Последний автобус

Страница: 1 из 2

Полночь, словно в сказке. Время развоплощения принцев и сексуальных мачо в прыщавых жаб, карет и лимузинов в побитые жизнью «Жигули», а блистательных нарядов в замызганные лохмотья домашних халатов. Время контакта миров живых и мертвых, соприкосновения матрицы с действительностью. Опустевшее безлюдное метро встречает тусклым светом пыльных плафонов. Вот уж воистину подземное царство, где за каждой фигурной колонной таиться нечисть, где нет и следа сегодняшней теплой летней ночи. А вот и я. Бегу среди болезненных матовых отблесков, выбиваясь из сил и дрожа под тканью полупрозрачного легкого платья. Бегу так, как не бегут от смерти, так бегут только от самого Дьявола, или от собственной приевшейся жизни. Уши наполняются стуком каблуков о гранит, разлетающимся в такт сердцу. Край пустынной платформы, упирающейся в зловещую черноту безжизненного тоннеля. В глубине появляются два желтых светящихся глаза, растворяющих сумрак и разгоняющих тени на своем пути. Даже банальный поезд метрополитена кажется агрессивной голубой гусеницей, резко выныривающей из собственной норы и проглатывающей одиноких полуночных пассажиров. Да, это она: одна из последних возможностей успеть на САМЫЙ ПОСЛЕДНИЙ автобус, который вырвет меня из цепких лап большого города.

Войдя в вагон, замечаю припозднившуюся с дискотеки поросль, лет пятнадцати, мирно потягивающую пиво в уголке. Так ведь и хочется шугануть, мол: детки, ехали бы побыстрее домой, а то чувство у меня нехорошее. Сегодня не простая ночь, ох, неспроста у меня по спине мурашки бегут. Да и метро еще более безлюдно, чем обычно: люди чувствуют неладное кожей и, подгоняемые неведомой силой, торопятся домой, прижаться скорее к любимым, найти защиты в крепких и нежных объятиях. Но только не я.

Можно было остаться с НИМ, сложить голову ЕМУ на грудь, прижаться всем телом, упиваясь будоражащим запахом любимого мужчины и ощущая тепло такого близкого тела. И стало бы так хорошо и спокойно, под защитой стен, дверей и окон, под защитой ЕГО ровного дыхания, до самого утра, но нет! НЕЧТО скрипящим ревом зовет меня загород, все дальше и дальше от НЕГО, от безопасности. Я и сама не могу понять смешанных чувств. Все разумное во мне встает на дыбы, животный страх сковывает плоть, которая дрожит от предвкушения чего-то неизведанного, пугающего и завораживающего одновременно.

В противоположном углу замечаю лысоватого мужичка лет сорока. Едва прикрыв пах потертым кейсом, совершает недвусмысленные движения правой рукой. Эксгибиционист, а с виду вроде солидный мужик. Я думала подобными вещами только молодежь неопытная страдает. А у него-то, наверное, дома жена, дети. Думают, что батька на совещании задержался. Мразь эта еще на меня сальными глазками поглядывает, а я на него стараюсь не смотреть. Нет, не потому что гадость, или я такого развлечения не одобряю, просто. Просто не могу себя сдерживать при виде утех, даже такого рода. Какой бы он ни был, а все-таки мужчина. Я, конечно, понимаю: ему моя помощь, как козе пятая нога нужна. Ох, не было бы деток в дальнем углу, так и вижу..

Медленно подхожу к мужику с игривой улыбкой на губах, опускаюсь перед ним на колени, раздвинув бедра пошире. Глаза его округляются, и рука зависает в воздухе, показывая полное недоумение. Возбужденная плоть торчит из ширинки легких брюк, одетых на голое тело. Кейс, осторожно положенный рядом с ним, уже не скрывает небольшой оттопыренный член в обрамлении темных волос.

 — Мужик, позволь мне.

Я беру чуть опавший орган в правую руку и крепко сжимаю у основания, отгоняя темную кровь к самой головке. Вскоре он снова будет в полной боевой готовности. Вид вздыбленной, пусть и не очень устрашающей, плоти заставляет меня все сильнее и сильнее давить на ствол, отодвинув уже изрядно намокшие под коротким платьицем трусики второй рукой. Я чувствую, как набухают обритые губки, как сочиться горячей влагой жаждущее влагалище. Мужик, в эту минуту ты прекрасен и любим всеми женщинами мира, потому что ты любим мной. Меня возбуждает вид налившейся головки, в момент, когда я до предела отвожу крайнюю плоть. Жезл, словно из потемневшей слоновой кости, оказывается втиснут в плотное кольцо моих пальцев. Сначала плавно, а потом все быстрее, я терзаю его член нежными бархатистыми лапками. С неистовством, присущим только голодным животным, я вожу по нему рукой, то, ослабляя, то, вновь нагнетая давление. Тело закомплексованного мужчины извивается под тяжестью навалившегося удовольствия, способного раздавить невесомое сознание. В тот момент, когда он извергнет струю беловатой жидкости на свой галстук, я почувствую волну бурного оргазма, выплескивающего мне на бедра поток обжигающей вагинальной смазки. Его подрагивающий член еще не успеет опасть, как я исчезну под звуки мелодичного голоса:

 — Осторожно, двери закрываются!..

Мечты. Отдавшись собственным фантазиям, я даже не заметила, как Мужик Моей Мечты вышел, оставив после себя лишь мокрую лужицу на грязном полу. Поезд несется к окраинам Москвы, оставляя позади безлюдные центральные станции. Незадолго до конечной с веселым гоготом из вагона выбежали дети. Я осталась одна. Вагон покачивается на путях открытой ветки, раздвигая освещенными боками густую летнюю ночь. Вот и станция, от которой отходит Последний Автобус Загород.

Я выхожу на тихую платформу, и голубая гусеница оставляет меня в одиночестве, с мерным стуком уносясь неизвестно куда, в какую-то нору, где она, свернувшись клубком, проспит до утра, пока снова не выйдет на охоту, изголодавшись за ночь. За моей спиной тухнут огни закрывшейся станции. Я иду к остановке, находя заросшую тропинку через темные кусты. Хоть бы там был какой-нибудь маньяк, вдвоем все-таки не страшно. У остановки под разбитым фонарем стоит Он — главный герой моего рассказа, Последний Автобус. Его окна мягко светиться в темноте, зияя пустым салоном. Как будто ждет кого-то — меня.

За рулем приветливый пожилой человек с поседевшими усами. Ничего страшного. Можно отправляться, если по дороге никого не встретим, то до Н********** поедем вообще без остановок. А там каких-то двести метров от поворота, и я за прочными стенами загородного дома, где меня ждет приятная компания и большой белый кот — хозяин замка.

Нет ничего зловещего в этом транспорте: обыкновенный длинный бело-зеленый Икарус-гармошка. По привычке встаю к большому заднему окну, опираясь о горизонтальный поручень. Автобус тихонько трогается, словно боится спугнуть или потревожить кого-то. Тусклый свет, пробивающийся через запыленные стекла, выхватывает из темноты нечеткие силуэты придорожных кустов. Никого больше нет: только тьма, неприятно желтовато-бледный свет и я. Из-под колес выпрыгивают редкие белые полоски шоссе, исчезая одна за другой в сгущающихся за стеклом сумерках.

Неожиданно автобус качнуло, лампочка надо мной начала неприятно помаргивать. Легкая ткань светлого платья взметнулась в сторону. Ничего, просто сквозняк. Свет застыл в воздухе, деревья перестали мелькать перед глазами, время остановлено властной авторитарной рукой. Я ощущаю вибрацию пола, и огромная тень ложиться на стекло. Я ловлю на своей спине и шее горячее дыхание преисподней, наполненное угольной пылью и серой. Нет, это не припозднившийся шахтер, мы ведь нигде не останавливались. Тень приближается, заставляя пол вздыматься от грузных уверенных шагов. Мои сознание и плоть сковываются страхом неотвратимого. Только не оборачиваться, взгляд его темных глаз смертелен! Всем естеством я улавливаю недвусмысленные сигналы демонического существа. Он останавливается в нескольких сантиметрах от меня, обдавая жаром разгоряченной плоти. Огромные когтистые лапы в черной чешуе тяжело опускаются мне на плечи, почти бережно сжимая их до появления первой струйки крови, стекающей по оцарапанной металлическим когтем шее. В стекле я вижу, как косматая звериная голова в страстном оскале припадает к побледневшей коже, с упоением слизывая раздвоенным языком багровую жидкость. В ту же секунду ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх