АДА И ЛИЗА. История мучительницы и жертвы

Страница: 1 из 3

ЛИЗА. Любой слуга своей Госпожи знает, какой след оставляет в душе тот день, когда встречаешь и узнаешь свою Хозяйку. Это след раскаленного железа. Это день, который для него важнее даты его рождения. Это фатальность, рок, неизбежность. Это судьба.

В тот день я приехала в город. В руках по матерчатой сумке, а в кармане небольшая сумма. Эти деньги я откладывала, чтобы снять комнату. Купив на вокзале газету, я стала просматривать объявления в зале ожидания. Вскоре проголодавшись, решила найти недорогое кафе. Представьте же мое состояние, когда, заказав кофе, я обнаружила, что кошелька нет!

В прибитом состоянии я поплелась обратно на вокзал. Что делать?! Я села на сумку и расплакалась. Что угодно, но не возвращаться обратно! Уезжая, я ничего не сказала отчиму, и теперь боялась его справедливого гнева. А в гневе он был очень строг. Настолько строг, что я решила любым способом как можно быстрее уехать от такой жизни, навстречу любым переменам. И вот итог... Одна в чужом городе, без денег, с паспортом и дипломом в сумке — но могли ли они мне помочь?

Просидела на вокзале до вечера, все надеясь на какое-то чудо. И от нечего делать стала читать свою газету, все объявления без разбора. И вдруг я увидела: «Срочно требуется домработница в загородный дом. Оплата достойная. Проживание и питание бесплатно». Наскребла монеты в карманах, и побежала искать телеграф.

У мадам оказался низкий приятный голос.

 — Госпожа Ада, — так она назвала себя. — Но ты будешь обращаться ко мне «Хозяйка», детка. А пока приезжай, посмотрю на тебя.

Я была готова на любую работу. Это было чудо, что все так обернулось. За месяц я заработала бы себе не только на комнату, но и на нормальную одежду.

Через полчаса я ехала электричкой, рисуя в воображении образ будущей хозяйки. Интересно, как она выглядит? И возьмет ли меня? А вдруг я ей не понравлюсь? Что тогда?

Наконец, я нашла нужный дом. Дверь открыла высокая хорошо одетая женщина. Я поздоровалась, и она протянула руку для поцелуя. Никогда не видела таких ухоженных аристократичных рук. Бархатная кожа, замысловатый маникюр — мысленно я сравнила их со своими и мне захотелось убрать свои руки подальше. Мадам насмешливо, чуть приподняв бровь, взглянула на меня, и я осторожно, как сокровище, взяла ручку Госпожи в ладони и поцеловала.

 — Значит, ты готова быть моей служанкой, — сказала Госпожа Ада. — Служить мне преданно как верная сучка?

Это выражение смутило меня, но лишь на долю секунды.

 — О да, конечно, я буду счастлива служить Вам!

 — ... Хозяйка.

 — Да, простите, пожалуйста. Служить Вам, Хозяйка.

 — Что ж, девочка, я вижу у тебя есть определенные задатки! Впрочем, это надо еще проверить...

АДА. В общем-то, меня порадовало, что девочка окажется такой смышленой. Видимо, это благодаря отчиму, который частенько поколачивал нашу бедняжку. Сучка на вид была хороша. Однако мне во всем нужна полная уверенность, и потому я приказала для начала снять кофточку и проверила грудь на упругость. Словно невзначай, довольно болезненно ущипнула за сосок, отчего сучка громко вскрикнула, что меня слегка развлекло. Что ж, тест на реакцию сдан успешно. Кого я не выношу, так это «партизанок», сжимающих зубы в процессе порки.

Затем я проверила состояние зубов моей юной провинциалочки, а также проверила ее на девственность. Девка была чистой, и трепетно относилась к своей... ха-ха, «женской чести». Впрочем, свою прихоть порвать целку я отложила на потом. В мои планы не входило спугнуть дичь, да и потом, я предпочитаю оттягивать время до десерта. Однако церемониться с девкой я не собиралась, и, словно случайно, засадила ей палец до упора в задний проход. Сучка так завизжала, что пришлось закрыть ей рот.

ЛИЗА. У меня было чувство, что я в западне, но куда деваться? Мой паспорт Хозяйка отобрала, объяснив, что у нее он будет в лучшей сохранности. Уехать к отчиму я все равно не смогла бы, боялась наказания за то, что ушла из дома.

Меня не испугала бы самая грязная работа, но было так унизительно и не по себе, когда Хозяйка осматривала меня как лошадь на базаре. Я даже подумала, что это никакой не Знак, я подумала, что жалею о своем необдуманном поступке. И в то же время я ощутила, как увлажняется ТАМ, когда Хозяйка осматривала меня, ставила на колени, давала пощечины, плевала в лицо. Я была унижена, оскорблена, оплевана — и тут же обласкана, словно в награду за свое унижение.

Я была счастлива, когда Хозяйка гладила меня по голове как собачонку, когда она оттягивала вниз мою грудь как последней сучке, я была счастлива целовать ей ноги и облизывать по-собачьи господскую руку. Это напомнило мне случай, когда после наказания отчим говорил встать на колени, просить прощения и целовать ему руку. Другой рукой он гладил меня по голове и говорил, что на этот раз прощает меня. О, это такое счастье — искупить вину и быть прощенной!

АДА. Моя девка вся дрожала, когда я приказала ей лечь со мной в постель и ласкать меня. Всю, с головы до ног. Исключительно языком и губами. Когда она дошла до низа живота, возникла заминка.

 — Простите, Хозяйка, но ТАМ я не могу, — сказала эта тварь.

Отвесив ей пощечину, я велела убираться вон. Прямо сейчас. Эта девка, видите ли, осмелилась брезговать моей п... дой!

 — Да это честь для тебя, целовать мою п... ду, — сказала я сучке.

Я была вне себя. Она плакала, умоляла на коленях не принуждать ее делать «все эти мерзости», но я была непреклонна. К тому же вид ее заплаканных глазок, сложенных в мольбе рук только распалил меня еще больше.

ЛИЗА. О, Госпожа была жестока со мной в ту первую ночь! Я умоляла ее сжалиться, но глаза Хозяйки горели недобрым огнем порока. Я еще не понимала всех этих вещей, и мне было страшно.

Тогда я попыталась побежать к двери, но Хозяйка схватила меня за волосы и стала так таскать по комнате. А потом, отшвырнув меня на пол, зажала мою голову между колен и стала мочиться мне на лицо и в рот, заставляя глотать. Потом принудила вылизать ее насухо, и тело Хозяйки, пока я лизала ее ТАМ, сотрясалось от оргазмов. Затем мне пришлось слизать с пола остатки того, что она назвала «золотым дождем».

Я хотела умереть. Я чувствовала себя грязной, порочной, оскверненной. Уже было все равно, какое унижение меня еще ждет. Мне казалось тогда, хуже этого быть не может.

Потом только я поняла, что это было только начало...

АДА. Остаток ночи моя сучка провела запертой в туалете. Это должно было стать ей уроком, ГДЕ ей место.

Проснувшись ближе к обеду, я часок понежилась в постели, послушала музыку, а потом неспешно спустилась на первый этаж. Когда я открыла дверь отхожего места, запах мочи ударил в нос. Лиза спала, положив голову на крышку унитаза. Я приподняла ее слипшиеся волосы и полюбовалась ее лицом. Маленькая моя страдалица, я припасла для нее новое испытание. Впрочем, я подождала будить свою сучку. Уж слишком возбуждающее было зрелище даже для меня, пресытившейся самыми пикантными издевательствами, что могли прийти в голову. Что-то было по-детски трогательное в этой коленопреклоненной позе, в этой беззащитности попранной добродетели.

Только одна деталь портила всю картину: стоячая грудь моей рабыни. Нужно сказать, я предпочитаю отвисшее вымя. Когда оно беспомощно болтается, словно мяч, который хочется подбросить. Впрочем, у меня было достаточно времени, чтобы заняться исправлением этого дефекта.

ЛИЗА. Я проснулась вся пропахшая мочой, в ужасном виде, мои лоб, грудь и другие части тела были исписаны грязными словами.

Хозяйка велела не умываясь сходить в магазин. Я пыталась упросить ее разрешить мне умыться, но она пригрозила вышвырнуть меня голой...

Это было ужасно. Люди то и дело оборачивались на меня. Шептались, показывали пальцем и смеялись. Наконец я купила продукты и побежала ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх