Психоанализ

Страница: 5 из 7

Мишин член в свое лоно, крепко обхватила его талию ногами, нежно укусила его за ухо и прошептала:

 — Давай, трахай меня... Трахай так, насколько сил хватает.

Миша принялся исполнять тазом поступательные движения, набирая все больше скорости. Через три минуты он и его мать кончили почти одновременно, громко охая и судорожно цепляясь друг в друга. Спермы было столько, что ее хватило бы, по меньшей мере, на четыре похода в сперма-банк. Нежно прижавшись друг к другу, Наташа и Миша еще долго целовались и ласкали друг друга, пока, наконец, не провалились в сон.

Проснувшись на следующий день в объятиях сына, Наташа разбудила его поцелуями и нежным покусыванием мочки его уха. Миша проснулся. Близость женского тела и осознание событий вчерашнего дня возбудили его, и его член начал наливаться кровью, вызывая при этом некоторые болевые ощущения.

 — Как насчет порции утреннего секса? — проворковала Наташа и начала поглаживать его член.

Мишин половой орган стал твердым как дерево и больше не болел. Наташа взобралась на сына и принялась покрывать поцелуями его лицо. Затем она села на его член, погладила его по лицу, заодно позволив Мише основательно обсосать ее пальцы, и принялась ритмично поднимать и опускать свою талию. Скоро ее движения ускорились и стали эллиптическими. Эти эллиптические движения заставляли Мишин член двигаться вверх и вниз, как рычаг водяного насоса, доставляя Мише чрезвычайно много удовольствия. Настолько много, что его ягодицы рефлекторно сжались, и его таз немного приподнялся вверх. Наконец Миша основательно разрядился во влагалище своей матери. Наташа слезла с него с довольной улыбкой и с удовольствием потянулась, прогнув при этом спину. Миша, к тому времени успевший потерять остатки стеснительности, нежно погладил ее голое тело. Наташа очаровательно улыбнулась, поцеловала его и спросила:

 — Сможешь выдавить из себя еще немного?

Мишин член ответил ему уже знакомой болью, которая стала чем-то похожей на боль перетренированного мускула, и немного встал, однако для секса был все еще недостаточно твердым.

 — Ничего, — сказала Наташа, — тогда я тебе сделаю минет.

Она принялась поглаживать его член и целовать его ноги. Затем она высунула язык и подвела его к Мишиному языку, с удовольствием наблюдая его нетерпение. Затем она умело обхватила его губами, щекоча головку языком. Почувствовав это, Миша застонал, и его член снова стал твердым, несмотря на то, что всего три минуты назад он уже выпустил все свое содержимое. Наташа умело надрачивала его и интенсивно лизала, иногда хватая губами его мошонку. В порыве страсти она слегка зажала его между зубами. Этого хватило, чтобы довести Мишу до нового оргазма. Спермы в этот раз вышло совсем немного, и Наташа с удовольствием размазала ее по своей груди.

Казалось, все их существование превратилось в один гигантский половой акт. За завтраком Миша брал шоколадную конфету, проводил ею по обнаженному стонущему телу его матери, окунал мокрое Наташино влагалище, вел ею обратно и клал ее Наташе в рот. Наташа, вместо того, чтобы, наконец, использовать конфету по ее назначению, зажимала ее между зубами и показывала ее Мише, широко при этом улыбаясь. Миша, который хоть и не отличался особым интеллектом, но, тем не менее, прекрасно понимал намеки, тут же бросался целовать свою мамочку и получал, таким образом, свою половину конфеты. Следующую конфету ему приходилось уже выуживать из ее влагалища.

После завтрака Наташа уселась на стол, широко раздвинула ноги и продолжала обучение.

 — Вот это — большие половые губы. Помнишь, что я тебе про них говорила?

 — Да, что их надо целовать так же сильно, как и нормальные.

 — Не нормальные, а верхние. Что в них ненормального? — продолжала Наташа, игриво улыбаясь. — Это — малые половые губы, они очень чувствительны, поэтому с ними надо быть осторожным. А это называется клитор. Его нужно массировать, вот так, — и Наташа показала, как. — Тебе надо чувствовать, насколько возбуждена твоя любимая, и чем больше она возбуждена, тем больше усилий прикладывать.

Через полчаса Мишу можно было смело называть специалистом по женской мастурбации. После этого они пошли купаться. Возбудившись от воды, природы и свежего воздуха, Наташа схватила проплывающего мимо сына, жарко поцеловала его и закинула правую ногу за него. Миша, не теряя времени, всунул в нее член и оттрахал ее, стоя по грудь в воде и продолжая облизывать ее язык и губы.

Вечером они поехали в город, находящийся в 15 километрах от дачи. Погуляв по нему немного, они пошли на дискотеку. Наташа внезапно поняла, что ее возбуждают непонимающие взгляды проходивших ранее по улице людей, видящих очень молодого подростка, лапающего сорокалетнюю женщину, и принялась интенсивно целоваться с сыном, прижимая к себе его зад обеими руками. При нормальных обстоятельствах Миша скорее пошел бы добровольно воевать в Чечню, чем поцеловать взасос собственную мать на глазах у сверстников, однако сейчас он чувствовал себя как самый счастливый в мире человек, не понимая, как могут остальные добровольно отказываться от такого наслаждения. Казалось, в жизни существовало две вещи — секс с мамой и все остальное, не достойное внимания. Поскольку Наташа была все еще очень привлекательной женщиной, подростки вокруг принялись громко аплодировать.

На следующий день Наташа опустошила кишечник с помощью клизмы и принялась учить сына искусству анального секса. Поскольку мужу она этого никогда не позволяла, ее анальное отверстие подлежало разработке. Она лежала животом на подушке, широко расставив ноги и раздвинув руками ягодицы. Миша влил ей в отверстие немного шампуня и стал осторожно просовывать туда палец. Палец свободно входил в Наташу, оставляя после себя странное ощущение. Затем Миша попробовал двумя, это уже было несколько болезненно. Когда Наташа решила, что ее красивая попа достаточно подготовлена, она приказала Мише войти в нее. Миша прислонил головку к ее отверстию и принялся проталкивать в нее свой эрегированный член. Наконец, его член погрузился. Наташе стало немного неудобно, и она с трудом вытащила из-под себя подушку. Мише при этом пришлось лечь на нее полностью. Его член вызывал в Наташе странную смесь боли и удовольствия. Миша начал осторожно двигать член вверх-вниз. Мысль о том, что ее собственный сын трахает ее в жопу, возбуждала Наташу до предела, и ее влагалище тут же начало испускать обильные соки. В этот раз секс был очень долгим, он продлился не менее часа. Под конец Миша проталкивал член с силой, уже не думая об осторожности, стараясь с каждым разом вогнать его все глубже, облизывая при этом Наташино лицо и плечи и лаская ее руки. Наташа млела, ей казалось, что время застыло и превратилось в один нескончаемый оргазм. Ее мокрая от выделений рука теребила разбухшие половые губы. Наконец, Миша, который уже 10 минут находился в предоргазменном состоянии, вогнал член несколько раз посильнее и кончил прямо ей в задницу, не вынимая члена.

«Я конечно не разбираюсь», — подумал Виктор, сидящий в очках перед экраном, — «но для первого анального опыта это — хороший результат».

В таком духе прошла неделя. Наташа посадила сына на виагру и занималась с ним сексом 3—4 раза в день. Вечером они ездили на ту же дискотеку, где их все уже знали. Наташа не одевала трусиков под юбку, и один раз Миша умудрился ее трахнуть прямо на танцполе. Хозяин заведения был в шоке, однако полиция маленького городишки еще ни разу не посетила дискотеку, поэтому он решил оставить все как есть и не рисковать клиентами. Девушки и парни охотно знакомились с ними, и одна из них даже предложила заняться сексом втроем.

 — Смотри, какая красивая. Хочешь ее? — спросила Наташа сына, даже не думая о том, что ей было от силы 14 лет.

Миша согласился, и они тут же уехали домой. Они выпили по рюмке ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх