Психоанализ

Страница: 4 из 7

греха в истории после распятия Христа. Дом был окружен высокими соснами, внизу находилось небольшое озеро. С чердака открывался потрясающий вид на многие километры Шварцвальдовского леса.

Было уже поздно, и Наташа решила разжечь камин. Сидя перед потрескивающим пламенем, в купальнике и легкой юбке, Наташа непринужденно болтала с сыном о том и о сем, о школе, его друзьях и подругах. Казалось, за этот вечер они рассказали друг другу больше, чем за последние 16 лет. Наташа смотрела на пляшущее пламя и думала, что именно так хотела бы прожить остаток своей жизни, наедине с самым любимым человеком, вдалеке от всего остального мира. Наконец глаза начали слипаться от усталости, и они пошли спать.

На следующий день они пошли купаться. Вода была несколько прохладной, но зато кристально чистой. Они плескались как дети и устраивали заплывы. Смотря на Мишино юное тело, Наташа возбуждалась все сильнее и сильнее. Наконец, она решила, что пришло время действовать.

Перед тем, как отправиться обратно в особняк, они решили перекусить. Чтобы охладить пиво, они закопали его в мокрый песок на берегу. Наташа настояла на том, чтобы самой сходить за бутылками. Захватив с собой открывалку и капсулу со стертой в порошок таблеткой муши, она раскопала две бутылки, открыла их и всыпала немного порошка в одну из них. Затем, подумав немного, она подсыпала немного и в другую.

Немного поужинав, они отправились обратно. Наташа овила сына рукой вокруг бедра, слегка прижала его к себе и снова начала расспрашивать про его подруг.

 — Скажи, а тебе нравится какая-нибудь девочка?

 — Ну, да...

 — Я ее знаю?

 — Не знаю... Это Лена Пономаренко, с моего класса.

 — Расскажи мне что-нибудь о ней. Она красивая?

 — Да...

 — У тебя с ней что-то было? Только честно!

 — Не, ничего не было...

 — Ты вообще когда-нибудь целовался?

 — Нет...

От всех этих разговоров, близости Наташиного тела и постепенно нарастающего действия лекарства Мишин член стал понемногу подниматься. Парень немного покраснел и слегка сгорбился, чтоб хоть как-то это скрыть

 — Ты еще ни разу не целовал девочку? Миша, тебе же 16 лет! Тебе пора давно уже набирать сексуальный опыт!

Действие алкоголя и наркотика перемешивались в Мишином мозгу со странным чувством — делиться такими интимными подробностями с собственной матерью. «боже, до чего же мне хочется ее оттрахать» — подумал он.

 — Знаешь, мы ведь ни разу серьезно не говорили о сексе и о девочках. Как только мы придем домой, мы поговорим на эту тему. Ты серьезно никогда не целовался? Знаешь что? Мне придется научить тебя целовать девушку, иначе ты просто опозоришься, когда будешь целовать свою Лену.

 — Да? А как?

 — Поцелуй меня.

Миша в буквальном смысле слова офигел. Все его возбуждение внезапно куда-то испарилось и уступило место страху.

 — Ну да ладно, чего ты стесняешься, мне когда 13 было, я целовалась со своими подружками, чтобы потом не оплошать. Просто представь, что я твоя девушка.

Последнюю фразу Наташа сказала таким тоном, что никто не устоял бы перед ней. И уж тем более не пубертирующий 16-тилетний ребенок, напичканный возбуждающими средствами.

 — Давай, иди ко мне. Обними меня. Да не бойся ты, свою девушку ты тоже будешь так обнимать? Прижми меня к себе.

Миша почувствовал плотно прижатые к нему груди своей матери и возбудился не на шутку. Его член стал твердым как камень и теперь плотно прижимался к Наташиному лобку. Мысль о том, что их половые органы разделяются двумя полосками ткани и парой сантиметров расстояния, возбудила его еще больше.

 — Умница моя. А теперь целуй меня.

Миша неуверенно прижал свои губы к красивым, чувственным Наташиным губкам. Наташе хотелось всунуть свой язык Мише прямо в желудок, однако ей хотелось, чтобы активным был именно Миша — это возбуждало ее куда больше.

 — Ты не целуешь меня, а просто прижимаешь ко мне губы. Как маленький ребенок прямо. — Наташе явно доставляло удовольствие издеваться над нелепыми потугами ее сына. — Возьми своими губами мою губу... Продолжай... умница моя... теперь всунь язык мне в рот...

Миша все больше входил во вкус происходящего. Он прислонил рукой Наташину голову еще ближе к себе и принялся облизывать языком и обхватывать губами все, что только попадалось ему в Наташином рту. Наташа замурлыкала от удовольствия и закинула ногу за Мишино бедро. Ее влагалище истекало смазкой, и постепенно ей захотелось большего.

 — Ну, все, прекрати, достаточно для первого раза. Ну, как, хорошая из меня подружка? Пойдем, до дому уже совсем недалеко осталось.

Миша все еще не подозревал, что его мама просто хочет его трахнуть, однако думать ни о чем другом он уже не мог. От преждевременной разрядки его спасал только тот факт, что с утра он успел вдоволь помастурбировать. Наконец они добрались до дома.

 — Я тебе обещала рассказать про секс, не так ли? — обворожительно произнесла Наташа и вставила диск с порнухой в DVD-плейер. На экране появились мужчины и женщины, довольно жестоко толкающие друг в друга огромные пенисы и другие предметы.

 — Садись на кровать. По — моему, плавки тебе мешают, можешь их снять. — Плавки тут же слетели с Мишиного тела. — Теперь поцелуй меня еще раз, но только интенсивнее, как настоящий любовник.

Миша с силой прижал к себе мать и принялся что есть сил лизаться с ней. Наташа тоже принялась работать языком изо всех сил. Со стороны это выглядело так, как будто они участвовали в каком-то японском соревновании по поеданию мороженного на время.

 — Так... Теперь целуй мне шейку... Интенсивнее... Ты ведь любишь меня?

 — Да!

 — Раз любишь, целуй сильнее... Спускайся ниже... Сними лифчик... Да сорви его просто! Целуй мою грудь... Мои соски...

Миша облизывал Наташину грудь с такой интенсивностью, что она покраснела. Наташа была в полном экстазе. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы ее сын разразился спермой в ее влагалище. Однако она медлила, надеясь возбудиться еще больше.

 — Спускайся еще ниже... Да... О, Да... тебе нравится мой животик? Сними с меня трусики...

Миша стянул с Наташи нижнюю часть ее купальника и тут же бросился ртом к ее влагалищу, как голодный пес на колбасу.

 — О, да! Целуй мои ножки! Теперь писю! Ты должен целовать ее губки еще сильнее, чем мои!

Наташа буквально вдавила голову своего сына в свой половой орган. Ее руки елозили по Мишиным волосам, и их давление становилось все больше и больше. Наташа расставила ноги шире.

 — Раздвинь губки пальцами, только осторожно...

Миша, тем не менее, старался изо всех сил удовлетворить свою мамашу. Мысль о том, что он лижет ей пизду, доводила его до самой вершины возбуждения.

 — Да! Да! А! А! А-А-А-А-А!

Наташа кричала изо всех сил. Ее оргазм продолжался более пяти минут. Такого она не испытывала ни разу в своей жизни.

Виктор напряженно смотрел на экран. В то, что на нем происходило, было трудно поверить. Через несколько минут этот маленький ублюдок вставит член в свою мамашу, и тогда Наташа станет уголовно наказуемой (по неизвестной ему причине инцестом в Германии считался только вагинальный секс), и Виктор получит дополнительное средство для давления на свою жертву.

Виктор не ошибся. Наташа явно не собиралась останавливаться на достигнутом. Ее влагалище было налито кровью и так возбуждено, что казалось одно прикосновение к нему могло вызвать целый каскад оргазмов.

 — Да... Теперь иди ко мне... Влазь на меня...

Наташа к тому времени была вся красная и мокрая. Она вставила ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх