АДА И ЛИЗА. История мучительницы и жертвы

Страница: 2 из 3

к дому Хозяйки.

Но, как оказалось, я рано радовалась! Госпожа с порога приказала раздеться донага и вползти в дом только после того как я вылижу ей ступни.

 — Тогда я прощу твое упрямство, детка, — рассмеялась она.

По улице за оградой то и дело проходили люди. Боже мой, я всей спиной ощущала их взгляды, пока делала все это! Вдобавок ко всему Хозяйка приказала прогнуться в талии и вилять задом. Стыдно сказать, но я была такой мокрой, что у меня потекло прямо по ногам и оттуда на коврик перед входной дверью. Естественно, и это мне пришлось слизать...

АДА. Что ж, это было неплохое развлечение — обучать сучку с огурцом в попе подавать на стол (жаль, из друзей никого не было), грызть кости, которые я бросала на пол, и доедать объедки из собачьей миски. Со связанными за спиной руками, разумеется.

Особенно развлекла меня игра в «поймай кость зубами». Я просто умирала со смеху, глядя, как в разные стороны дрыгается оттянутое вниз грузиками вымя моей сучки. Еще была в программе, кажется, игра в пинки. Задача девки была, ползая на коленях, уворачиваться от моих пинков. В силе удара я не сдерживалась, да и зачем? Зад моей девки, весь в синяках, я сфотографировала в разных ракурсах.

Особенно пикантно вышел снимок, где вид суки сзади на четвереньках, и со стороны ее зада видны оттянутые вниз грузиками сучье вымя и п... да.

Нет, натурально, эта девка меня заводила больше чем все предыдущие. Во-первых, свежачок, во-вторых, естественность реакций, а в-третьих — взгляд.

Тот, кто понимает толк в утонченном унижении, знает, как заводит униженный взгляд оскорбленной гордости. Поэтому для меня важно, чтобы гордость изначально присутствовала, иначе получается что-то наподобие неподсоленного блюда.

Эта девка положительно была гордой. Ее гордость, как ни странно, уживалась с послушанием — и это была гремучая смесь! С виду покорная овца, это была пороховая бочка, готовая взорваться в любой момент. Я знаю, о чем говорю. В тот период девка либо взорвалась бы, либо окончательно бы покорилась. Я не раз ловила ее возмущенный взгляд, который говорил о накале и борьбе эмоций.

Мне нравилась эта игра тем больше, чем больше в ней было доли риска. Близился день «восстания» и бунта, и я лишь подогревала тщательно скрываемую сучкой «обиженность». Конечно, я была к такому повороту. Я его просчитала вплоть до мелочей. Впрочем, я хочу, чтобы сучка сама начала с описания того дня.

ЛИЗА. Хозяйка, я была недостойна Вас! Теперь-то я понимаю, что честь называться рабыней можно заслужить только болью и унижением. Но тогда...

В тот день Хозяйка пригласила друзей. Это были несколько импозантных мужчин. При входе я, в фартуке на голое тело, должна была снимать им обувь, которую они предварительно вытирали мне о спину, и переобуть их в тапочки для гостей.

Дальше — больше... Гости расположились в гостиной, я служила обеденным столом, пепельницей для тушения окурков (эти следы на моих спине, ягодицах и груди до сих пор). Затем по приказу Хозяйки делала минет ее друзьям. Мне не приходилось ни подходить, ни подползать к очередному мучителю. Как только я проглатывала очередную порцию спермы, тут же следующий по кругу притягивал меня к себе за уши или за грудь. Затем, по второму кругу, я должна была вылизывать гостям задний проход. Все остальные при этом внимательно наблюдали и давали советы, как правильно орудовать языком. Все это снимала на видео сама Хозяйка!

Может, мое описание смутно, но это потому, что все происходящее казалось мне сном, кошмарным сном... Затем была игра в бильярд — лузой служила моя промежность. «Полет ласточки» — меня ставили спиной к гостям, приказывали раздвинуть шире ноги, наклонить спину и развести руки в стороны. Затем мне давали пинка, так что я «летела» вперед, и должна была после угадать, чья нога пнула меня. Затем хождение на руках по столу — господа соревновались в меткости, бросая жестяные банки мне в лобок.

Я делала все эти вещи как в бреду, не видела перед собой ничего, только Хозяйку с камерой на оголенном плече. Так соблазнительна она была в вечернем платье. И так жестока была ее циничная усмешка.

АДА. Что ж, все так и было. А напоследок был «десерт». Один из гостей поставил ее раком, лицом к себе, и сидя в кресле, зажал ей голову коленями. В зал ввели пса. Это был дог, порода и стать чувствовались в каждом его движении. Видно было, он понял, что от него ждут. Впрочем, для дога это было не впервой.

Пес лениво подошел к жертве и не спеша взгромоздился сзади. Тут же чья-то рука из гостей услужливо помогла ему войти в сучку. Девка что-то замычала, хорошо ей предварительно вставили в рот кляп.

Дог был аристократ во всем, даже в е... ле. Царственно положив лапы на плечи сучке, он невозмутимо, с толком и расстановкой сношал ее.

Не дожидаясь, пока пес кончит, его ствол вынули из дырки и вставили сучке в задний проход. Она так извивалась и мычала, что зажимавший ее коленями расстегнул ширинку и, сняв со рта жертвы кляп, дал отсосать еще раз.

Наконец пес кончил и лениво слез с оттраханной во все щели девки. Вскоре кончил и наш джентельмен. Сучка осталась стоять в той же позе, и сперма, смешавшаяся со слезами и соплями жертвы, стекала с ее лица. Она была просто никакая.

Оценив ситуацию, я дала одному из гостей ошейник с поводком и дала знак увести ее.

 — Куда? — спросил тот.

 — На коврик у моей кровати, разумеется.

Он одел ей ошейник и, дав пару пинков, повел ее к двери. По ногам ползущей на четвереньках б... ди стекала кровь сорванного цветка девственности. Жаль, это была не я. Впрочем, это была бы слишком большая честь для шлюхи, позволившей псу ее е... ть.

ЛИЗА. Тот господин швырнул меня на пол, затем приковал цепью к ножке кровати и приказал встать перед ним на колени.

 — Детка, ты неплохо завела нас всех. Ты просто прирожденная шлюха. Пожалуй, стоит тебя еще кое-чему подучить, — сказал он. — Е... ть тебя я, пожалуй, не буду, уж слишком от тебя разит псиной. Короче говоря, я хочу проверить твою пасть на быстроту реакции, сука.

С этими словами он расстегнул ширинку, и мне в лицо нахально уперся его жезл власти.

 — Ты что, забыла, что ему следует воздать почести, грязная х... ска? — с этими словами он несколько раз ударил меня по щекам членом.

Я поняла, что от меня требуется, и поцеловала его х..

 — А теперь, — довольно сказал мой мучитель, отдалившись на некоторое расстояние. — Ты должна поймать струю ртом. И чтобы ни капли не пролилось из твоей пасти, дешевка.

Струя вначале ударила мне в лицо, а затем я приноровилась подставлять рот и живо глотать. Правда, это удалось не сразу, и немного мочи стекло по моим грудям и животу на лобок.

Когда струя стала уменьшаться, господин подошел ко мне и, вставив член мне в рот, облегчился до конца. Когда я слизала остатки мочи со ствола, дверь открылась.

 — А, развлекаешься, брателло, — рассмеялся он и вошел в комнату. — Мне кажется, ты слишком добр с этой потаскухой.

С этими словами он подошел ко мне и, схватив за волосы, ударил в глаз. А потом, когда мой крик стих, ударил в другой. Из моих глаз посыпались искры, и я закричала:

 — За что? За что Вы бьете меня?

Господин взял меня за подбородок и, ухмыляясь, ответил:

 — Чтобы сбить с тебя спесь, шлюха. Чтобы твой взгляд был направлен на пол, когда с тобой разговаривает Мужчина. А теперь помоги мне снять брюки и поживее.

Сдерживая слезы, я выполнила приказ. Господин повернулся ко мне спиной и, широко расставив ноги, приказал:

 — Лижи мне зад, сука.

Я уже была обучена за этот вечер, как правильно лизать зад, и старалась изо всех сил. И тут газы ударили мне в нос. Я отпрянула, но второй господин, схватив меня за волосы, ткнул носом ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх