Здравствуй, жопа! Новый год…

Страница: 1 из 2

Меня насиловали трижды...

и первым сделал это Миша

на Новый год у Сани дома...

вторым

был Саня... третьим — Рома, — 

мы девяносто первый год

встречали вместе... ну, и вот

как это всё произошло:

мы торт купили и вино,

и было нас сначала трое...

но появился Миша вскоре,

и стали пить мы вчетвером...

ах, разве думал я о том,

что ночью той произойдёт?

Не думал я... «Андрей не пьёт», — 

смеялся Миша, подливая

вино в бокал мой, — и, не зная

о его замысле, я пил,

не пропуская... глуп я был!

Пацан, неопытный совсем...

ах, мама-мамочка, зачем

я пил с друзьями ночью той?

Ведь я же был не голубой,

и не мечтал я и не думал,

что вместо девочки я буду

на Новый год, и в зад меня

будут натягивать друзья...

Нет, я, конечно, знал, что парни

такие есть... но чтобы Саня?!

но чтобы Рома?! чтобы Миша?!

Ни разу я про них не слышал...

Да, я не думал о таком, — 

я был обычным пацаном,

и, как любой растущий парень,

я в кулаке писюн свой парил —

дрочил я, думая о бабах:

в своих фантазиях я лапал

то одноклассницу Анжелу,

то продавщицу тётю Стеллу

из магазина «Промтовары»,

то трахал мысленно Тамару —

студентку, Санину сестру...

я представлял себе пизду,

и о парнях я не мечтал —

я баб в фантазиях ебал, — 

вполне обычным парнем был...

А Миша мальчиков любил,

как я узнаю уже позже,

и — он мальчишек мужеложил, — 

имея склонность эту, он

ни одному юнцу пистон

пробил в 121-ой школе...

причем, мальчишек не неволил —

они давали ему сами,

и — он ебался с пацанами

по-настоящему... короче,

был педерастом Миша; впрочем,

ему уж было лет семнадцать,

и с Саней... с Саней он ебался

почти полгода — Саню он

в очко натягивал, причем,

ни во дворе, ни в школе нашей

никто не знал — не подумал даже,

что Саня Мише подставлял...

и я, естественно, не знал,

что Миша Саню педерастит...

а Рома с Саней в одном классе

учился вместе — были старше

они на год меня, но с Сашей

я с детства самого дружил —

в соседнем доме Саня жил...

Такой вот был тогда расклад,

когда меня впервые в зад

они — все трое! — отымели

под завывание метели

у Сани на диване дома...

все трое: Миша, Саня, Рома...

Итак, мы Новый год встречали.

Куранты били... мы кричали

«Ура!» — бокалами звеня,

за новый год мы пили... я,

хотя и самым младшим был,

но — как мужчина! — лихо пил

вино со всеми наравне, — 

хотелось быть взрослее мне,

и — от друзей не отставая,

я пил, еще не понимая,

что Миша хочет ночью этой

меня оттрахать... Сигареты

дымили... музыка гремела...

смеялся Миша, то и дело

мне подливая... и хотя

я далеко был не дитя —

мне шел четырнадцатый год,

но я был младше всех... и вот,

как говорится, был я вскоре

в дымину пьяный — и, невольно

едва не опрокинув стол,

со стула рухнул я на пол,

чем пацанов развеселил...

и хотя пьян я в жопу был,

но всё же помню, как меня

в другую комнату друзья

втроём тащили — на диван,

чтобы проспаться смог я там, — 

вполне разумное решенье...

Но Миша жаждал наслажденья,

и — отрубившись, я не слышал,

как, надо мной склонившись, Миша

сказал, смеясь: «Какая попа!» —

и тут же ласково похлопал

меня по булочкам, — я спал...

Потом мне Саня рассказал,

как Миша, попу мне лаская,

взглянул на Рому: «Ох, какая

тугая попка у Андрея...

Что, пацаны? Может, проверим,

целяк Андрюха или нет?»

Пьяны все были — и в ответ

заулыбался Рома, глядя,

как Миша, попу мою гладя,

другой рукой через штаны

сжимает хуй свой... «Пацаны,

у меня встал уже долбак

на эту попочку... вы — как?

Что, Ромыч? Не слабо в очко

Андрюху трахнуть?» И торчком

у Ромы тут же член поднялся...

«Давайте... — пьяно рассмеялся

в ответ Роман, на Саню глядя. — 

Ты как, Санёк?» — и не бравада

была в словах у Ромки, нет!

Созрел Роман в один момент

для развлечения такого...

А Саня — что? Ему не ново

всё это было — Мише он

уж подставлял не раз пистон,

и — Миша в зад его пистонил

неоднократно... а вот в роли

активной он, Санёк, еще

ни с кем не пробовал!"А чё? — 

ответил другу тут же Саня. — 

Давайте, бля, по разу вставим

Андрюхе в жопу: без проблем!»

Ах, мама-мамочка, зачем

я пил с друзьями ночью той?..

Склонился Миша надо мной

и, расстегнув мои штаны,

стянул с меня их: «Пацаны,

давайте... раздевайтесь, бля!» —

и, догола раздев меня,

разделся Миша тут же сам...

И вот — представьте: я, пацан,

на животе лежу... Санёк

развёл мне булки, но глубок

мой пьяный сон, и я не чую,

как, облегчая путь для хуя,

в очко мне Миша вазелин

втирает пальцем... рядом с ним,

от возбуждения сопя,

стоит Роман, — не слышу я,

как Саня Ромке говорит:

«Пусть Миха первым отдуплит

Андрюху в зад — по старшинству!

Я после Михи натяну

его в очко... а ты — за мной...»

«Ага, — кивает головой

Роман в ответ. — Давайте так...»

И — напряженный свой долбак

непроизвольно он сжимает...

«Бля, целячок — дыра тугая...» —

бормочет Миша возбуждённо...

«А когда в жопу — это больно?» —

на Мишин хуй, торчащий колом,

не отрываясь, смотрит Рома.

«Потом попробуешь», — в ответ

смеется Миша, но секрет —

что в курсе Саня — он Роману

не выдаёт, и — Рома пьяно

за Мишей вслед смеется тоже,

и — меня взглядом мужеложа,

нетерпеливо он сопит...

«Готово!» — Миша говорит,

мне ноги шире раздвигая,

и — Саня Мише помогая,

разводит в стороны мои

тугие булочки: «Смотри,

как Миха целочку порвёт

сейчас Андрюхе...» И вперёд,

сжимая хуй, торчащий колом,

шагнул Роман, горящим взором

скользя по Мишиному хую...

и — Миша, зад мой атакуя,

пронзил очко, аки штыком,

прервав беспамятный мой сон...

Конечно, все мы перебрали...

и я, уснувший на диване,

не сразу разобраться смог,

в чем дело, — стало между ног

вдруг больно... боль была такая,

что, еще глаз не открывая,

я застонал протяжно: «О-о-ох...»

Входило что-то между ног, — 

я, застонав, глаза открыл...

и в тот же миг я ощутил,

как сверху кто-то навалился...

я в страхе дёрнулся — вдавился

еще сильнее этот «кто-то»,

и — я услышал жаркий шепот:

«Лежи, не дёргайся... ой, бля!

как туго входит... классно!» Я,

крича, задёргался: «Пусти!»

«Лежи, Андрюха, не пизди...» —

горячий шепот я услышал...

и только тут я понял: Миша

мне больно делает — в очко

он хуй вгоняет... и, ничком

под ним, сопящим в ухо, лёжа,

я вновь задёргался... о боже,

как это больно было, блин!

Огромный хуй в меня входил,

всё глубже, глубже проникая...

«Пусти! пусти меня!...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх