шее, выступил крупными каплями на груди.

 — Я клянусь, ты заговоришь, — сказала феррашка.

Она и Аюб уже изготовились, чтобы положить на живот несчастной очередной кирпич, как вдруг за дверьми раздался неясный шум, потом кто-то громко спросил:

 — Да что тут происходит!

Затем дверь распахнулась и комнате оказались главный черный евнух гарема, растерянно перебирающий четки и... султан.

Султан (мужчина лет сорока-пяти с ястребиным профилем) гневно обвел глазами комнату Ситт-Ханум: на полу была распята прекрасная бледная невольница, на животе которой были установлены три увесистых кирпича. Аюб и Махриме быстро прятали четвертый кирпич, Ситт-Ханум застыла с чашечкой кофе у рта.

 — Та-а-а-к! Так-так-так, — гневно произнес султан. — Стоит мне отлучиться по делам государственной важности как ты берешься за старое? Опять месть, интриги! Как же ты надоела мне! Немедленно освободите эту несчастную!

Аюб и Махриме стали снимать камни и тут султан обратил внимание на пятки Эсмы.

 — Били по подошвам? Ослушались моего приказа! — Султан достал из-за пояса кинжал и метнул его в Аюба.

Кинжал попал точно в горло евнуха, тот сделал шаг назад и упал навзничь. Невольницы завизжали. Наконец Эсму освободили, прикрыли ее простыней. Однако султан успел окинуть ее беглым взглядом.

Султан подошел к ней, спросил уже другим, ласковым голосом:

 — Как тебя зовут?

 — Эсма?

 — За что тебя мучили, Эсма? Говори правду, не бойся

 — Я несла письмо своей госпожи, евнух меня поймал. Как и велела госпожа, письмо я съела..

 — Я все понял. — Султан обернулся к Ситт-Ханум. — Тебя я видеть не хочу, убирайся с глаз моих долой! Хаким, слушай меня, — обратился он к главному черному евнуху. — Эту падаль убрать, — он показал носком туфли на поверженного Аюба. — Всех кто пытал эту девушку, примерно наказать, чтоб другим было неповадно. К девушке вызови лекаря, ты понял?

 — Да, мой господин!

 — И вот еще что...

 — Слушаю мой господин.

 — Когда ее раны будут излечены, я хочу видеть ее в своей спальне.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх