Психоанализ

Страница: 2 из 7

мозги.

 — Прекрасно, начинай сосать.

Надеюсь, она не уссытся прямо посреди нирваны, подумал Виктор. Сосуд с раствором быстро опустел. Виктор нажал на кнопку. На экране замелькало изображение, на другом экране поменьше пошла осциллограмма ее мозга. Виктор набрал пару команд в консоли, и через экран понеслись тщательно отобранные порнографические фрагменты с головокружительной скоростью. Мозговые волны тут же перешли в альфа-область. Ничего реакция, подумал Виктор и слегка изменил настройки программы.

 — Говори со мной, — произнес он в микрофон.

Наташа что-то промычала в ответ. Процедура обещала затянуться на неопределенное время.

Примерно через час Наташины мозги достигли нужной Виктору кондиции. Виктор понизил частоту фреймов до одного в секунду и произнес в микрофон:

 — Тебе сейчас 14 лет.

Наташа ничего не ответила, однако ее мозговые импульсы явно изменили свою мозаику. Ага, подумал Виктор, и повторил:

 — Тебе 14 лет. Ты лежишь в своей постели. За окном темно. Тебе 14 лет. Что ты видишь?

Частота мозговых волн достигла 13-ти Герц. Что произошло в 14 лет, если твои синапсы устраивают ядерную войну при одном лишь упоминании? Виктору пришло в голову, что в таком состоянии она не сможет произнести ни слова, и вколол ей легкое успокоительное.

 — Тебе 14 лет. Тебе 14 лет. Тебе 14 лет. Говори со мной.

 — Мне 14 лет... Я лежу в своей постели, с розовым одеялом... Мой плюшевый мишка, такой серый... Розовый... Нет, серый... Клубничный ликер, сладкий-пресладкий, от него так кружится голова, и розовый... Как закат... Нет ничего прекраснее заката... Родители переговариваются в соседней комнате... Троллейбус везет меня в лес... Нет ничего прекраснее леса, поздно вечером, когда виден закат, и розовый ликер, и большой папин член... Нет ничего прекраснее... Деревья такие добрые... И закат улыбается мне... Папин член двигается, все быстрее и быстрее... О Боже, какое прекрасное чувство... Трахай меня, папа! Трахни меня сильнее! Еще! Трахай меня, я так хочу тебя! Я хочу слиться с тобой, раствориться в тебе! Стать озером, и говорить с деревьями! Хочу трахать тебя вечно, сосать твой член, купаться в твоей сперме, хочу, чтобы все видели, как ты вонзаешь в меня свой прекрасный огромный член! Я твоя навечно!!

Виктор вколол Наташе очередную дозу успокоительного, проверил ее пульс и обессилено плюхнулся на стул. Такая реакция не встречалась ему еще ни разу. Интересно, она действительно спала с отцом, или это лишь ее фантазии? Как бы то ни было, это была ее примерная фантазия, и потому это не имеет абсолютно никакого значения, происходило это в действительности или нет. Если это было правдой, Наташа обязана была ему рассказать. Может, она стеснялась? Недооценила опасность? Впрочем, даже если это была лишь фантазия или сон, она обязана была все ему рассказать. Да какая, к черту разница... Еще ни разу Виктор не слышал, чтобы человек так кричал во время сеанса. Виктор серьезно задумался. Педофилия и инцест были абсолютными табу, особенно в Германии. Получить материал для исследований в этой области считалось невозможным: какой педофил или какая жертва инцеста добровольно сознается в этом? Несмотря на это, Виктор успел разработать достаточно объемную базу данных по этим темам. Однако Наташа, судя по всему, была отдельным случаем.

Пункт а) ее либидо было огромно. Настолько, что Наташа с трудом могла сопротивляться его порывам.

Пункт б): в принципе, ничего не запрещает получать удовольствие от секса с собственным отцом, однако до сих пор ничего подобного Виктору не встречалось. Обычно жертвы инцеста воспринимают секс с отцом как изнасилование, и самый ужасный момент в жизни. Как правило, степень травматизации пропорциональна возрастной разнице партнеров по инцесту. Технология регрессивного гипноза долгое время доказывала свою абсолютную безошибочность, поэтому Виктор не сомневался, что Наташа переживала заново реальные события, а не придуманные.

Пункт в): в том, что жертва инцеста становится педофилом, нет ничего удивительного. Однако Виктор точно знал, что подобная реакция основана исключительно на потребности мести, комплексах неполноценности, суицидных порывах и депрессиях. Ничего подобного у Наташи на протяжении всех этих лет не наблюдалось. Она была абсолютно нормальная, психически здоровая женщина.

Много лет назад Виктор выдвинул тезу, что любой человек имеет в себе «первоисточник зла» — потенциал для того, чтобы стать потенциальным сексуальным преступником. Единственное, что сдерживает человека от исполнения его подсознательных фантазий — это его сверх-я, выработанное средой и воспитанием. Его тезу можно было рассматривать как прямое следствие из теорий Фрейда, однако коллеги не уделили ей особого внимания. Человек с моральными принципами никогда не признает, что может самопроизвольно превратиться в монстра, и поэтому всегда ищет причину, прежде всего, в окружающей среде, и психологам не остается ничего, как следовать требованиям политики. Если бы Виктору удалось доказать это на практике, он смог бы утереть нос своим высокомерным коллегам, и тогда ОН стал бы решать, чье мнение заслуживает внимания. От этой мысли у Виктора сразу поднялось настроение.

«Может быть, Наташа — это и есть тот шанс, который я жду всю свою сознательную жизнь... Если бы я не знал лучше, то наверно подумал бы, что Бог действительно существует».

Виктор посмотрел на подписанный Наташей формуляр на разрешение проведения эксперимента. ЛСД Виктор получил исключительно по лицензии, и в прошлом году было доказано, что ЛСД не вызывает повреждений мозга, поэтому Виктор не особо опасался, что прокуратура будет способна повесить на него обвинение. Впрочем, с местной системой законодательства все возможно, поэтому нужно быть предельно осторожным... Если ему удастся сделать из Наташи, скажем, серийного убийцу, это было бы прямым доказательством теории «первоисточника зла»! Виктор стал бы достойной частью истории, получил бы приглашение от ведущих университетов мира, его книги стали бы бестселлером... Он смог бы работать с настоящими учеными, Учеными с большой буквы, а не с этими подстилками Свободной Земли Бавария... Итак... Только спокойно... Нужно действовать быстро, ее флешбек подходит к концу... В этой фазе человек обычно полностью деконцентрирован, никакая 3Д-графика тут не поможет... Как же можно сконцентрировать ее внимание на том, что мне нужно? И что мне собственно нужно? Если я совершу ошибку, последствия будут непредсказуемыми... Нужно локализировать ее первоисточник, и убить ту часть Сверх-Я, которая ее блокирует...

НЕТ!!! Виктора внезапно озарило. Есть способ поднять концентрацию внимания на первоисточнике зла! Если первоисточник привязан к ее непомерному либидо, то достаточно лишь увеличить либидо до размеров, когда оно станет больше своего вечного врага Сверх-Я, этого недоразвитого продукта морали современного тупоголового стада под названием общество, навеки выжженного в человеческих мозгах. Виктор был уверен в успехе, так как уже наблюдал подобный случай в самом начале своей карьеры. Тогда совершенно нормальная женщина, секретарша в престижном адвокатском бюро, ни с того ни с сего превратилась в зоофила — начала трахать коней. Виктор много размышлял над этим случаем, и теперь он был совершенно уверен, что что-либо подобное удастся воспроизвести на Наташе. Сейчас монитор показывал умеренные дельта-волны, значит, Наташа находилась в близком ко сну состоянии. Во сне, как известно, Сверх-Я не имеет власти над психикой. Значит, все что сейчас необходимо — это небольшая доза эфедрина, правильная визуальная и акустическая программа — и Наташа проснется совершенно новым человеком.

Виктор сделал ей укол, перезагрузил программу, убедился, что ее глаза по-прежнему открыты, и поскольку на обратную связь рассчитывать уже не приходилось, улегся ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх