Одна треть жизни. История 1

Страница: 1 из 5

Энди исполнилось 17 лет, он окончил школу, и в конце июня приехал к тёте Клаве в другой город, намереваясь поступить в институт. Дом родственницы находился в квартале частных строений, в районе оврагов. Ранее Энди никогда не приходилось бывать здесь, хотя он знал тётю чуть ли не с младенчества. Она часто приезжала к племяннику, добродушная, здоровенная бабища.

Нужный дом подросток нашёл практически без усилий. Родители предупредили Клавдию о приблизительной дате приезда, но без уточнений, чтобы она не утруждала себя походом на вокзал. Всё-таки за шестьдесят перевалило, хоть и слегка; возраст наверняка даёт о себе знать. Энди уже достаточно взрослый для дальней дороги, на пороге во взрослую жизнь пора приучаться к самостоятельности. Селение под пасмурным небом, казалось, пустовало. В принципе, дворы отличались странно высокими заборами, поэтому признаков дачно-огородной жизни не замечалось. Улочки подвергались тщательному уходу, благодаря вывескам и номерам Энди благополучно добрался до места назначения. Двухэтажный дом светлой окраски понравился ему. На подходе к калитке подросток заметил в саду странную фигуру в сером костюме и такой же шляпе, низко надвинутой на лоб. Незнакомец держал трость, чёрную, с серебристыми узорами.

Но тут сквозь серость прорвался солнечный луч, на крыльцо вышла тётя Клава, и Энди понял, что видел мираж, игру теней среди густых деревьев, и ускорил шаг навстречу хозяйке. Не так уж и сильно постарела дорогая тётушка. Она обрадовалась племяннику, широко улыбнулась и, конечно, посетовала на родителей парня, так небрежно отнёсшихся к столь долгожданному событию. Родственники обнялись, поцеловались и вошли в дом. Клава предоставила племяннику комнату на втором этаже, накормила, показала просторное жилище, познакомила с двенадцатилетней Кристиной, тоже принадлежащей их семейной линии и живущей здесь на время школьных каникул. Девчонке новый сосед явно понравился. Крепкий парень, знакомый с физкультурой, зелёные глаза, светлая волнистая шевелюра пшеничного оттенка — чем не герой для юной мечтательницы, скучающей от отсутствия друзей и подруг.

И потекла размеренная, тихая жизнь. Почти весь июль Энди готовился к экзаменам, посещал курсы, сидел в библиотеках и в конце месяца успешно прошёл по конкурсу и расслабился. Он с удовольствием запрятал в шкаф строгие брюки и рубашки, сменив их на футболки и шорты, и предался отдыху. Отсутствие ровесников его не тяготило. Недалеко жил Рой, парень на год старше, учащийся автотранспортного техникума, тётя хотела с ним познакомить, но неудачно: предполагаемый друг на каникулах зарабатывал деньги, горбатясь на чьей-то плантации в другом городе. Зарядка утром и вечером, пробежки, купание в реке, книжки, телевизор, разговоры с Кристи ни о чём — так пролетало время. И, конечно, беспокоили гормоны, вынуждавшие заниматься привычным, довольно распространённым делом, именуемым — онанизм. Ради удобства Энди избавлялся от излишков жидкости в туалете. Запирал дверь, садился на унитаз, осторожно опирался спиной на бачок и спокойно, не торопясь, дрочил, закрыв глаза и представляя всяческие приятные вещи. Во время разрядки зажимал крайнюю плоть, наслаждался эффектом, потом вставал, спускал в унитаз, вытирал бумагой. Тщательный смыв — и нет следов. Энди не видел более безопасного и удобного способа удовлетворения столь томительной потребности. Производились манипуляции под видом похода в туалет, никаких запачканных простыней, пятен на полу, возможных посторонних взглядов и так далее.

Август выдался жарким, однажды душной ночью подростку не спалось, и от нечего делать он, одев трусы, вышел в сад подышать свежим воздухом. Опьянённый летними запахами, видом ночного, усеянного звёздами неба, отсутствием человеческих звуков, Энди остро почувствовал одиночество. С целью рассеять неожиданную грусть он запустил руку в трусы и тут же оглянулся. Нет, вряд ли его могут заметить. Возбуждение нарастало, но Энди ощутил чьё-то присутствие. Там, у северо-восточного крыла дома, на небольшом участке земли, используемой под посев чего-то овощного, кто-то был. Энди вгляделся во тьму, напрягая зрение. Неужели? Высокая фигура, шляпа, в руке палка... Грабитель? Дачный вор? Подросток внезапно осознал, насколько он гол и беззащитен. Страх охватил его. С трудом сдерживая панику, он осторожно пошёл к дому, готовый сорваться на бег в любую минуту. Очутившись на крыльце, Энди рванул во внутрь, захлопнул дверь и запер её. Переведя дух, парень попытался рассмотреть незваного гостя через окна, но тщетно. Никаких признаков пребывания посторонних не наблюдалось. Энди поднялся в свою комнату, где вскоре и заснул, утешая себя тем, что видел мираж.

Днём он не стал разговаривать на тему ночных событий во избежание нежелательных расспросов и решил проверить место, где привиделся странный образ. Только он приблизился к взрыхлённой земле, как прежний страх возобновился с новой силой. Энди обнаружил, что всходы растений оказались примяты. Но это мог сделать кто-то из своих. Рассмотреть ближе не удалось. Тётя Клава окликнула племянника — звонили его родители. После разговора с ними Энди слегка подзабыл о намерениях исследовать огород, потом тётя отправила его в магазин, потом по телевизору показывали интересный фильм, так и угасло любопытство подростка. Внезапная лень и усталость одолели его при возникшей вдруг мысли о странном визитёре. На следующий день после обеда и сна Энди заперся в туалете с целью сдрочнуть накопившуюся за сутки семенную жидкость. Во время мастурбации он услышал шорох и скрип, потом глухой стук. Вроде, шаги. Прекратив, подросток подождал немного. Наверное, кто-то из домашних. Хотя и не обязательно. В доме часто слышались странные звуки, особенно скрип и царапанье за мебелью. В принципе, ничего необычного здесь нет. В подвале, куда Энди заглянул один раз за всё пребывание, проходили трубы различных видов, движение воды в них сопровождалось лёгким шумом. Смена влажности, усадка и прочие физические явления нарушают тишину на протяжении всего существования какого-либо здания. Долго проживающие люди привыкают и не замечают этого, а Энди находился тут менее двух месяцев. Расслабившись, он закрыл глаза и продолжил. В любом случае, дверь заперта, и волноваться не следует...

Нечто инстинктивное подтолкнуло паренька при мысли о щеколде, но поздно.

 — Это что ж ты, негодник, тут делаешь?!

На мгновение Энди онемел. Потом нахлынула волна испуга, сердце бешено заколотилось. Подскочив с унитаза, подросток суетливо натягивал шорты, пытаясь скрыть непослушный, всё еще напряжённый член. Как такое могло случиться?! Неужели это не сон?! С трудом веря в происходящее, Энди вынужден был признать ужасное: на пороге стояла тётя Клава. Она видела всё, и отрицать свою вину бесполезно. Мысли вертелись бешено и хаотично, Энди стоял перед тётей, глядя в пол, понимая, что игра в молчанку не может длиться вечно, но произнести хоть слово он не решался, да и вообще не мог по причине отсутствия всяческих разумных объяснений и оправданий.

 — Да-а, от тебя я такого не ожидала. Вот уж преподнёс ты мне подарочек!

Клавдия развернулась и пошла в комнату. Племянник поплёлся за ней.

 — Я больше не буду, — тихо сказал Энди.

 — Конечно, не будешь! Так я и поверила! Сейчас я звоню твоим родителям, и мы будем решать, что с тобой делать.

 — Тётя Клава, пожалуйста, не надо, я, честное слово, не буду больше так делать!

 — А чем же ты раньше думал?

Молчание. Известно, чем.

 — Что молчишь? Что теперь делать? Я не могу этого так оставить! Родители знают о твоих занятиях?

 — Нет, — тихо, после паузы ответил подросток, смотря в пол.

 — Я так и поняла! Ну, и преподнесу я им известие! Нехорошо, конечно, но ничего не поделаешь, пусть берутся за тебя всерьёз!

 — Не надо, тётя Клава, пожалуйста!

 — А что с ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх