Сказка о мудром зодчем Алишере, коварном Ринате, луноликой красавице Лайло и справедливом Адыл-бае

Страница: 1 из 3

Стройка. Сколько проблем решаемых и не решаемых, рост цен, человеческий фактор, бракованные стройматериалы, капризный заказчик это лишь часть тяжелого груза, лежащего на широких плечах прораба. Школу выживания я прошёл в армии, затем работал обычным рабочим на стройке, хоть и закончил строительный, спал с другими рабочими прямо на стройплощадке. Со временем оброс связями и деньгами. Теперь у меня два дома, машина, красавица жена и... строящаяся вилла ташкентского банкира по французскому проекту в Самаркандском вилояте. Итак, необходимо руками и спинами узбекских парней, из местных стройматериалов построить маленькую Ниццу в пригороде Самарканда. Зато, когда я сдам объект заказчику, считай, что я обеспечил себя и свою семью на долгие годы. Ребята, которых я нанимаю — настоящие гладиаторы: высокие, статные недавно отслужившие, я им хорошо плачу, отлично кормлю, работают они от души. Мой помощник Ринат, бывший прапорщик, разработал свою методику их отбора. После недельного испытательного срока, Ринат устраивает новенькому медосмотр в бане. Новичок раздевается, и Ринат досконально осматривает его. Парень должен послушно исполнять команды, максимально надрочить свой член, иногда Ринат заставляет его встать раком, раздвинуть ягодицы и засовывает ему в анус палец. Меня такие осмотры не прикалывают, но Ринат считает, что если парень не может надрочить до 18 см, или узкоплечий, или нет баков и усов, либо стеснительный, либо не служил в армии, он — плохой работник. До сих пор Ринат не ошибался. Несчастных случаев у меня не было, парни вкалывают как ишаки и не болеют.

Прошла самая тяжелая неделя, и большая часть строительства осталась позади. По такому случаю, мы с Ринатом пошли в баню: отметить, отдохнуть, вспомнить сослуживцев и обсудить наши дела. Напарившись, накупавшись, мы сели в предбаннике друг напротив друга. Как всегда он попросил прибавки к жалованию, притом высказал и необычную просьбу, уволить рабочего по имени Адыл. Адыл, 22-х летний таджик, стал отлынивать от работы и плохо слушается.

 — Ты же сам его выбрал три месяца назад и уверял меня, что такого жеребца у нас еще не было! Сколько сантиметров?

 — 21!

 — Рост, дурак!

 — 184.

 — Почти как я!

 — Вы 185 и у вас 22, вообще, чем мужественнее у человека вид, тем он пригоднее для работы.

 — Видишь, твоя теория дала сбой!

 — Неблагодарная свинья, этот Адыл!

 — Почему ты не женишься, Ринат, я же тебе дал возможность сколотить капиталец?

 — Женюсь, как только закончим дворец, увольте ублюдка, хозяин.

 — Но сначала тебе сделаю медосмотр... встань у двери! Так, теперь, дрочи. Сколько сантиметров? 19? Что-то не похоже. Рост, какой? 170? Кого из вас увольнять? Ладно, шутка, будь другом, сделай мне массаж!

Ринат энергично массировал мне спину, плечи, ягодицы, ноги, затем я перевернулся и он принялся за плечи и грудь. Я почему-то возбудился как слон, его кутак тоже встал.

 — Послушай, дорогой, ты случайно не портишь моих парней на стройке, по ночам, это тебе не армейская казарма!?

 — Что вы, хозяин, вокруг столько красивых баб!

Что правда, то правда, бабы слетались на Ринатика как пчелы на мед. Его красота была в утонченной мужественности: тонкие усики, длинные ресницы, фигура гимнаста, военная выправка, жаль только росточек — 170.

 — А если я сейчас прикажу тебе взять в рот, возьмешь?

 — Нет, хозяин, я не педик, но я подрочу вам, если прикажете.

 — Дрочи!

Ринат нерешительно дотронулся до напряженного ствола и тут же отдернул руку обратно.

 — Ладно, я пошутил, отдыхай!

***

Я вошел в спальню чужого дворца, там ждала меня моя Лайло. Я стремительно распахнул халат, под которым томился мой красавец, обнял ее, прижал к своей волосатой груди, уперся членом в ее живот.

 — Алишер-ака хочет начать сразу, даже не приласкав свою голубку?

Лайло — шикарная женщина, жгучая брюнетка с широко посаженными карими глазами. Она родила мне дочь и двух сыновей, сохранила свою грацию и гибкость пантеры. На ее теле нет ни одной растяжки, ее грудь так же упруга, как и семь лет назад. Я рассмеялся и нежно поцеловал ее. Мой елдак, все 22 см, в томительном ожидании ткнулся в ее грудь.

 — Ого, удовлетворить вашу страсть по силам ли бедной и несчастной Лайло?

 — Почему бедной, и почему несчастной?

 — Потому, что брат ваш, Джурабек-ака, дает своей Саидке по 20 долларов в месяц на женские мелочи, а мне мой господин только восемь тысяч сум! А Саидка, бесстыжая, родила ему дочь с серыми глазами. В нашей семье не было сероглазых! Я окончила 4 класса русской школы и учительница, Тумара Ванна, говорила нам: «Смотрите, девочки, от сероглазых родителей могут родиться кареглазые дети, а наоборот не бывает! Я, вот хоть и изменяла моему Ваське, но дети все от него, они кареглазые, а мы с серыми глазами!»

 — Сокровище мое, Когда мы закончим эту стройку, я буду давать...

 — Я уже 7 лет слышу, когда закончим, когда закончим!... Любимый, позволь мне истратить 50 долларов на новое платье из блесток?! Когда я пойду в гости к бесстыжей, все женщины увидят, что мой господин самый добрый, самый щедрый, самый... мужественный из мужчин!

Лайло многозначительно посмотрела на мой елдак, страстно обняла меня, взяла его в руку и начала нежно гладить и целовать. Мой жеребец почувствовал нежное томление. Любовь такой женщины стоит всех долларов, собранных в ташкентских банках!

 — К тому же, мой господин, я узнала «интересное» о нашем бесценном татарине, да будет имя его изглажено из книги жизни навеки.

 — Что ты хочешь этим сказать?

 — После, вначале любовь, мой повелитель!

 — Нет, сейчас!

 — 50 Долларов и... колечко.

 — 30!

 — 45! (нежно гладит своими пальчиками, смазанными в розовом масле головку и нежно пощипывает уздечку, я готов от возбуждения сдаться, но...)

 — 30 и колечко!

 — 40!!! (берет губами).

 — Ладно, рассказывай!

 — Сначала любовь.

***

 — Теперь мой муж и повелитель, не хотите ли узнать о подлом татарине?

 — Не хочу; хочу, чтоб ты уснула, Лайло.

 — Он обманывает вас и, кроме того, ведет себя неприлично. Когда три дня назад, приходила ваша племянница Шахноза поглядеть на стройку, этот неистовый залез на крышу в разодранных штанах и трогал себя за...

 — Сама виновата, женщина должна знать, куда ей можно ходить.

 — Но Шахноза очень хочет замуж!

 — Женщина, спокойной ночи!

 — Мой братишка Бахтияр видел, как татарин вчера поссорился с рабочим.

 — С каким?

 — Он высокий, коротко стриженный, кажется, понимает фарси.

 — Адыл?

 — Мне ли господин мой, порядочной женщине, знать по именам этих обормотов, готовых на удовлетворение своей злой похоти самыми погаными способами? Я же не Саидка, родившая мужу от русского раба?

 — О чем ты говоришь?

 — О том, что брат ваш Джурабек-ака, кроме Саидки и двух любовниц, русской и кореянки, в безумии своем связался с сыном бывшего зама первого секретаря и разрешил ему жить в доме!

 — Это же Никита, он уезжал в Россию, потом вернулся, промотал отцовские деньги. Джурабек взял его шофером за жратву и теплый угол в кладовке, во дворе. Никиту знает половина моих рабочих, когда у них перекур, они хохочут, вспоминая о том, как он им...

 — Не продолжайте, мне противно... Брат ваш пригрел змея, ради минутной похоти.

 — Лайло,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх